Титан и К°

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::03.09.2004, Фото: "Известия"

Титан и К°

Соратники Владимира Крупчака по бизнесу бегут от него как крысы с тонущего корабля

Андрей Самойлов

Converted 17347.jpg

Владимир Крупчак

На днях исполнилось 64 года крупнейшему в Европе Архангельскому целлюлозно-бумажному комбинату, входящему в бизнес-империю депутата Государственной Думы Владимира Крупчака. Хотя, по уверениям руководства предприятия, АЦБК является передовым предприятием, работающим по западному образцу, празднование памятной даты было организовано в лучших советских традициях. В заводском Дворце культуры на торжественном собрании отличившимся работникам вручили звания «Почётный работник АЦБК» и «Ветеран АЦБК». Кому-то достались благодарственные письма, кому-то грамоты, а 10 человек отныне могут любоваться своими фото на доске почёта.

О материальном поощрении трудящимся пресс-служба предприятия застенчиво упомянула одной строкой: награждённым обещают от одной до нескольких тысяч рублей. Хотя, думается, что людям, гробящим свое здоровье на одном из самых грязных в России производств, гораздо больше требуются деньги на лишний пакет молока, чем почетные грамоты и звания, ничем уже не обеспеченные после пресловутой монетизации льгот.

Ирония судьбы: в сходную с работниками АЦБК ситуацию попал и сам Владимир Крупчак. На днях правительство выразило ему письменную благодарность «за качественную работу и эффективное сотрудничество». Однако как и рядовым работникам АЦБК, от власти Владимиру Ярославовичу нужно совсем не то. Но и не деньги, конечно (их и так хватает), а прекращение многочисленных уголовных дел, в которых фигурирует депутат и ведомый им в светлое капиталистическое будущее АЦБК.

Самое громкое из них касается хищения 20% акций предприятия. Еще в начале 90-х годов государство запланировало внести принадлежащие ему 20% Архангельского ЦБК в одноименный холдинг. Однако в ситуацию вмешался некто Григорий Перфилов, который являлся в то время главой комитета по управлению госимуществом Архангельской области и по совместительству тестем бывшего зуботехника Владимира Крупчака. Видимо, на семейном совете Перфилов решил внести акции предприятия в уставный фонд создававшегося тогда холдинга «Северная целлюлоза», который возглавил Крупчак.

РФФИ посчитал такое решение незаконным и после многолетней тяжбы добился правды в суде. Но когда фонд решил вернуть акции, то выяснилось, что принадлежат они уже не «Северной целлюлозе», а нескольким небольшим западным фирмам – PULP MILL HOLDING, CONRAD JACOBSON и JACOB JURGENSEN, которые, по всеобщему мнению, контролирует все тот же Крупчак. Во всяком случае, управлять акциями стал созданный Крупчаком холдинг «Титан» (сегодня является ключевым элементом бизнес-империи депутата), а сам он возглавил и совет директоров Архангельского ЦБК.

Все эти факты легли в основу уголовного дела, которое затянулось на годы. Но 27 июля этого года оно получило неожиданный поворот - следователи МВД провели обыск в «Центральном московском депозитарии», который является реестродержателем комбината. Там милиционеры изъяли сервер с информацией о передвижении акций ЦБК с 1994 года.

Материалы, полученные в ходе обыска, произвели эффект разорвавшейся бомбы. Оказывается, осевшие в Европе акции были позднее консолидированы у фирмы PULP MILL HOLDING, причем продавались они ей по 1 доллару США. В итоге чуть ли не половина крупнейшего в Европе ЦБК, стоимость которого оценивается в несколько миллиардов долларов, были куплены этой небольшой австрийской компанией с уставным капиталом в 35 тыс. евро менее, чем за 300 тыс.

Кстати, эта самая консолидация активов была успешно оспорена миноритарным акционером Архангельского ЦБК. А буквально на днях ее незаконность была подтверждена апелляционной инстанцией Московского городского арбитражного суда, решение которого вступит в силу в ближайшее время.

Впрочем, сомнительность этой сделки была ясна с самого начала всем, в том числе, руководству PULP MILL HOLDING. Поэтому, справедливо опасаясь реституции, в мае этого года компания продала акции кипрским оффшорам GEO.NAN.LTD, MAYSVILLE INVESTMENTS LTD и PIKERVILLE HOLDING LTD, причем, уже по 60 долларов за штуку, то есть, получив в итоге 6000% прибыли – получше, чем торговля оружием и наркотиками. Вот только все карты авторам этих хитрых схем спутало решение суда, поскольку все эти сделки очень даже могут быть отыграны назад.

Никто не сомневается, что в центре паутины серых схем, опутавшей Архангельский ЦБК, сидит Владимир Крупчак, поэтому активный интерес правоохранителей к ситуации вокруг комбината ударил, прежде всего, по нему. Но в свете последних событий даже возможная потеря акций для Владимира Ярославовича - пустяк, потому что на его горизонтах явно забрезжила перспектива понести уголовную ответственность по делу о «Северной Целлюлозе». Не мудрено, что законодатель занервничал. Он и до этого пытался закрыть это дело, дважды обращаясь в столичные суды - сначала районный, а затем городской. При этом аргументация его правовой позиции в переводе с юридического звучала примерно так: «я неприкосновенный депутат, поэтому трогать меня нельзя». Это, естественно, вызывало недоумение судей, поскольку в соответствии с буквой закона уголовные дела, возбужденные против депутата в то время, когда он еще таковым не являлся, расследуются в общем порядке. Соответственно, в удовлетворении его претензий уже было отказано дважды.

Недавно Владимир Ярославович опять «напряг» своих юристов по поводу написания очередной жалобы в Московский городской суд, где вновь просил закрыть уголовное дело по «Северной Целлюлозе». На этот раз он решил оставить в покое свой депутатский статус и в обоснование своей позиции распорядился представить давнишние решения нескольких арбитражных судов по этому делу, вынесенных в его пользу. Однако следует знать, что при слушании уголовного дела суд общей юрисдикции может лишь принять к сведению вердикты коллег из арбитража, но никак не руководствоваться ими при вынесении решения - «мухи отдельно, котлеты отдельно», как любит говорить наш президент. Кстати, сами юристы Крупчака не верят в его идею и даже прямо называют ее «ахинеей». Так что, если суд рискнет поддержать депутата, то рискует навлечь на себя массу обвинений, самое мягкое из которых - в предвзятости подхода, а то и еще в чем покруче.

Неспособность Крупчака решить проблемы с накопившимися уголовными делами привела к неожиданным последствиям внутри самого АЦБК. Владимира Ярославовича решил покинуть директор по экономике и финансам Архангельского ЦБК Юрий Шевелев – его правая рука и активный участник всех сомнительных схем на предприятии, в том числе по продаже его продукции аффиллированным структурам по заниженным ценам и уклонению тем самым от уплаты налогов.

Шевелеву вообще не впервой обижаться на Владимира Ярославовича. Например, Крупчак не сдержал свое обещание посадить партнера на пост руководителя финансового блока областной администрации. Дело в том, что на недавних выборах будущего губернатора Архангельской области депутат поддерживал будущего главу региона Николая Киселева. Впрочем, других вариантов у него не было, поскольку он оказался в ситуации загнанного зайца: либо Киселев, либо теперь уже бывший губернатор Ефремов, с которым Крупчак давно был «на ножах».

После того, как победу на выборах одержал Киселев, Крупчак почему-то возомнил себе, что именно он «сделал губернатора», и что в ответ тот позволит депутату-бизнесмену расставить своих людей на ключевые посты в администрации. Этого не произошло, и Шевелев остался без заветного кресла.

Однако непосредственным поводом к разводу Крупчака и Шевелева, очевидно, послужила неспособность Владимира Ярославовича выполнить клятвенное обещание закрыть еще одно уголовное дело, где основным фигурантом проходит именно Шевелев. Ему уже предъявлено обвинение, и в ближайшее время дело передадут в суд.

А суть его такова: в 2001 году Крупчак и Шевелев создали в Москве четыре торгово-посреднические структуры, через которые последовательно было перепродано бывшее в употреблении деревообрабатывающее оборудование. При этом каждый раз в его стоимость включался налог на добавленную стоимость. На конечном этапе оборудование вернулось к своим владельцам, а сумма НДС тем временем достигла 27,2 млн. рублей, которые авторы схемы благополучно получили из федерального бюджета в виде возврата НДС.

Поскольку на документах, приобщенных к делу, стоит подпись Шевелева, ему и отвечать, как говорится, по всей строгости. Он, правда, очень старался избежать наказания и даже разрабатывал многостраничные «планы действий» в этом направлении. Но ему не повезло – их обнаружили прямо в его рабочем столе в ходе обыска, который проходил в рамках еще одного уголовного дела в отношении злоупотреблений на Архангельском ЦБК, а именно, уже упомянутых фактах продажи продукции предприятия по заниженным ценам аффиллированным с его руководством посредническим структурам.

Крупчак же помочь своему доверенному финансисту либо не хочет, либо не в состоянии. Но остаться на АЦБК очень уговаривает. Действительно, уход Шевелева будет означать не только кадровый коллапс в бизнес-империи Крупчака, но и утрату им контроля над человеком, который знает о некоторых аспектах его деятельности слишком много. А это уже опасно – практику смягчения наказания в обмен на сотрудничество со следствием никто не отменял.

А у следствия к руководству Архангельского ЦБК продолжают накапливаться неприятные вопросы. В отношении многострадального флагмана российской целлюлозно-бумажной промышленности буквально на днях было возбуждено еще одно уголовное дело, уже не ясно, которое по счету. На сей раз речь идет о банкротстве леспромхозов, как предполагает следствие, намеренном. Еще год назад участники выездной коллегии МВД в Архангельске констатировали, что на 9 из 18 обслуживающих Архангельский ЦБК лесозаготовительных хозяйствах введена процедура банкротства, и обещали разобраться в ситуации. Видимо, разобрались.

Таким образом, у второго человека на Архангельском ЦБК Юрия Шевелева есть только два пути – либо удариться в бега, либо сесть. Причем во втором случае у него может появиться реальная возможность по-прежнему работать в тандеме с Крупчаком… где-нибудь на лесоповале.