Тимченко повезло служить вместе с Путиным в 1-м управлении КГБ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

© "Русский Newsweeek", 15.01.2007, Кому кто повезет Геннадию Тимченко повезло служить вместе с Владимиром Путиным в 1-м управлении КГБ Считается, что он контролирует компанию Gunvor, которая теперь вывозит за рубеж четверть российской нефти
Елена Вранцева, Игорь Прокопьев, Андрей Деменков
Converted 23133.jpg

Геннадий Тимченко
Для Владимира Путина вопрос экспорта нефти—вовсе не праздный. Каждая капля топлива, вывезенная на Запад, для него не чужая. Большую часть транспортируют его подчиненные из государственной «Транснефти». Ноичастные перевозки нефти имеют к Путину некоторое отношение.

По крайней мере четверть всей российской нефти —более 55 млн т —экспортирует швейцарский нефтетрейдер Gunvor. Его совладельцем называют бывшего сослуживца президента Геннадия Тимченко. Если это правда, получается, что его трейдинговый бизнес за 15 лет разросся со $ 100 млн до $ 25 млрд— это только по официальным данным. Плюс к тому под контролем Тимченко и его партнеров из компании «Северстальтранс» еще и огромный кусок транзитных грузоперевозок.

В женевском офисе Gunvor Services SA, что на Рю дю Рон, дом 63, трубку берет русская секретарь Татьяна Фор. На все вопросы отвечает, что «надо проконсультироваться с моим уважаемым директором», но имени его не называет: «Неважно, как [его] зовут. Как-то зовут!» Под конец десятиминутных расспросов Фор раздраженно кричит, что директора зовут «Вася! Вася!», и бросает трубку. В московском офисе Gunvor в Рахмановском переулке менеджер, представившийся Валерием Сурковым, не намного разговорчивее. Объясняет, что объемы российской нефти, которые покупает компания, разнятся от месяца к месяцу, а в ответ на просьбу связаться с Геннадием Николаевичем говорит: «Вы Тимченко имеете в виду? Наш гендиректор—Торбьерн Торнквист. Он в женевском офисе. А Тимченко к нам отношения не имеет. И вообще он—ма-а-а-ленький человечек».

Судя по данным коммерческого регистра Женевы, все так и есть: управляет трейдинговым бизнесом офшорная компания Gunvor International Limited, которая зарегистрирована на Британских Виргинских островах, а руководят ею Торбьерн Торнквист, три швейцарских адвоката и проживающий в Таллине Сергей Барашев. У Gunvor International три филиала и куча аффилированных фирм. Истинная структура собственности спрятана, почти как у российско-украинского трейдера «Росукрэнерго». Хотя в том, что именно Тимченко контролирует Gunvor (а также трейдера IPP, который экспортирует нефтепродукты), убеждены все, кто хоть немного связан с нефтью, замечает аналитик международного информационно-ценового агентства Argus Олег Кирсанов. Тем более что в России нет ни одной крупной нефтяной компании, которая бы не работала через Gunvor или IPP, говорит аналитик нефтяного информагентства Platts Саймон Тон.

Таинственности добавляет репутация самого Тимченко —экс-сослуживца Путина по 1-му Главному управлению КГБ, коллеги по питерскому спортклубу дзюдо «Явара-Нева» и держателя «черной кассы Кремля», как прозвал его бывший кандидат в президенты Иван Рыбкин. Однако документы, подтверждающие этот факт, Рыбкин показать Newsweek не смог. В телефонном разговоре он признался, что после того, как «огласил компромат на Тимченко и Путина», все его офисы были разгромлены. Лондонский офис опального олигарха и оппозиционера Бориса Березовского никто не громил, но его опечатали в связи с расследованием дела Литвиненко. «Но я точно знаю, что Тимченко — бизнес-партнер Путина»,— несколько раз повторил по телефону расстроенный Борис Абрамович.

Словом, бывший чекист профессионально зашифровался. Если бы не ооновское расследование Пола Волкера. В 2004 г. он опубликовал отчет о злоупотреблениях в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие». Участники программы, выяснил Волкер, превышали выделенные им квоты, перепродавали нефть, а с прибыли недоплачивали налоги. В числе нарушителей упомянуты компании Gunvor International и Gunvor Energy, которые скупили около 3 млн т иракской нефти на сумму $500 млн у «Зарубежнефти». Среди российских компаний у нее были самые большие квоты. Прибыль с перепродажи барреля иракской нефти доходила до $5, то есть 3 млн т нефти могли принести порядка $125 млн—этими доходами нефтетрейдеры, по мнению Волкера, потом делились с «Зарубежнефтью».

Для махинаций нефтяники старались привлекать «своих» трейдеров, пишет Волкер. Тимченко под это определение вполне подходит, поскольку лично знаком с руководством «Зарубежнефти». В 1997 г. вместе с будущим первым заместителем гендиректора нефтяной компании Юрием Пыриковым он учредил ЗАО «Югтраст» (работало с ценными бумагами), а Николай Токарев, нынешний гендиректор «Зарубежнефти», служил в Германии (тоже по линии 1-го управления КГБ), а затем работал в ФСБ и, будучи офицером резерва, отвечал за безопасность «Транснефти». Правда, «Зарубежнефть» после публикации отчета Волкера заявила, что имеющиеся у него копии контрактов с Gunvor —фальшивки. Волкер ответил, что получил их в госсекретариате экономических дел Швейцарии и сомнений в подлинности документов у него нет. Правда, изначально у комиссии не было сомнений и в подлинности подписи экс-руководителя администрации президента Александра Волошина на одном из писем, связанных с программой. Но получив другие образцы автографов влиятельного чиновника, расследователи признали, что ошиблись.

В любом случае вся эта история ничуть не испортила отношений Gunvor с российскими компаниями. Наоборот, бизнес трейдера благополучно растет. С начала 1990-х он вывозил около 80% нефти «Сургутнефтегаза» (тогда—чуть больше 5 млн т) и часть объемов «Роснефти», которая до 2004 г. не входила и в пятерку крупнейших российских компаний.

Сейчас «Роснефть» выбилась на второе место после ЛУКОЙЛа благодаря скупке активов ЮКОСа, и на Gunvor приходится уже треть ее экспорта. Подрос и «Сургут». К тому же через Gunvor идет около 50% «Газпромнефти» (8,5 млн т) и небольшие объемы нефти «Газпрома» (около 0,4 млн т в год)—всего набирается на 55 млн т с лишним. Сколько составляет прибыль самого трейдера от этих операций, посчитать невозможно: он может получать комиссионные, а может и продавать нефть с маржой, говорит ведущий аналитик группы компаний «Регион» Валерий Вайсберг. Но столь прочные позиции в работе именно с госкомпаниями могут быть связаны как раз с приятельскими отношениями между Тимченко и Путиным, замечает аналитик Ray, Man & Gor Securities Константин Черепанов.

Впечатляют и успехи тандема Тимченко и владельцев «Северстальтранса» на ниве грузоперевозок той же нефти. Один из самых освоенных Gunvor маршрутов—железнодорожные перевозки до эстонских портов и оттуда в Роттердам.

Это самый короткий путь от нефтеперерабатывающего завода «Сургутнефтегаза» в Ленобласти, а обслуживает ветку компания «БалтТрансСервис», дочка «Северсталь/транса», которой маршрут достался в наследство от МПС. В самой Эстонии, по данным государственной полиции безопасности (КаПо), Тимченко и «Северстальтрансу» принадлежат десятки разных компаний — от перевозчиков до операторов по логистике. В этом году почти все они были объединены под крылом существующей с 1993 г. компании Estonian Oil Service и холдинга TIHL, a E.O.S. стала крупнейшим нефтетерминальным комплексом в стране. У КаПо это не вызывает восторга: по мнению полиции безопасности, экспансию «российских чекистов» обеспечивают в том числе эстонские чиновники. Тревожится и директор по развитию Эстонской железной дороги Райво Варе.

По его подсчетам, трейдеры Тимченко и «Северстальтранс» «благодаря лоббистским действиям в РЖД и Минтрансе» монополизировали почти 90% перевозок нефтепродуктов, идущих к границе Эстонии (Минтранс, в частности, повысил тарифы на железнодорожные перевозки по другим направлениям). А из 25,8 млн т, которые транспортируют по эстонскому участку, Тимченко контролирует больше 70%. В том, что Gunvor и IPP принадлежат именно ему, Варе уверен на 100%. Сотрудничество же с «Северстальтрансом» советник главы E.O.S. академик Михаил Бронштейн объясняет тем, что у перевозчика нет прямых связей с российскими нефтяниками, и Тимченко выполняет роль посредника.

Правда, возможно и другое объяснение—прошлые связи. И Тимченко, и совладелец «Северстальтранса» Алексей Мордашов имеют отношение к петербургскому банку «Россия», среди акционеров которого был Путин. Бывший член совета директоров «России» Владимир Якунин теперь возглавляет Российские железные дороги, один из экс-руководителей Виталий Савельев поработал в «Газпроме», а сейчас является заместителем министра экономического развития. В свою очередь выходец из «Северстальтранса» Игорь Левитин в 2004 г. возглавил Минтранс, а бывший глава компании «Линк-Ойл» (по данным правоохранительных органов Эстонии, она тесно работает с Тимченко) Игорь Ромашов недавно занял пост руководителя Федерального агентства железнодорожного транспорта. В РЖД устроился на работу начальником департамента и Игорь Ротенберг, сын известного тренера-дзюдоиста Аркадия Ротенберга, который вместе с Тимченко учредил питерский клуб дзюдо «Явара-Нева». Несмотря на рассредоточенность, такая команда вполне способна справиться с управлением растущим рынком окологосударственных услуг.

Правда, при смене власти компаниям, которые строят бизнес на использовании административного ресурса, зачастую приходится туго. Но тревожит ли такая перспектива самого Тимченко, неизвестно: связаться с ним не удалось. Вот уже четыре года как он обосновался с семьей в элитном пригороде Женевы неподалеку от Женевского озера. Владение Тимченко в Колони состоит из земельного участка чуть больше 1 га, дома площадью в 341 кв. м и «подземного сооружения» на 372 кв. м. По данным земельного регистра кантона Женева, цена владения составляет 18,4 млн франков (на момент покупки в 2002 г. — при мерно $11 млн). А влияние его собственника таково, что после публикации нашумевшего отчета Волкера координаты Тимченко просто-напросто исчезли из всех открытых телефонных справочников Швейцарии.