Те, кто превратил правосудие в продажную девку, неизбежно окажутся в тюрьме

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Владимир Соловьев: "В стране действует устойчивая преступная группировка, в которую входят высокопоставленные чиновники силовых ведомств, администрации президента, судьи"

Оригинал этого материала
© Treli.ru, origindate::18.03.2008

Те, кто превратил правосудие в продажную девку, неизбежно окажутся в тюрьме

Владимир Соловьев

После публикации моей статьи «Люди, которые игнорируют Путина», после того, как мне позвонил Александр Лебедев и подтвердил мои выводы, очень многие люди обращались ко мне: «Как ты прав! Но как же ты не боишься!?». Понимаете, я не боюсь, потому что говорю правду. И почему правду нужно замалчивать?

Например, как можно молчать, когда 15 марта 10-й апелляционный суд, в народе «Десятка», согласился, что Домодедовский аэровокзал, построенный за последние 8 лет, надо отнять - национализировать. С одной стороны, казалось бы, это спор хозяйствующих субъектов, надо от него держаться в стороне. Но здесь совсем другая ситуация, потому что, с одной стороны, хозяйствующий субъект, а с другой - государство со всей своей беспощадной и не очень-то прозрачной машиной. И за спинами рейдерствующих чиновников всегда маячат тени очень заинтересованных хозяйствующих субъектов.

Меня очень волнует тема коррупции и государственное рейдерство как основное проявление этой самой коррупции. Я не раз уже говорил, что мы живем в матрице. Чиновники придумали для себя совершенно иную реальность, чем та, которую они предлагают нам. Для нас депутаты пишут одни законы, но чиновники живут совершенно по иным. Согласитесь, только в матрице возможно, чтобы чиновник миграционного ведомства руководил судами.

Вот как они корёжат всю правовую систему. Простейший пример: когда судья рассматривает дело, он всегда ориентируется на решения, которые ранее принимались по подобным делам, так называемые прецеденты. А теперь представьте, что судебные решения принимаются на заказ, или по звонку, или по просьбе, или за деньги, за медальку, за звание, за лампасики; одно решение, второе, третье, и формируются судебные прецеденты, и они начинают действовать уже сами по себе, и влияют на все последующие решения. И это, если угодно, не просто побочные эффекты заказного судилища, а это изначальная раковая опухоль в судебной системе, которая изменяет всю правоприменительную практику. Решая заказные дела, такие судьи уродуют всю последующую практику. Знаете, как из заболевшего дерева все ветки растут корявыми, так влияют и эти решения.

Не так много времени пройдет, и в стране будут действовать особые правила, принятые по понятиям, по звоночку, за медальку. Ведь мало написать хороший закон. Любой закон работает так, как его применяют. Так, как его преломляет судья. С трибуны говорится про единство судебной практики. Антон Иванов вносит законопроекты, многократно об этом говорит, борется. А матрица творит свое, параллельное законодательство, которое состоит из массы неправосудных, заказных решений, и эта масса нарастает, как снежный ком. И с какого-то момента уже становится правилом, а не исключением. Пожалуйста, пример с Домодедовским делом. Я не говорю сейчас, чей будет аэропорт, но дело-то очень заметное, поэтому им заинтересовались в Wall Street Journal и многих других западных изданиях. Но я уверен, что в ближайшее время в судах на него будут ссылаться и по другим спорам.

У юристов всегда считалось, что нельзя отобрать то, чего нет, должен быть предмет спора. Вот старого вокзала нет. Мы это видим своими глазами. Более того, в реестре недвижимости его тоже нет. А суд говорит: плевать, все равно отбираем! И только со стороны может показаться, что это абсурд. На самом деле, это жесткая схема. План такой: получить хоть какое-то решение, чтобы в нем были слова: «изъять в государственную собственность», как предлог. А потом пишут в Росимущество: мы с помощью Арбитражного суда по этому решению заберем весь Аэровокзальный комплекс, построенный частной компанией на свои и привлеченные средства. Это письменный документ! Юристу на заметку. Но как теперь говорится, что президент заявил - "срок давности 3 года". Иногда 3, но если надо, то и все 8! А если очень понадобится, то, наверно, до бесконечности.

Вообще, я считаю, очень важно называть конкретные фамилии. Я хочу, чтобы вы знали героев в лицо! Один из них: Абсалямов Артур Винерович, председатель «Десятки». Когда Абсалямов только метил в председатели Федерального Арбитражного Суда Уральского округа, про него появлялись статьи с такими характеристиками: сверхосторожный, маниакально въедливый, принуждает по 10 раз перепроверять одни и те же факты. Но от этого "недостатка" Артур Винерович избавился, перебравшись в Москву. Например, по Домодедово: забрали имущество оптом, такое ощущение, что даже список никто до конца не дочитал. Руки тряслись, ходуном ходили. Говорит: «Такие люди звонили! Такие люди! Извините, но заставили! Такие люди звонили!». Герман Греф в свое время сказал про Домодедово - "сделки были с хитрецой", дословно выражаясь. Но для государства важно, что они не попилили объекты, не сбежали за границу, а сделали из него конфетку всем на пользу.

А то, что Каланда с Абсалямовым стали почти неразлучны накануне судебного заседания? Нет, ну это понятно почему. Только не подумайте, что Каланда давил на Абсалямова, чтобы тот принял правильное решение. Нет, глупости! Они же просто однокашники. В 80-е годы оба учились в Свердловском юридическом. Потянуло друг к другу, вспоминали минувшие дни. А знаете, что любопытно: супруга одного важного чиновника из Миграционного ведомства в узком профессиональном кругу говорила, будто с Абсалямовым очень удобно договариваться. Интересно, что она имела в виду? Их, юристов, сразу ведь и не поймешь.

Дело это настолько показательное, что мне о нем стали говорить люди, вообще не имеющие никакого отношения ни к Домодедово, ни к авиации – ни к чему, а просто занимающиеся бизнесом в России. Они говорили: как можно в России вкладывать нынче деньги? Вот это они сотворили с Домодедово! То есть, откровенно пытаются отобрать. При этом, никакого правового основания нет, чтобы взять и отобрать. Представьте, стояла маленькая хибарка, и вам сказали бы: «Заплатите деньги за эту хибарку». Нет, вам говорят: «Я хочу отобрать тот дворец, который стоит на месте хибарки. Просто так. Хочу отобрать». И ничто не важно… никакой роли не играет.

Когда я находился в одной высокой инстанции, люди, там работающие, сказали мне такую вещь: у нас задерживаются 99,7% арестованных, при этом часть из них по статьям, по которым не подразумевается лишение свободы. Понимаете, что это значит? Человека не должны сажать в тюрьму за это нарушение, но все равно его бросают в СИЗО. У нас вообще вот эта матрица стала работать совершенно дегенеративно. Например, вы знаете Семена Могилевича? Я, например, уверен, что человек с именем Семен Могилевич наверняка преступник. Меня в этом убедили средства массовой информации. Я понимаю, что Некрасов и «Арбат-Престиж» это тоже ужасно! Но знаете, от чего я чуть не сошел с ума? Знаете, за что в СИЗО находится этот человек? Я имею в виду Некрасова. Он находится там за неуплату налогов. Правда, сумма неуплаты налогов по сравнению с оборотом компании совершенно невелика, то есть, он ее уже выплатил. Но, оказывается, даже не он не заплатил налоги, а компании-контрагенты, у которых он покупал товар. Ему суд говорит, что это компании-однодневки, фальшивки. Приходит женщина – директор этой компании, говорит: «Какая я фальшивка? Вот настоящее! Я все налоги платила!». Ей говорят: «Неважно!».

Понимаете, в чем смысл? Я покупаю товар у какой-то компании. Та компания не платит налоги, а меня за это сажают в тюрьму. Или вы пошли в ресторан, поели, заплатили по счету, а вас пришли и посадили, потому что ресторан не заплатил налоги. Схема не совсем та, потому что там есть еще вычеты НДС, но в любом случае, предписываются вещи совершенно идиотические. Если Некрасов виноват, то сажайте за то, в чем он виноват. Если вы можете объяснить, за что Бульбова содержат под стражей – объясните! Потому что никто в стране и в мире этого понять не может. Если можете понять, что происходит со Сторчаком, объясните! Потому что, когда прокуратура говорит, что Бульбова надо выпускать, а его все равно держат – я этого понять не могу. Притом дается гениальное объяснение: вы сейчас их задержите, мы вам потом дадим доказательства.

Я просто не понимаю, что у нас происходит в этой системе. Это ведь все звенья такой единой цепи. Я прихожу к выводу, который меня самого пугает. А вывод этот такой: что в стране действует устойчивая преступная группировка, в которую входят высокопоставленные чиновники силовых ведомств, администрации президента, судьи. И эти люди должны понимать, что рано или поздно за их преступления, потому что то, чем они занимаются – это преступления, они принимают неправовые решения, лишают людей собственности, свободы и так далее, все будут наказаны! Они сядут в тюрьмы! Другого варианта не будет. Те люди, которые сейчас искажают правосудие в России, превращая его просто в продажную девку, эти люди ответят перед законом. Невозможна ситуация, когда это будет продолжаться бесконечно! Невозможна!

Знаете, что мне еще нравится, от чего я получаю большое человеческое удовольствие? От того, что ко мне приходят и говорят: «Ты знаешь, - питерские юристы сказали, что тебя выбросят с канала НТВ?» Да какая разница, откуда меня выбросят? Что, от этого изменится то, о чем я говорю? Что, правда от этого изменится?

Где же конец этого беспредела? Когда же судьи, наконец, скажут: у нас есть совесть! Вот интересно, когда такие, как Абсалямов, например, почувствуют человеческую гордость? Может, она у него есть, просто я хочу понять, как это проявляется. Вот интересно мне, когда Фемида, наконец, сбросит с себя эти путы, и в стране восторжествует справедливость? Это то, о чем говорил Медведев в Красноярске. То, о чем говорил Путин здесь, на расширенном заседании Госсовета. Они все говорили о независимости судебной системы. Пора осуществлять эту независимость.

Больше всего меня восхитили слухи, которые ходили внутри правительства - будто необходимо предоставить Виктору Петровичу Иванову должность вице-премьера по кадрам. Ох, как правильно были бы кадры расставлены по местам! Никакого в этом сомнения нет! Все было бы очень "правильно"!

Мне столько информации приходит по этой, судебной, теме, что мне просто становится грустно. И не только по судебной! Я еще не стал рассказывать о новых фактах по пролетным деньгам. Не стал пока говорить про Алмаз-Антей. Масса информации, самой ужасающей... но мне именно грустно, потому что стадия страха давно прошла – теперь мне становится грустно и стыдно за этих людей. Создали мясорубку, в которую загружается все: от больших компаний, типа Домодедовского аэропорта, до маленьких мебельных фабрик. Когда судебную систему под себя подмяли, то уже все решается, никого расстреливать не надо, надо всего лишь освободить судебную систему от чуждого влияния. Надо очистить. Надо избавиться от матрицы. И все!