Тимченко ответил Financial Times

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Тимченко ответил Financial Times

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::23.05.2008, Последняя капля для Тимченко

Елена Мазнева, Анна Николаева

Полосная статья в FT вынудила прервать молчание Геннадия Тимченко. Он заявил, что его близость к Владимиру Путину преувеличена, а успех Gunvor с их знакомством никак не связан.

Имя Тимченко стало известно в 2004 г., перед президентскими выборами. Один из кандидатов, Иван Рыбкин, назвал его и братьев Ковальчук людьми, «отвечающими за бизнес Путина».

С тех пор Тимченко удавалось избегать журналистов. Лишь однажды корреспондент швейцарского журнала L'Hebdo дозвонился до Тимченко. Тот признал, что когда-то знал Путина, но теперь с ним не видится. «И вообще я практически отошел от дел», — заметил тогда бизнесмен и извинился, что больше не может говорить, потому что «подгорают макароны».

Первый после этого случая комментарий Тимченко опубликовала вчера Financial Times. Бизнесмен направил в редакцию письмо в ответ на недавнюю публикацию о бизнесе нефтетрейдера Gunvor.

О нем писали сотни СМИ. Но эта статья была последней каплей, объяснил «Ведомостям» представитель Тимченко: FT посвятила ему целую полосу, и больше это нельзя было игнорировать.

В письме три тезиса: у Тимченко никогда не было совместного бизнеса с Путиным, его близость к экс-президенту преувеличена, а успех Gunvor никогда от нее не зависел и основан на условиях, которые она предлагает нефтяникам.

По данным Gunvor, она сейчас третий нефтетрейдер в мире, через нее идет около 30% морского экспорта нефти и нефтепродуктов из России — от «Роснефти», «Сургутнефтегаза», ТНК-BP, «Газпром нефти». Только с «Лукойлом» нет контрактов, говорил FT партнер Тимченко, председатель совета директоров Gunvor Торбьорн Торнквист.

О начале карьеры Тимченко известно мало. Есть официальная информация лишь о том, что он один из основателей компании «Кинэкс-СПб», бывшей акционером банка «Россия» и сотрудничавшей с «Сургутнефтегазом» и его НПЗ в Киришах.

FT в статье, ставшей последней каплей, пишет, что Тимченко занялся нефтью в 1988 г., а вместе с Путиным участвовал в работе санкт-петербургского АООТ «Золотые ворота» и клуба дзюдо «Явара-Нева».

«Я и еще три бизнесмена спонсировали клуб [дзюдо], почетным президентом которого стал Путин. Вот и все», — отвечает на это Тимченко.

Пресс-секретарь премьер-министра Владимира Путина Дмитрий Песков подтверждает, что Путин знаком с Тимченко со времен работы в Петербурге. «Но Путин никогда не влиял на бизнес Тимченко и не был ни владельцем, ни бенефициаром какого бы то ни было бизнеса, — подчеркивает Песков. — Все слухи на эту тему — чистой воды инсинуация». Доходы Путина абсолютно прозрачны, отмечает он.

«Золотые ворота» были зарегистрированы в 1992 г. 20% акций было у мэрии города, регистрация прошла по приказу комитета по внешним связям, который возглавлял Путин. Еще 5% было у ВО «Киришинефтехимэкспорт», пишет FT. «Я был госслужащим, работал в [госпредприятии] “Киришинефтехимэкспорт”, — ответил на это Тимченко. — Но моя связь с “Золотыми воротами” была столь незначительной, что ее можно назвать практически несуществующей».

Бизнес компании в письме не обсуждается. Его вряд ли можно назвать успешным. В 1993-1997 гг. она должна была построить нефтепродуктовый терминал в порту Петербурга, говорится на сайте стивидора порта — Петербургского нефтяного терминала, но «Золотым воротам» «не хватило знаний и опыта в реализации столь крупного проекта».

Паблисити ни к чему
Про Тимченко известно не много. Ему 55 лет, состояние – $2,5 млрд (данные Forbes). Живет в Швейцарии и Монако (данные SmartMoney).
В 1980-е, по версии нескольких СМИ, служил вместе с Путиным в КГБ (это отрицает Торнквист).
В 1991 г. Тимченко был в руководстве госпредприятия «Киришинефтехимэкспорт», на базе которого появился «Кинэкс» (данные «Русского фокуса»), а потом и многочисленных компаний, связанных в одну группу, – от «Кинэкс-инвест» до железнодорожного перевозчика «Линк ойл СПб» (основные регионы бизнеса – Россия, Прибалтика, Финляндия).
В начале 2000-х Тимченко разошелся с партнерами по «Кинэкс», бизнес был поделен.

Gunvor. нефтяной трейдер
Основана в 1997 г. в Швейцарии
Владельцы – Геннадий Тимченко, Торбьорн Торнквист (в равных долях, по данным Торнквиста) и еще один партнер (его имя и размер доли не раскрываются, известно лишь, что она меньше, чем у Тимченко и Торнквиста).
Выручка в 2007 г. – $43 млрд, план на 2008 г. – $70 млрд.

***

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::23.05.2008, Письмо "друга". Геннадий Тимченко все отрицает

Андрей Денисов

[...] Сам Путин, возможно, и мог бы сказать, что, мол, знаком с Тимченко еще со старых времен, но он никаких активов или преференций от государства не получал, как торговал нефтью в 1990-е -- так и торгует... Но экс-президент, как известно, никогда не комментирует свои личные отношения.

Как бы то ни было, высокопоставленные чиновники в течение всех последних лет на условиях полной анонимности говорили о серьезном влиянии совладельца Gunvor, упоминая его в связи со многими событиями: например, с отставкой Николая Аксененко с поста главы МПС, увольнением в 2006 году чиновников, отвечавших за составление графиков экспорта нефти, и уже совсем недавним решением о конечном пункте будущего нефтепровода БТС-2 в порту Усть-Луга.

Журналисты FT прозорливо отметили, что с уходом Владимира Путина с президентского поста близким к нему бизнесменам «становится все труднее увернуться от прожекторов». Полученное редакцией послание от Геннадия Тимченко -- явное подтверждение этому. Подробные публикации относительно бизнеса Gunvor появлялись и прежде, причем в российской прессе (в частности, в газете «Ведомости», издающейся совместно Financial Times и The Wall Street Journal). Однако именно теперь что-то заставило предпринимателя выйти на свет «прожекторов» со своими комментариями.

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::23.05.2008

Письма в редакцию

В статье [page_22730.htm «Наступление. Как Gunvor поднялась на вершину российского нефтетрейдинга»], опубликованной в Financial Times 15 мая, рассказывалось о бизнесе швейцарского нефтетрейдера Gunvor, который за 10 лет стал третьим в мире. В 2007 г. Gunvor экспортировал 83 млн т нефти и нефтепродуктов на $43 млрд, через него проходит около 30% морского экспорта нефти и нефтепродуктов из России. Владельцами Gunvor являются российский бизнесмен Геннадий Тимченко (в этом году журнал Forbes впервые включил его в список миллиардеров с состоянием $2,5 млрд), которого многие СМИ называют другом Владимира Путина, председатель совета директоров компании Торбьорн Торнквист, а также третий акционер, которого Торнквист охарактеризовал как «частного бизнесмена, никак не связанного с политикой». Торнквист заявил FT, что ему и Тимченко принадлежат равные доли, третий акционер получил миноритарную долю в 2005 г. в обмен на финансовую поддержку. Статья FT была основана на интервью с Торнквистом и результатах собственного расследования журналистов газеты. (Некоторые положения статьи FT изложены в статье [page_22724.htm «$70 млрд для Gunvor»], Ведомости, origindate::15.05.2008.) Тимченко ответил на статью письмом, которое вчера опубликовала FT.

Сообщения о связях между мной и Путиным сильно преувеличены

На статью «Наступление» (On the offensive: How Gunvor rose to the top of Russian oil trading), Financial Times от origindate::15.05.2008.

Статья «Наступление» пытается объяснить успех нефтетрейдера Gunvor. Однако в ней содержится много неточностей и ложных заявлений. Следует признать, что ваш репортер постарался сохранить баланс, дав нашему председателю совета директоров опровергнуть некоторые из ложных утверждений. Я бы хотел опровергнуть те, что не были оспорены.

Значительная часть статьи посвящена мне как одному из основателей Gunvor. Ваше предположение, что своим успехом Gunvor обязан моим связям с бывшим президентом России Владимиром Путиным, неверно. Вообще, предположения СМИ о масштабах связей между мной и Путиным являются сильным преувеличением.

Возьмем, например, существовавшую в 1990-е гг. компанию «Золотые ворота», которая в статье называется «единственной компанией, найденной FT, в которой участвовали Тимченко и Путин». Есть вводящая в заблуждение двусмысленность в слове «участвовали», так что позвольте пояснить: моя связь с «Золотыми воротами» была столь незначительной, что ее можно назвать практически несуществующей.

В то время я был госслужащим, работал в компании «Киришинефтехимэкспорт». Эта государственная компания вместе с мэрией Петербурга, где работал Путин, получила пакет акций в «Золотых воротах». Я в этой сделке не участвовал. Самое большее, в чем я участвовал, — рассказал однажды группе сотрудников мэрии, среди которых был Путин, о том, какие продукты можно было бы выпускать на реконструированном нефтеперерабатывающем заводе в случае реализации проекта. В статье говорится, что я владел компанией, которая «получила большую экспортную квоту в организованной Путиным скандальной схеме «нефть в обмен на продовольствие». Повторюсь — не я. Компанией, получившей квоту, была опять-таки государственная «Киришинефтехимэкспорт», сотрудником которой я был. Я не участвовал в этой схеме. Я не помню никакого скандала. Насколько я помню, компания поставила продукты питания, как и обещала.

В статье утверждается, что Путин и я стали «столь близки», что вместе открыли клуб дзюдо. И снова не совсем верно. Это правда, что я и еще три бизнесмена спонсировали клуб, почетным президентом которого стал Путин. Вот и все. Однако СМИ снова и снова приходят к неверному заключению, что наша связь с этим клубом означает, что Путин и я «близки», и начинают развивать теорию заговора.

В статье также содержатся необоснованные предположения, что мой успех в нефтяном бизнесе как-то связан с некими привилегиями. Например, вы пишете об отчете Hermitage Fund, в котором говорится, что в 1999-2003 гг. «Сургутнефтегаз» продавал нефть компании «Кинэкс» (в которой у меня действительно была доля) по цене на $35 за тонну ниже рыночной. Такого никогда не было. Нефть никогда не продавалась с таким дисконтом. Цены были справедливыми.

Предполагаю, что Hermitage Fund перепутал цену за нефть на НПЗ с ценой на терминале. Первая, конечно, ниже второй, поскольку в нее не включаются транспортные и прочие расходы. Поразительно, что стоимость доставки нефти с НПЗ «Сургута» (находящегося на некотором отдалении от Петербурга) на терминал в Эстонии составляла около $28/т, а стоимость ее перевалки уже на терминале — еще $7.

Тон статьи, как и создаваемое ею общее впечатление, неверен. Моя более чем 20-летняя карьера в нефтяной промышленности построена не на привилегиях и не на политических связях. Более того, Gunvor является тем, чем кажется, — эффективным нефтетрейдером, построенным за 10 лет благодаря таким факторам, как превосходная логистика, транспортная система, надежность и цена. Что касается цены — спросите наших конкурентов и проанализируйте наши результаты на открытых тендерах. Там вы найдете всю правду.

Геннадий Тимченко
Gunvor, Женева, Швейцария