Тимченко идет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


05 NAV 7099-100x150.jpgВладелец Gunvor, приехав в Россию и приобретя 23 процента акций «Новотэка», пошел в атаку на «Газпром»,  планируя разрушить монополию «национального достояния» на экспорт газа

Монополия на экспорт — священная корова для «Газпрома», еще недавно представить себе, что кто-то на нее посягнет, было почти невозможно. Но структурам, связанным с Тимченко, удается делать то, что не под силу даже «Газпрому»

«Я в нефтяном бизнесе с 1987 года. Вы думаете, я за эти 25 лет не мог денег заработать?» — горячится в интервью Forbes совладелец и основатель нефтетрейдера Gunvor Геннадий Тимченко. С начала 2000-х Gunvor сделала головокружительный скачок — от торговца сырьем компании «Сургутнефтегаз» до третьего в мире по выручке трейдера. Оборот Gunvor в 2011 году составил $87 млрд, прибыль превысила $300 млн (поднобрее о бизнесе предпринимателя читайте в публикации «Как устроен бизнес миллиардера Тимченко»).

Но ситуация меняется. Цена российского сорта нефти Urals уже выше превосходящего по качеству сорта Brent, жалуется Тимченко. На российском рынке Gunvor теснят конкуренты. В этом году впервые за долгое время Gunvor не взяла ни одного груза по итогам полугодового тендера «Роснефти». Так же безрезультатно для компании прошли тендеры ТНК-BP и «Сургута». «Из-за сумасшедшего уровня цен мы просто приняли решение, что пока будем продолжать работать на споте», — объясняет Тимченко.

Причина неудач Gunvor может быть связана не только с обострившейся конкуренцией, но и с конфликтом Тимченко с новым руководителем «Роснефти» Игорем Сечиным, человеком очень влиятельным в российском ТЭКе. Тимченко эту версию категорически отрицает. Но как бы там ни было, доля Gunvor в торговле российской нефтью, по данным Reuters, снизилась примерно с 40% до 15%. И трейдеры рассказывают, что теперь компания все больше внимания уделяет рынку газа. Тимченко и сам увлеченно говорит о диверсификации: «Перспективы газа имеют для нас серьезное значение, даже несмотря на то что в обозримом будущем это сырье, наверное, будет дешеветь. Я думаю, это тот сегмент, где мы можем объединить усилия с «Новатэком».

06 NAV 7115-500x333.jpg

Геннадий Тимченко. фото Дмитрия Тернового для Forbes

Скупать акции «Новатэка» — второго после «Газпрома» производителя газа в России — Тимченко начал в 2008 году. Сейчас его доля — около 23%, чуть меньше, чем у основателя компании Леонида Михельсона. «Новатэк» ходит в фаворитах у инвесторов. С приходом Тимченко капитализация увеличилась вдвое, сейчас компания стоит около $40 млрд. Капитализация «Газпрома» в 3,2 раза больше, но разрыв может сократиться. Стратегия «Новатэка» предусматривает, что к 2020 году компания удвоит добычу газа и утроит производство нефти и конденсата. Но эти планы будет невозможно реализовать без проекта «Ямал СПГ» (гигантское Южно-Тамбейское месторождение). Хозяином «Ямал СПГ» «Новатэк» стал благодаря Тимченко — он продал эту компанию «Новатэку», едва успев стать его акционером.

«Новатэк» рассчитывает, что к 2020 году «Ямал СПГ» будет добывать более 25 млрд куб. м газа — это чуть меньше половины прошлогодних продаж компании.

Но судьба любого крупного газового проекта в России напрямую зависит от «Газпрома»: с 2006 года концерну и его 100%-ным «дочкам» принадлежит монополия на экспорт газа. На внутреннем рынке газ стоит дешево, а договориться с «Газпромом» об экспорте удается не всякому. Показательный пример — Ковыктинское месторождение, лицензия на которое принадлежала ТНК-BP. Проект был ориентирован на поставки в Китай, но договориться об экспорте нефтяникам не удалось, и Ковыкта в итоге досталась «Газпрому». Другая похожая история — шельфовый проект «Сахалин-1». Его оператор — «дочка» американской ExxonMobil — уже шестой год не может договориться с «Газпромом» насчет газовой фазы проекта.

Казалось, «Новатэк» избежал подобных проблем. Еще в 2010 году компания объявила, что подписала с «Газпром экспортом» агентское соглашение, по которому тот будет за комиссию перевозить газ «Ямал СПГ» за границу. Однако, как удалось выяснить Forbes, судьба проекта по-прежнему под вопросом.

Стоимость проекта оценивается в $20 млрд, из которых чуть меньше половины «Ямал СПГ» собиралась привлечь в банках на условиях проектного финансирования. Но банкам нужны гарантии в виде контрактов на экспорт будущего газа. А с этим проблемы. «Газпром экспорт» до сих пор не подписал ни одного контракта и никаких обещаний нам не дает», — рассказал Тимченко Forbes. Представитель «Газпром экспорта» от комментария отказался.

01 NAV 7057-500x333.jpg

Геннадий Тимченко. фото Дмитрия Тернового для Forbes

«Новатэк» и его акционеры сдаваться не собираются. «Сейчас Михельсон разъясняет нашу позицию в правительстве», — говорит Тимченко. Позиция простая: разработка новой газовой провинции с огромными запасами на руку и государству, и «Новатэку», и даже «Газпрому», которому принадлежит почти 10% акций конкурента. Конфликта интересов не будет, считает Тимченко: «Мы не собираемся конкурировать с «Газпромом» в Европе, мы ориентированы главным образом на Азиатско-Тихоокеанский регион. И там мы будем конкурировать совсем с другими игроками, Австралией например».

Михельсон уже обсуждал проблему финансирования «Ямал СПГ» с президентом Владимиром Путиным. Но ставки слишком высоки — нелишне подстраховаться, и давний знакомый Путина Тимченко может задействовать и свой ресурс. Правда, сам он говорит о таком варианте туманно. «У меня, конечно, есть теоретическая возможность встретиться с Владимиром Владимировичем, например на заседаниях Российского географического общества или на хоккее, — рассуждает Тимченко. — Но знаете, как это бывает на общественных мероприятиях — Владимир Владимирович появляется на жестко регламентированное время…»

Нет никаких гарантий, что, например, «Новатэк» получит право самостоятельного экспорта. «Но думаю, что логика должна восторжествовать в какой-то момент, — считает Тимченко. — Мы должны понять, что если мы хотим поднять такой проект, то для этого надо подкорректировать законодательную базу. Вот и все».

А пока «Новатэк» начинает экспансию на европейский рынок с чужим газом. Недавно компания подписала десятилетний контракт на продажу газа немецкой EnBW, его общая стоимость оценивается в €6 млрд. «Новатэк» не прорвал экспортную блокаду, газ для немцев он будет покупать на спотовом рынке. Фактически компания будет выступать в качестве трейдера, но эта операция, по оценке Тимченко, позволит «Новатэку» «потренироваться, получить необходимый опыт для торговли газом в Европе». Gunvor тоже тренируется — еще в 2010 году трейдер продал в Европе 26 газовозов.

Между тем у «Газпрома» дела в Европе идут неважно: доля рынка потихоньку снижается, потребители жалуются на высокие цены и негибкую ценовую политику. Кроме того, в Европе появился дешевый сжиженный газ. А ведь для трейдера иметь долю рынка — самое главное. «Потерять ее легко, а вернуть очень сложно», — рассуждает Тимченко. Если «Газпром» и дальше будет проигрывать конкуренцию, нельзя исключать, что правительство согласится допустить к экспорту других игроков. Покупатели будут только рады, уверен Тимченко: «Новатэк» хочет присутствовать на европейском рынке, а европейцы хотят видеть там не только «Газпром».

Монополия на экспорт — священная корова для «Газпрома», еще недавно представить себе, что кто-то на нее посягнет, было почти невозможно. Но «Новатэк» и его влиятельный совладелец — серьезный риск-фактор для «Газпрома». До сих пор правительство поддерживало их инициативы: та же «Ямал СПГ», к примеру, уже получила серьезные налоговые льготы, о которых «Газпрому» для его Штокмановского проекта договориться пока не удалось.

Однажды Тимченко уже удалось с лихвой воспользоваться снятием экспортных барьеров: его карьера нефтетрейдера началась после того, как председатель совета министров СССР Николай Рыжков в 1987 году дал право внешней торговли примерно 70 предприятиям. Одним из них оказался Киришский НПЗ. Свои первые большие деньги Тимченко заработал на экспорте его продукции. «Если вы вспомните историю, то у нас долгое время была монополия на всю внешнюю торговлю, и где она теперь? — с улыбкой спрашивает он. — Всему свое время».