Титов, Борис Юрьевич

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

669 persona.jpg

У нас есть Другие материалы об этом человеке


Борис Юрьевич Титов — уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей (с 22 июня 2012), сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Председатель российско-китайского комитета мира, дружбы и развития. Председатель Совета «Российского Союза виноградарей и виноделов». В 2008—2011 был сопредседателем политической партии «Правое дело».


Биография

Борис Титов родился в 1960 году в Москве.


Образование

В 1983 году окончил экономический факультет Московского государственного института международных отношений (МГИМО) по специальности «экономист-международник». После получения диплома начал работать во внешнеторговом объединении «Союзнефтеэкспорт» как специалист по поставке технических масел, нефти и нефтехимических товаров в Латинскую Америку и на Дальний Восток. Во время учёбы в институте работал переводчиком с испанского языка, в том числе в 1983 году в республике Перу.

Бизнес

  • В 1989 ушел из государственной компании и занял пост начальника департамента химии совместного советско-голландского предприятия «Urals».
  • В 1991 он совместно с партнерами создал собственную компанию Solvalub, выкупив лондонскую компанию Solvents and Lubricants, с которой сотрудничал ещё в период работы в Urals и ВО «Союзнефтеэкспорт» и стал исполнительным директором группы компаний SVL Group. Через некоторое время Титов упоминался в прессе как исполнительный директор группы компаний, а также как председатель правления группы. Позже компания превратилась в инвестиционно-торговую группу, работающую на рынке нефтепродуктов, агро- и нефтехимии, сжиженных газов. Очень быстро компания Титова параллельно с международной торговлей стала заниматься префинансированием экспорта из России, организацией проектного финансирования и инвестициями в производственные и транспортные проекты.
  • В 1992 году Solvalub построила химический терминал в Вентспилском порту, а затем выкупила у Латвийского государства терминал по перевалке аммиака и нефтехимии ОАО"Вентаммоньякс".
  • В 1994 ею был приобретён порт «Кавказ». По данным Титова, до дефолта 1998 года консолидированный объём продаж группы Solvalub составлял 700—800 миллионов долларов, а к началу 2000-х он вырос до 1,5 миллиардов долларов, в этот период группа SVL занимала более 10 % мировой торговли аммиаком. В разное время в число активов группы входили ряд предприятий нефте и агрохимии — Нефтехимик (Пермь), Ставропольполимер (Будённовск) и др.
  • В 1999 году была создана Финансово-промышленная группа «Интерхимпром», осуществлявшей управление активами Solvalub в России, Титов стал председателем объединённого правления. Суммарный оборот группы Титов, являвшийся владельцем контрольного пакета Solvalub, в 2008 году оценивал на уровне 2 миллиардов долларов.
  • В 2001—2002 Титов занимал пост президента ЗАО "Агрохимическая корпорация «Азот», которая являлась совместным предприятием Интерхимпрома на паритетных началах с Газпромом и владела пакетами акций четырёх предприятий производителей минеральных удобрений.
  • В 2002 Титов был избран президентом Фонда развития промышленности минеральных удобрений и занимал этот пост до 2004 года.
  • Несколько лет, начиная с 2003 — председатель правления Некоммерческого партнерства «Координатор рынка газа», созданного по инициативе РСПП и Газпрома для разработки модели перехода к устойчивому и справедливому режиму свободного рынка газа.
  • 30 декабря 2006 SVL Group, приобрела 58 процентов компании ОАО «Абрау-Дюрсо», и стала развивать бренд самого популярного российского шампанского увеличив продажи к 2014 году в пять раз. в 2010 приобрела шампанский дом Chateau d`Avize у Moët & Chandon. Сумма сделки, о которой рассказал в прессе Титов, не разглашалась, некоторые эксперты оценивали её в 5-10 миллионов евро.
  • 26 июня 2012 совет директоров ОАО «Абрау-Дюрсо» досрочно прекратил полномочия Титова как гендиректора компании, в связи с переходом на госслужбу и избрал его председателем совета директоров.


Общественная деятельность

  • В 2000 избран членом бюро правления и вице-президентом Российского Союза промышленников и предпринимателей (РСПП), где в 2002—2005 годах возглавлял комиссию по этике.
  • В 2003 стал сопредседателем, а в мае 2004 — председателем Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», организации объединяющей представителей несырьевого частного бизнеса России. В этом качестве критиковал жёсткую финансовую политику, проводимую главой Минфина РФ Алексеем Кудриным, настаивая на необходимости увеличения внутреннего производства товаров, стимулирования спроса, привлечении инвестиций, снижения налогов и ставки рефинансирования Центробанка.
  • Будучи лидером «Деловой России», Борис Титов вошёл в состав ряда государственных и общественных структур. Он стал членом совета по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике и совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте РФ, членом совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ и правительственной комиссии по вопросам развития промышленности, технологий и транспорта. Являлся председателем российской части Российско-Китайского делового совета, председателем правления некоммерческого партнерства «Координатор рынка газа» и членом президиума национального совета по корпоративному управлению. В 2005—2008 годах Титов был членом Общественной палаты РФ.
  • С 2010 года занимает пост Председателя Совета Союза виноградарей и виноделов России.

Политическая деятельность

  • В октябре 2007 был избран членом Высшего совета партии «Единая Россия».
  • В 2008 приступил к созданию новой правой партии в России, данное партстроительство оценивалось прессой как «кремлёвский проект». В ноябре 2008 Демократическая партия России, «Гражданская сила» и СПС были распущены, а состоявшийся тут же учредительный съезд новой партии, получившей название «Правое дело», утвердил трёх её сопредседателей. Ими стали Титов, бывший зампред СПС Леонид Гозман и журналист Георгий Бовт. Через несколько дней решением X съезда единороссов были досрочно прекращены полномочия Титова как члена Высшего совета партии.
  • В марте 2009 Титов выступил с инициативой легализации денежной компенсации для российских граждан, не желающих служить в армии. По его словам, подобная мера могла бы принести несомненную пользу в ситуации дефицита бюджета страны.
  • 6 мая 2011 Титов заявил о желании «Деловой России» войти в состав «Общероссийского народного фронта», о создании которого объявил премьер-министр Владимир Путин.
  • В феврале 2011 года из-за разногласий с другими руководителями партии, Титов покинул пост со-председателя партии «Правое Дело» В июне 2011 года в партии «Правое дело» был ликвидирован институт сопредседательства. Единоличным лидером партии был избран Михаил Прохоров.
  • 22 июня 2012 указом президента РФ Владимира Путина Борис Титов назначен уполномоченным при президенте России по защите прав предпринимателей.

Деятельность на посту бизнес-омбудсмена

На посту бизнес-омбудсмена Титов запомнился рядом инициатив по защите прав предпринимателей, главная из которых амнистия предпринимателей 2013 года, по которой было амнистировано 2466 человек.

Состояние

Титов неоднократно упоминался в числе российских миллиардеров. По данным на 2006 год, его состояние составляло 1,03 миллиарда долларов.

Награды

Указом Президента РФ от 25 августа 2008 № 1246 награждён Медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени в 2010 году медалью Столыпина, высшей наградой Правительства РФ. В 2015 году награждён орденом Почёта. В том же году стал кавалером ордена Почетного Легиона (Франция).

Семья

Женат, супруга Елена Титова — с сентября 2012 г. директор Всероссийского музея декоративно-прикладного искусства в Москве. В прессе она упоминалась также как руководитель Фонда развития российского стекла. В семье двое детей: сын Павел и дочь Мария.

Увлечения

Свободно владеет английским и испанским языками. Увлекается дайвингом, сквошем, любит яхты (судовождение) и путешествия.

Компромат

Первая панель арбитров

В прошедшем году Козы самым знаменательным, даже знаковым явлением в жизни бизнес-сообщества страны стало создание при Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) Комиссии по корпоративной этике, которая призвана оказывать моральное воздействие на олигархов с целью улучшения в стране корпоративного климата. Похвальное начинание: наконец-то нашлось в России место, где можно цивилизованно «ответить за козла». Но получилось только то, что получилось…

Чисто конкретный этнос

Крупный российский бизнес начал осознавать себя особым классом общества со своими особыми интересами в жизни, экономике и политике только с приходом к власти президента Путина. До того, видимо, такой надобности не было, так как и без формального оформления реальная власть в стране принадлежала «семибанкирщине». При новом президенте, чтобы не попасть поодиночке под «равноудаление», решено было сплотить ряды. Начало процессу положила в 2000 году реорганизация Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), который из не вполне понятной и неопределенной квазиполитической структуры бывшего советского партократа Аркадия Вольского превратился в «профсоюз олигархов».

Сам г-н Вольский от массового вхождения в бюро своей организации хозяев крупного бизнеса только выиграл. И не только сохранил за собой председательский пост в союзе как «нейтральное» ко всем «олигархам» лицо, но и резко усилил свои позиции вхожего в Кремль лоббиста, за которым уже стоит вся крупная промышленность страны, а не только набранные «с бору по сосенке» работодатели.

Обновленный РСПП занял нишу медиатора отношений федеральной власти и крупного бизнеса, в которую в это же время беспрецедентной, но безуспешной пиар-акцией пытался втиснуть свою организацию «Мобилизация и Развитие» бывший «алюминиевый король» России Лев Черной. Это лишний раз подтверждает правило, что предложения не бывает без спроса.

Итак, формальная консолидация состоялась: крупный бизнес имеет в России свою общественную организацию. Жилплощадью РСПП обеспечил действующий «алюминиевый король» Олег Дерипаска в хорошем историческом месте столицы — Болванной слободе, на Котельнической набережной.

История цивилизации убедительно показывает, что у каждой большой социальной группы неизбежно складывается свой кодекс поведения и свод понятий о том, что считать хорошим, а что плохим. По научному говоря — этос. Обращаясь к истории, мы особо выделяем рыцарский этос и противопоставляем его мещанскому, буржуазному этосу. Свой этос был у крестьян, мастеровых, врачей, проституток и устойчивых преступных сообществ. При этом этос художественной богемы сильно отличается от этоса ремесленника художественных промыслов. А этос мультимиллионеров от этоса автомобильных дилеров. Довольно поздно, в историческом понимании, сложился бюрократический этос. Еще позже — этос публичных политиков. В СССР особый этос возник у интеллигенции, которая очень старалась выделить себя из остального городского населения, хотя бы квазиоппозиционностью режиму и «духовным страданием за страну». Этос — это не только то, как человек видит себя в глазах себе подобных и по этому взгляду корректирует свое поведение, это и то, как сама обособленная группа людей видит или хочет видеть себя в глазах остального общества. Общественная роль устоявшегося этоса проявляется в том, что он оказывает моральное воздействие на человека еще до того, как тот совершает поступок.

Классическая буржуазия вырастала, как в Европе, так и в дореволюционной России, из религиозного протеста, заполняя общественные ниши, не связанные с обязательным исповеданием господствующей религии. Большинство купцов и промышленников в Европе были протестантами, а в России — старообрядцами. И тех и других объединял весьма сходный этос: глубокая религиозность, труд как служение Богу, честность, верность слову, культ партнерства, что морально обуздывало природную жадность купца, заставляя его держаться в рамках приличий. В России даже слово «товарищ» происходит от слова «товар», а коммерческое партнерство до сих пор называется «товариществом».

Когда в перестроечном СССР, а затем и в постсоветской России предпринимательский слой в обществе только-только вновь стал формироваться, им, за неимением классового сознания, сразу же были востребованы внешние аксессуары своего отличия от остального населения. Материальным носителем идейного размежевания с неимущими стали красные пиджаки, мобильные телефоны в руках напоказ, золотые цепи на шее грамм по сто, «гайки» на пальцах в два ряда, подержанный «мерин» и «распальцовка». Общество отреагировало на это анекдотами про «новых русских». Но со временем, с взрослением и укрупнением самого бизнеса, и особенно после кризиса 1998 года, с осознанием насущной необходимости вхождения отечественного бизнеса в глобальную экономику, такое поведение и внешний вид стали в бизнес-сообществе маргинальными. Возникла потребность «черного кобеля отмыть добела».

Даже в ситуации невозможности переписать собственную биографию крупный отечественный бизнес вознамерился представить себя мировому сообществу «перековавшимися» и «перевоспитавшимися».

Что за комиссия, создатель

Принятие Хартии корпоративной и деловой этики и создание Комиссии по корпоративной этике при РСПП наблюдатели встретили адекватно, как пиар-акцию. И отнеслись к этому так же скептически, как и к заявлениям пресс-службы НК «ЮКОС» о «финансовой прозрачности». Тем более что само создание такой Комиссии проходило на фоне усиления активного внимания Генеральной прокуратуры страны к крупнейшей в стране нефтяной компании.

Окончательное оформление произошло 6 июня, когда к хартии и комиссии присоединились организации малого и среднего бизнеса страны: «Опора России» и «Деловая Россия».

Одновременно со стороны некоторых членов РСПП раздались заявления о неповоротливости, неэффективности и коррумпированности судебной системы страны. То есть российским предпринимателям предложили альтернативный продукт рассмотрения хозяйственных споров, без задействования правоохранительной и судебной системы государства.

Кто б сомневался в том, что предприниматели предпочтут эффективный и быстрый альтернативный арбитраж. Правда, при одном условии: если он будет справедливым.

Но если копнуть глубже, то все эти действия РСПП нормально укладываются в нынешнюю озабоченность крупного российского бизнеса своей репутацией, в первую очередь в глазах Запада. Построение крупных, вертикально интегрированных холдингов в стране практически закончилось, и пора уже приступать к истинной цели приватизации — продаже российского бизнеса западному инвестору.

BONY-скандалы начала тысячелетия наглядно показали, что деньги, добытые приватизацией и вывезенные из России и, казалось бы, надежно укрытые от посягательств российской власти, Запад вдруг не признал легитимными. Мало того — наглядно показал, что в любой момент любой российский олигарх может остаться вообще ни с чем по причинам «нечистоплотного» происхождения этого капитала. Но мир не без добрых людей, подмигнули, намекнули, что, только продав свой бизнес Западу, наши олигархи получат настоящие деньги. Чистые, как слеза младенца, в глазах не только правоохранительных органов стран «золотого миллиарда», но и с точки зрения этоса их бизнес-сообществ.

А удачный опыт ТНК по «слиянию» с ВР не только показал «генеральную линию», но и подхлестнул аппетиты.

Не случайно, что первым делом Комиссия по корпоративной этике при РСПП заручилась поддержкой Американской торговой палаты, с которой в июне прошлого года на Петербургском международном экономическом форуме было подписано соглашение о сотрудничестве. После подписания этого соглашения глава комиссии г-н Титов заявил, что «комиссия авторитетна в промышленных кругах», хотя к тому времени еще ни одного решения комиссия не вынесла.

Также кажется не случайным, что первым в роли председателя панели арбитров выступил именно Михаил Ходорковкий. В рамках дорогостоящего репутационного менеджмента первого лица НК «ЮКОС» ему было очень выгодно выглядеть не только самому «белым и пушистым», но и принципиальным моральным арбитром остальных «зеленых и пупырчатых». Опять-таки в глазах Запада.

Слияние ЮКОСа с «Сибнефтью» шло полным ходом, и главные акционеры уже вели секретные переговоры о продаже 25 % объединенной компании «ЮкосСибнефть» американской нефтяной компании Еххоп за $24 млрд. Некоторые наблюдатели говорили о том, что продать акционеры ЮКОСа собирались все 40 % уставного капитала, но не сошлись в цене. В любом случае, если бы эта сделка состоялась, г-н Ходорковский стал бы самым богатым в мире человеком по количеству наличных, денег.

Дело о 10 миллионах

К 2001 году Орско-Халиловский металлургический комбинат ОАО «НОСТА» (контролируемый предпринимателем Андреем Андреевым) задолжал группе компаний «Стилтекс» более $40 млн. Выбить долги самостоятельно «Стилтексу» не хватало ни веса, ни сил, ни репутации, ни административного ресурса. Но такая кредиторская задолженность позволяла инициировать процедуру банкротства и ввести в ОАО «НОСТА» внешнее арбитражное управление, а также контролировать процедуры наблюдения и конкурсного производства.

Поэтому на подмогу позвали специалиста — авторитетную «зиг-зверюгу» М&А"Альфа-Эко М".

Но прежде чем банкротить «НОСТА», «Альфа» дала понять, что роль «старшего брата в песочнице» оказывает небескорыстно, а «чисто конкретно». Руководители «Стилтекса» не возражали против того, что ноу-хау ускоренного банкротства денег стоит, и партнеры по враждебному захвату ОАО «НОСТА» заключили «соглашение о дележе добычи». После чего «Стилтекс» передал право распоряжаться кредиторской задолженностью «НОСТА» «Альфе».

Договаривающиеся стороны все возможные в будущем вопросы утрясли еще до начала реальных действий, что и было зафиксировано на бумаге. Например, то, что товарные и финансовые потоки буду проходить через структуры «Стилтекса». Соглашение предусматривало и то, что, захватив ОАО «НОСТА» и установив над ним власть своего внешнего управляющего, услуги этого «манагера» партнеры могут «передать на сторону» за посильное вознаграждение, но вот само это вознаграждение должно было быть «распилено» между договаривающимися сторонами не по-братски, а поровну. «Стилтекс» знал, с кем связался, и хотел гарантий еще «на этом берегу».

«Альфа» гарантии дала. Жалко, что ли

Обанкротили ОАО «НОСТА» предельно быстро. «Альфа» если за что бралась, то, как всегда, делала красиво. В рекордный срок, уже в июне 2001 года, на «НОСТА» судом был назначен арбитражный управляющий Александр Горшков — кандидатура «Альфы», естественно.

А еще через три месяца вице-президент «Альфа-Эко» Юрий Ширманкин письменно уведомил руководство «Стилтекса» о выходе из партнерства и конкретно из проекта по управлению ОАО «НОСТА».

Мол, спасибо, ребята, за наводку, дальше сами разберемся.

И разобрались: сдали арбитражного управляющего ОАО «НОСТА» «в аренду» «Нафта-Москва» (контролируется Сулейманом Керимовым, который и до того уже контролировал часть кредиторки «НОСТА») и «Русал-Нафта» (тогда контролировалась Олегом Дерипаской и Романом Абрамовичем). Отступные, как утверждает Владимир Савельев, составили $20 млн, которые «Альфа» получила сполна, а вот «Стилтекс» на дележке кинула. Совсем.

Руководство компании «Стилтекс» и подало первую жалобу в комиссию по корпоративной этике при РСПП, в которой попросило принудить «Альфу» выплатить им $10 млн и пообещало не переносить разбирательство в суды, пока арбитры не примут решения. И представило бумаги.

Оно и понятно, «не обращаться»… И до того ведь, вон, сколько времени не обращались. Тут как ни крути, а такое сверхскоростное банкротство ОАО «НОСТА» могло вызвать «неуместные» в приличном обществе вопросы и к самому руководству «Стилтекса».

Владимир Савельев не сомневался, что арбитры РСПП поймут их «чисто пацанское соглашение» с «Альфой» и поставят Фридману «на вид» за нарушение «понятий». И, по-видимому, надеялся, что «перед лицом своих товарищей» Михаил Фридман устыдится и выплатит обещанные $10 млн или же гордо покинет профсоюз олигархов, согласно уставу и хартии. Либо по гневному решению бюро правления РСПП.

Ворон ворону глаз не выклюет

Руководство панелью арбитров по делу «о 10 миллионах» поставило Михаила Ходорковского, ввиду его близости к Михаилу Фридману, в слегка неловкое положение.

Восемь месяцев вся панель арбитров мусолила дело «о 10 миллионах», пока Михаил Ходорковский не нашел «соломоново» решение: факт получения отступного «Альфой» был им признан недоказанным, а в нарушении корпоративной этики обвинил и истца и ответчика.

Таким образом, «справедливость восторжествовала» лишь в деле скоростного банкротства ОАО «НОСТА», где комиссия осудила «практику организации банкротства предприятий с целью установления над ними контроля, связанную с использованием административного ресурса, как несовместимую с принципами корпоративной и деловой этики и наносящую ущерб российской экономике». То есть, говоря по-русски, г-н Ходорковский обвинил и истца и ответчика в уголовном преступлении — преднамеренном банкротстве.

Правда, если перечитать еще раз и внимательно, отыщется в этой формулировке и второе дно, некий сигнал для своих: преднамеренное банкротство без использования административного ресурса получается вполне совместимым с принципами деловой этики и не наносит российской экономике никакого ущерба.

Но главное в этом решении г-на Ходорковского все-таки было то, что г-ну Фридману не пришлось ни денег г-ну Савельеву платить, ни РСПП покидать. А общественное порицание на вороту не виснет.

Правда, председатель Комиссии по этике РСПП Борис Титов позже заявил, что «комиссия еще может вернуться к рассмотрению этого вопроса», но при условии, что Олег Дерипаска — председатель совета директоров «Базового элемента» и гендиректор «Русского алюминия», член бюро РСПП — сам расскажет о наличии или отсутствии отступного. Титов заявил, что комиссия уже обратилась к нему с просьбой прояснить ситуацию (как будто восемь месяцев для организации такого запроса было недостаточно).

Как вы думаете: приемный внук первого президента Ельцина, получив предложение г-на Титова, тут же рубаху на себе порвет, посыплет власа пеплом и, каясь, на себя все это повесит — платил, мол, отступные, покупал у Фридмана арбитражного управляющего?.. Тем более что г-н Титов сразу всех предупредил, что «это его (Дерипаски. — Д. С.) общественная позиция, отвечать или не отвечать на наши вопросы . Мы не можем применять к нему какие-либо принудительные меры».

Ответа от Дерипаски ждут до сих пор. Как ответит, так, видать, моментально рассмотрят и устроят Фридману показательную порку. Но пока от него даже нет дежурной формулы о том, что он это не может ни подтвердить, ни опровергнуть.

Вице-президент «Альфа-Эко» Игорь Барановский после оглашения вердикта в интервью газете «Коммерсантъ» был более дипломатичен, заявив, что он «по-прежнему считает, что это дело не должно было рассматриваться в РСПП, так как оно не соответствует регламенту по сроку давности. Но мы с уважением относимся к решениям любых инстанций, в том числе и комиссии по этике, и считаем, что их надо выполнять. Поэтому мы примем эти решения к сведению».

Лучше и не скажешь. Как там у Ильфа и Петрова в «12 стульях» гендиректор Полыхаев резолюцию ставил: «Ни унитазов не отдам, ни умывальников!!!»

Глава «Стилтекса» Владимир Савельев, естественно, назвал вердикт арбитров РСПП под руководством Ходорковского «профанацией» и заявил, что арбитры РСПП «сделали все, чтобы выгородить коллегу по цеху», что доводы «Стилтекса» во внимание не приняли, а процедуру рассмотрения спора нарушили.

Но не стоило г-ну Савельеву махать после драки кулаками и грозить «обращением в правоохранительные органы» и «продолжить спор в судебных инстанциях». Как мне кажется, с этого и надо было начинать еще в октябре 2001 года, сразу после «кидалова», а не надеяться на то, что олигархи олигарха устыдят. А уж угроза «подать в суд иск на Ходорковского о защите деловой репутации» смешна до слез. Кто ж на третейского судью иск примет?

Скорее всего именно обращение в комиссию по этике при РСПП сильнее всего и ударило по деловой репутации г-на Савельева: нельзя же быть таким наивным. Наблюдатели и не сомневались, что решение будет принято в пользу Фридмана.

Вот бывший владелец ОАО «НОСТА» г-н Андреев, который из судов не вылезает, пытаясь доказать банкротство «НОСТА» преднамеренным, несмотря на то что на его жизнь даже покушались, в «профсоюз олигархов» жаловаться не бегает. Видно, за бесполезностью такового занятия.

Необходимо добавить, что арбитр Коновалова (член Совета Федерации) подписать решение панели арбитров отказалась и выразила особое мнение: удалить из решения п.п. 1 и 2 как «декларативные» и «не являющиеся предметом спора». факт передачи управленческого контроля в форме передачи контроля третьим лицам (то есть «продажу» арбитражного управляющего) «Альфа-групп» структурам «Русского алюминия» считает доказанным и требует компенсации от «Альфа-Эко» в размере $13,555 тыс. в пользу группы компаний «Стилтекс». А Михаила Фридмана в случае отказа от выплаты компенсации предлагает «исключить из РСПП и внести в список неблагонадежных корпоративных партнеров».

Ввиду особого мнения арбитра Коноваловой в бой вступила уже тяжелая артиллерия: Объединенная комиссия по корпоративной этике выступила с особым заявлением, в котором финансовые претензии «Стилтекса» окончательно были преданы забвению.

P.S.

Председатель панели арбитров гражданин Ходорковкий недолго представлял в Российской Федерации «корпоративную» Фемиду. Вскоре за ним пришла Фемида настоящая, и теперь «судья» сам под следствием по семи статьям Уголовного кодекса РФ.

Председатель Комиссии по этике при РСПП г-н Титов не теряет оптимизма и по-прежнему считает, что смысл деятельности его комиссии как раз и заключается в том, чтобы улучшать корпоративный климат в стране путем морального воздействия на его нарушителей.

Означает ли это, что вопрос материального возмещения г-ну Савельеву комиссией не планировался еще в момент принятия от него жалобы?

Вывод напрашивается сам собой: пока еще в России маржа выше репутации.

В последний месяц прошедшего года в Комиссию по корпоративной этике при РСПП обратилось руководство ЗАО «Цветметсервис», миноритарный акционер ЗАО «Росскат» (г. Нефтегорск, Самарская область), с жалобой на НК «ЮКОС» и лично на г-на Ходорковского по поводу ущемления ими прав миноритарных акционеров. Суть жалобы: НК «ЮКОС» захватила все места в совете директоров ЗАО «Росскат» и не допускает к управлению обществом даже владельца блокирующего пакета акций…

Решение панели арбитров Комиссии по корпоративной этике при РСПП по рассмотрению претензии группы «Стилтекс» к «Альфа-групп»

(итоговая редакция)

1.Осудить практику банкротства предприятий с целью установления над ними управленческого контроля, связанную с использованием административного ресурса, как несовместимую с принципами корпоративной и деловой этики и наносящую ущерб российской экономике.

2.Признать соглашение между группой компаний «Стилтекс» и «Альфа-Эко», заключенное с целью установления управленческого контроля над ОАО «НОСТА», противоречащим нормам Хартии корпоративной и деловой этики РСПП.

3.Считать уклонение «Альфа-Эко» от проведения переговоров с представителями группы фирм «Стилтекс» по вопросам одностороннего выхода из соглашения и передачи управленческого контроля третьим лицам не соответствующим этике корпоративного поведения.

4.Рекомендовать Бюро РСПП обратиться к члену Бюро правления РСПП О. В. Дерипаске с просьбой о раскрытии информации относительно наличия факта и финансовых условий сделки между структурами «Русского алюминия» и «Альфа-групп» по поводу передачи «Альфа-групп» управленческого контроля над ОАО «НОСТА» в пользу «Русского алюминия».

5.В настоящее время ввиду недостаточности подтверждения факта получения «Альфа-групп» денежных средств в качестве отступного за передачу управленческого контроля над ОАО «НОСТА» принятие панелью арбитров Комиссии по корпоративной этике решения относительно признания обоснованности финансовых требований группы компаний «Стилтекс» к «Альфа-групп» не представляется возможным. :! ' '

6.Панель арбитров оставляет за собой право возобновить слушания по рассмотрению претензии 000 "НПО «Стилтексхолдинг» к «Альфа-групп» в случае подтверждения факта осуществления платежа в пользу «Альфа-групп» (с указанием суммы платежа) в качестве компенсации за передачу «Альфа-групп» управленческого контроля над ОАО «НОСТА».

Подписано:

М. Б. Ходорковский — председатель панели арбитров И. А. Казаков — арбитр

Арбитр Т. И. Коновалова подписать данное решение отказалась и письменно выразила особое мнение

Объединенная комиссия по корпоративной этике при РСПП

Заявление

Объединенная комиссия по корпоративной этике при РСПП, объединения «Опора России» и «Деловая Россия» настоящим заявляют о том, что они:

• Осуждают практику преднамеренного банкротства предприятий с целью установления над ними управленческого контроля, связанного с использованием административного ресурса.

• Считают эту практику, широко используемую рядом корпоративных структур, несовместимой с принципами корпоративной этики, наносящей ущерб интересам акционеров предприятий и российской экономике. '

• Информируют, что соглашение между компанией «Стилтекс» и «Альфа-Эко» об установлении управленческого контроля над ОАО «НОСТА» путем банкротства, факт которого был выявлен в ходе рассмотрения спора «Стилтекс» против «Альфа-групп» (председатель панели арбитров — М. Б. Ходорковский, арбитры — Т. Н. Коновалова и А. И. Казаков), противоречит нормам Хартии корпоративной и деловой этики.

Объединенная комиссия по корпоративной этике РСПП:

Председатель комиссии, арбитр — Титов Борис Юрьевич Ответственный секретарь комиссии — Осгарков Николай Александрович

Гуманизация отменяется

Борис Титов не смог защитить российских бизнесменов.

Борис Титов

В начале июня суд в Екатеринбурге приговорил бывшего гендиректора компании «Уралэлектротяжмаш-Уралгидромаш» Александра Степанова к двум годам лишения свободы за преднамеренное банкротство предприятия. Уголовное дело инициировано Сбербанком, одолжившим компании 1,5 млрд руб. И это уже не первый срок, полученный Александром Степановым «по милости» Сбербанка: в ноябре 2012 г. его приговорили к четырем с половиной годам лишения свободы по обвинению в мошенничестве с кредитом на сумму 12 млрд руб. Дело это довольно характерно для России: со Сбербанком, и вообще с крупными, в особенности государственными компаниями, предпринимателям иметь дело опасно. Такова одна из особенностей бизнес-ландшафта нашей страны.

Новая попытка

В мае состоялась встреча бизнес-омбудсмена Бориса Титова и президента РФ Владимира Путина, которая была истолкована всеми наблюдателями как тактическое поражение уполномоченного по правам предпринимателей в его борьбе за уменьшение интенсивности уголовных преследований представителей делового сообщества.

Разумеется, Путин прямо не отказал омбудсмену, но отнесся к предложениям Титова без симпатии и подчеркнул, что они требуют тщательного анализа. Фактически президент передал предложения Бориса Титова на усмотрение правительственной бюрократии.

Чего же хотел Титов и что могло не понравиться президенту? Главная просьба омбудсмена касалась остановки процесса возвращения следственным органам права инициировать уголовные дела в налоговой сфере. Превращение налоговых нарушений в преступления — один из самых легких способов сломать судьбу любому предпринимателю. Налоговые нарушения есть почти у всех, оптимизировать налоги пытается подавляющее большинство бизнесменов, но где кончаются нарушения и начинаются преступления — четких критериев нет. В результате медведевской гуманизации уголовного законодательства право инициировать уголовные дела по налоговым преступлениям фактически было закреплено за налоговой инспекцией. Но правоохранители остались недовольны тем, что утратили часть своей власти над бизнесом, и появился законопроект, возвращающий право инициативы в возбуждении налоговых уголовных дел Следственному комитету. Документ уже прошел первое чтение.

Опасная профессия

Кампания по защите бизнесменов от тюрьмы родилась не на пустом месте, а как реакция деловых кругов на крайне нестабильное положение любого богатого человека. По факту государство видит в бизнесмене потенциального преступника. «Посадки» предпринимателей носят массовый характер. За десять лет, по подсчетам «Деловой России», 3 млн человек привлечены по экономическим статьям. За последнее десятилетие лет 16 % предпринимателей (то есть каждый шестой) подверглись уголовному преследованию, 2/3 из них прекратили свою деятельность, и из-за этого 2 млн человек остались без работы. При этом к уголовной ответственности привлекались вовсе не «новички» в бизнесе: 47 % занимались предпринимательской деятельностью свыше десяти лет, 32 % — более двадцати лет. Ежегодно в России возбуждается 150 000—200 000 уголовных дел по «экономическим» статьям, 35 000-40 000 передается в суд, 5000-6000 прекращается, а остальные продолжают висеть. По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, каждый пятый, привлеченный к уголовной ответственности, подвергся наказанию в виде лишения свободы.

Всей стране известны имена крупных предпринимателей, сбежавших от уголовного преследования за границу: Сергей Полонский, Владимир Гусинский, Леонид Невзлин, Михаил Гуцериев, Евгений Чичваркин, Тельман Исмаилов, Андрей Бородин. Михаил Ходорковский после десяти лет тюрьмы вышел на свободу. Но сейчас под стражей находятся известный банкир и политик Глеб Фетисов и Андрей Комаров из ЧТПЗ.

Пять пакетов

Кампания по гуманизации законодательства стартовала примерно в 2010 г., когда лоббисты из бизнес-ассоциаций смогли найти поддержку у президента Дмитрия Медведева. В течение 2010—2012 гг. были разработаны и приняты пять пакетов поправок по либерализации уголовного законодательства в экономической сфере. В частности, введен мораторий на аресты за экономические преступления, многие статьи декриминализованы, по некоторым появилась возможность избежать наказания в случае возмещения ущерба, за нетяжкие преступления отменен нижний порог лишения свободы, а за взятки введены кратные штрафы вместо реальных сроков. Наиболее значимым эксперты называют четвертый пакет. Согласно ему, было запрещено возбуждать уголовные дела без наличия потерпевших по статье «Мошенничество»; введена новая статья 159.4 — «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности», по которой в два раза снижен максимальный срок наказания; в шесть раз повышен порог особо крупного ущерба — до 6 млн руб.; убран квалифицирующий признак «преступление, совершенное группой лиц».

Последствия неоднозначны и до сих пор широко обсуждаются. Медведевские пакеты не выполнили главную задачу, на них возлагаемую: они не смогли исключить аресты предпринимателей на стадии предварительного следствия. Для этого, кроме прямого нарушения законов правоохранительными органами, в законодательстве отыскалось несколько лазеек. Опасной для предпринимателей является статья 159 УК «Мошенничество», ведь мошенничество считается не экономическим, а общеуголовным преступлением, и предпринимателя, обвиняемого в мошенничестве, могут арестовать.

Именно поэтому Борис Титов на майской встрече с президентом предлагал внести в Уголовный кодекс определение «предпринимательской деятельности».

Еще пример: медведевская гуманизация предполагала, что в ряде случаев заключение для предпринимателей может быть заменено общественными работами. Однако организация общественных работ требует бюджетных вложений. Речь шла о 2,5 млрд руб. для организации первых 30 исправительных центров. Первоначально новый вид наказания собирались внедрить с 2013 г., но теперь это отложено до 2017 г.

Эксперты, опрошенные «Ко», разошлись во мнениях относительно эффекта медведевской гуманизации. Так, адвокат, партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры», эксперт центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» Тимофей Ермак отметил, что часть инициатив оказалась по-настоящему эффективной и количество возбужденных уголовных дел по статьям о неуплате налогов сократилось в три раза. Но, видимо, эта цифра нестабильна: в феврале руководитель Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин говорил, что только в Москве число уголовных дел по налоговым преступлениям увеличилось на 35 %.

Кирилл Титаев, ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, сказал «Ко», что инициативы Дмитрия Медведева имели значение, но не очень большое. «Они несколько осложнили жизнь злонамеренным правоохранителям — им пришлось подстраиваться под новые требования законодательства, — рассуждает эксперт. — Однако на данный момент почти все, кому это было нужно, уже научились нелегально работать, оставаясь в границах новых правил. И общегосударственная риторика, и некоторые контрреформы весьма способствуют возврату к дореформенной ситуации».

Впрочем, Тимофей Ермак также признает, что декриминализация норм, устанавливающих ответственность за совершение уголовных деяний в предпринимательской сфере, идет меньшими темпами, чем того хотелось бы. «И виной тому не только несовершенство вносимых изменений, но в большей степени проблемы их правоприменения. Как правоохранительные органы, так и суды стараются занимать формальную позицию относительно применения норм уголовного права по делам, касающимся бизнес-отношений», — констатирует Тимофей Ермак. По словам адвоката, предприниматели по-прежнему заключаются под стражу, несмотря на прямой запрет применения подобной меры пресечения, и только по одной причине — при избрании меры пресечения суд не дает оценки сферы деятельности, в которой было совершено деяние, то есть не определяет, имело место предпринимательство или нет.

Малая амнистия

В 2012 г. бизнес-омбудсменом был назначен Борис Титов. Он сразу объявил борьбу за ослабление уголовного преследования предпринимателей одним из главных приоритетов своей деятельности. Первым громким проектом, который Титов начал двигать, стала «экономическая амнистия». Проект был реализован, но его масштабы разочаровали: в первоначальном варианте под «экономическую амнистию» подпадали привлеченные по 52-м статьям Уголовного кодекса, а в окончательном варианте осталось лишь 27 статей. В частности, наиболее массовая статья, 159-я («Мошенничество») фигурировала в усеченном виде, а статья 160-я («Присвоение и растрата») не попала вовсе. Между тем только в предшествовавшем амнистии 2012 г. по первой осуждены 23 600 человек, по второй — 6800 человек. Всего амнистией воспользовались не несколько десятков тысяч, а 2314 человек.

Уже через полгода действия амнистии председатель президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов назвал амнистию неудачной и предложил «прикрыть» ее новой, более масштабной, но это предложение не прошло. Амнистия закончилась к началу 2014 г., Борис Титов выдвигал предложение продлить ее действие еще на полугодие, но не получилось.

Реакция

Между тем в правительственных кругах явственно проявилось недовольство медведевской гуманизацией. Опрос, проведенный Минюстом в 2012 г., показал, что 69 % руководителей судов ею недовольны.

В конце 2013 г. на заседании Совета по противодействию коррупции Владимир Путин отметил, что либерализация уголовного законодательства, как показала практика, «не работает должным образом». В первой половине 2013 г. за получение взяток осуждены почти 700 человек, но только 8 % взяточников приговорены к реальным срокам лишения свободы. Большинство отделались штрафами, которые, по словам президента, «преступники не платят, находят всевозможные нормативные лазейки».

Также в ноябре прошлого года на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив президент сказал, что поправки 2011 г. привели к падению эффективности раскрытия уголовных дел. «У нас в некоторых регионах вообще перестали возбуждать дела по этим статьям — за налоговые правонарушения. А между тем во всем мире — я хочу это подчеркнуть — налоговые правонарушения считаются наиболее общественно опасными», — возмущался Владимир Путин.

«Кампания по декриминализации бизнеса явилась признанием руководства страны того времени в неспособности взять под контроль систему правоохранительных органов, — считает адвокат межтерриториальной коллегии адвокатов „Клишин и партнеры“ Дмитрий Васильченко. — По сути, вместо того, чтобы заставить правоохранителей работать по закону, изменили законодательство, чтобы таким образом облегчить работу предпринимателей. В целом каждая медаль имеет две стороны. Оборотной стороной в данном случае является ухудшение положения лиц, пострадавших от действий недобросовестных предпринимателей. Правоохранительные органы под надуманными предлогами отказываются возбуждать уголовные дела в отношении лиц, совершивших преступления с использованием „реквизитов“ экономической деятельности, даже при наличии состава преступления».

Так появился законопроект, возвращающий следственным органам право возбуждения уголовных дел в налоговой сфере.

В качестве компромисса Борис Титов выдвигает предложения включить в статью о мошенничестве пункт «Мошенничество в налоговой сфере», дабы эту статью отдать «на откуп» Следственному комитету, но чтобы во всех остальных случаях инициатива возбуждения уголовных дел осталась бы за налоговой службой. Но, судя по настроению президента, этому предложению не суждено пройти.

За что сидят

Опасность занятия бизнесом в России заключается в том, что любое, причем не уголовное, а административное, налоговое нарушение, простое неисполнение гражданско-правовых обязательств при неблагоприятном стечении обстоятельств способно легко превратиться в уголовное дело. Важнейшую опасность для отечественных предпринимателей представляет статья «Мошенничество». Всякий раз, когда предприниматель по каким-либо, в том числе и объективным причинам не выполняет свои обязательства, он рискует нарваться на уголовное дело.

Характерна судьба экс-владельца металлургической группы «МАИР» Виктора Макушина. Он сейчас живет на Кипре, а гендиректор металлургических заводов группы Сергей Мусатов приговорен к четырем годам лишения свободы. Уголовное дело о мошенничестве было заведено по инициативе Сбербанка, предоставившего группе кредит на 2,5 млрд руб. В начале 2009 г. «Сбер» потребовал от Макушина увеличить залог или вернуть деньги. Макушин попросил о реструктуризации, так как цены на продукцию МАИР упали впятеро, но банк отказал. Тогда Виктор Макушин инициировал банкротство заводов и публично обвинил чиновников и банкиров в рейдерстве. После этого на него завели уголовное дело о мошенничестве.

Другой пример: астраханский девелопер Павел Арсланов из-за задержек с финансированием не сдал вовремя дома, которые строил по заказу Росмолодежи. Он получил три с половиной года тюрьмы по статье «Присвоение и растрата». В итоге Арсланов попал под «экономическую амнистию».

«В последнее время наметилась тенденция, в соответствии с которой практически любая задолженность бизнесмена перед контрагентом или банком по воле сотрудников правоохранительных структур влечет обвинение в умышленном и преднамеренном неисполнении договорных обязательств (ст. 159.4 УК РФ). Несмотря на то, что обязательный состав такого преступления, а именно умысел, практически недоказуем и редко присутствует на самом деле. Да и привлечение лиц по заявлению банков к ответственности по ст. 159.1 УК РФ „Мошенничество в сфере кредитования“ только растет», — констатирует Тимофей Ермак.

Борис Титов сам рассказывает характерную историю про брянских предпринимателей, отца и сына. У них была типографская мастерская, и в свое время они взяли кредит. Из-за кризиса 2008 г. возникли трудности с выплатами. Вместо того чтобы реструктуризировать долг, банк подал на них в суд. Им дали реальные сроки: каждому больше пяти лет. При этом банк залог реализовал и свои убытки покрыл. Отец и сын отсидели по три года.

Налоговое законодательство также является «источником опасности». Например, под следствием сейчас находится генеральный директор ОАО «Зарамагские ГЭС» Виталий Тотров, обвиняемый в том, что неверно истолковал Налоговый кодекс РФ при возмещении налога на добавленную стоимость. Между тем, как заявляет пресс-секретарь «Русгидро» Елена Вишнякова, в соответствии с Налоговым кодексом дочерние компании «Русгидро» пользуются своим правом на возмещение НДС: «Возвращаемые денежные средства поступают на расчетные счета организаций и не могут использоваться для личного обогащения кого-либо или извлечения незаконной прибыли организациями».

Другое слабое место — лицензии. У предпринимателей часто нет лицензии на определенный вид деятельности либо она получена с нарушениями. Большинство осужденных по статье 171 («Незаконное предпринимательство») приговорены из-за таких проблем, отмечают адвокаты. Под следствием по этой статье находился, например, Алексей Рябинин из Орловской области. Рябинин, живущий в деревне в 110 км от Орла, рыл колодцы и скважины для всей округи без лицензии на эту деятельность. Если бы по его делу вынесли обвинительный приговор, он мог получить до пяти лет лишения свободы. Благодаря амнистии обвинение с Рябинина сняли.

«Большинство проблем возникает у бизнесменов тогда, когда они не оформляют необходимые документы, — поясняет советник юридической фирмы Lidings Сергей Кислов. — Недавно был случай, когда честный бизнесмен „по дружбе“ пустил „переночевать“ на принадлежащую ему территорию складов строительную технику. Ввиду дружеских отношений с просителем такового никакой документации не оформил. При обнаружении следственными органами предмета хищения бизнесмену было предъявлено обвинение в укрывательстве похищенного».

По мнению Бориса Титова, за большинством обращений о незаконном уголовном преследовании стоят корпоративные конфликты. Сначала возникает спор между двумя предпринимателями из-за акций, патентов, контрактов, кредитов и т. д., а потом один из них пишет заявление в органы. «Зачастую правоохранителей „натравливает“ на другого предпринимателя его конкурент, партнер или рейдер. То есть в этом случае правоохранительные органы играют роль просто наемных киллеров, которые инициируют заказные дела», — констатирует Борис Титов.

На что надеяться

По данным Бориса Титова, за последний год количество уголовных дел против бизнеса уменьшилось на 20 %, то есть некий эффект от совокупных усилий общественности и законодателей вроде бы имеется. Но, как считает Кирилл Титаев, существующая система статистического учета не позволяет дать точный ответ на вопрос, произошло ли реальное снижение. Ведь фиксируется сугубо формальный статус подозреваемого и осужденного. В результате человек, который имеет формальный статус предпринимателя или должностного лица коммерческой организации и идет по типичной «предпринимательской» статье (скажем, 160 — «Присвоение или растрата»), может оказаться продавцом, имеющим параллельно зарегистрированное ИП. Верно и обратное: человек, идущий по какой-нибудь общекриминальной статье (например, 228.1 — «Незаконное приобретение и хранение наркотиков») и не имеющий этого формального статуса, может оказаться предпринимателем, у которого недобросовестные сотрудники правоохранительных органов хотят отнять бизнес и которому подкинули наркотики (или воспользовались реальной ситуацией). Но эксперты утверждают, что небольшое снижение давления есть. В первую очередь за счет привлечения общественного внимания к этой теме и исчезновения совсем уж «наглых» схем, реализуемых на низовом уровне.

В государственном аппарате формируется явно выраженное движение на пересмотр итогов гуманизации и расширение полномочий правоохранителей. Большинство инициатив по защите бизнесменов либо не проходит, либо проходит в усеченном виде. По мнению Кирилла Титаева, для этого есть две причины. Первая связана с прямым лобби криминализованных частей правоохранительной системы. О второй вспоминают существенно реже. «Это абберация зрения у лиц, которые руководят этой системой (руководители МВД, СК, прокуратуры, другие лица, ответственные за принятие решений в этой сфере). Они не видят огромного потока мелких дел, которые находятся на грани между пресечением незаконной деятельности и силовым рейдерством. В их поле зрения оказываются лишь громкие, серьезные дела (о политических делах мы тут не говорим), где криминальный элемент несомненен. Поэтому для них любое смягчение законодательства — это открытие дороги этой масштабной экономической преступности. Того же факта, что ущерб от „больших“ преступлений гораздо меньше, по экспертным оценкам, чем эффект от многочисленной борьбы с мелкими псевдопреступлениями, они попросту не видят», — объясняет эксперт.

Новые надежды защитников предпринимателей связаны с некоторым расширением их полномочий. Минэкономики продвигает проект поправок к закону «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в РФ», который разрешает уполномоченному обращаться в арбитражный суд в защиту публичных интересов в сфере предпринимательской деятельности и вступать в арбитражные дела на стороне истца или ответчика в качестве третьего лица. Должностные лица, получившие от омбудсмена заключение с указанием мер по восстановлению прав и соблюдению законных интересов предпринимателей, будут обязаны в течение тридцати дней письменно сообщить о результатах рассмотрения этого документа. Однако и данная инициатива прошла в усеченном виде: из проекта выпало предлагавшееся ранее наделение бизнес-омбудсмена неприкосновенностью от уголовных преследований. Неприкосновенных у нас нет.

Передача контрольного пакета акций «Абрау-Дюрсо» Борису Титову может привести к утере качества прославившихся на весь мир вин

Бизнес в шампанском

http://compromatwiki.org/wiki/Бизнес_в_шампанском


Ссылки

Источник публикации

Ссылки