Томское дело

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Российские вести", origindate::12.11.2003

Томское дело Ходорковского

Арестованному олигарху грозит еще одно обвинение в мошенничестве

Николай Гаврилов

Converted 15435.jpgСпоры о том, почему Михаил Ходорковский решил уйти из «ЮКОСа», до сих пор сводились к двум основным версиям. Согласно первой, изложенной самим арестованным олигархом, это решение продиктовано исключительно заботой о трудовом коллективе компании, который необходимо было «вывести из-под удара». Объяснение, конечно, трогательное, но едва ли правдоподобное - хотя бы потому, что работающих на Севере нефтяников арест Ходорковского практически никаким боком не коснулся: какое бы управление ни вводилось в «ЮКОСе», бригады на участках нефтедобычи как работали, так и будут работать. Ведь нефть нужна и олигархам, и государству.

Гораздо ближе к истине другая версия добровольной отставки главы «ЮКОСа» - защитить свой бизнес путем передачи управленческих функций гражданам иностранных государств. Избранный новым председателем правления компании Семен Кукес, например, гражданин США. А лорд Джейкоб Ротшильд, о котором говорят, будто ему доверено управлять пакетом акций Ходорковского, - гражданин Великобритании. Иначе говоря, арестант Ходорковский попытался отгородиться от российского закона частоколом громких имен и иностранных паспортов. Однако, судя по всему, уход олигарха вызван не только этим тактическим планом. Вполне вероятно, что главным аргументом для Ходорковского стало возбужденное прокуратурой накануне его отставки новое уголовное дело, обвинения по которому олигарху уже нечем крыть. Это дело касается мошеннической схемы ухода от налогов компании «Томскнефть», личная причастность к которой Михаила Ходорковского не вызывает сомнений у следствия.

Аферу провернули еще в мае 1999 года. Причем центральным звеном в ней был банк «МЕНАТЕП», в подобных операциях участвовали также сам «ЮКОС», а также Новокуйбышевский и Ачинский НПЗ. Они втроем набрали недоимок по налогам на сумму около 2 миллиардов рублей. Не отставала и «Томскнефть». По документам выходило, что компания рассчиталась по налоговым платежам с государством купленным у НК «ЮКОС» векселем банка «МЕНАТЕП» номиналом 1 миллиард 50 миллионов рублей. Однако, как выяснилось, этот вексель оказался пустышкой: к моменту совершения сделки «Менатеп» был признан неплатежеспособным, о чем клиенты этого банка, как и полагается, были уведомлены через «Вестник Банка России». Как установила дальнейшая проверка, на счету «МЕНАТЕПа» в момент реализации мошеннической схемы находилось всего лишь немногим более 3 тысяч рублей. Таким образом, вексель был ничем не обеспечен. В результате госбюджет понес миллиардный убыток. Сотрудники Следственного управления УВД Томской области этот факт установили, но оснований для возбуждения уголовного дела почему-то не нашли. А вот прокурорская проверка была более тщательной. 30 октября нынешнего года заместитель прокурора Томской области вынес постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 199 ч. 2 УК РФ (уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах) в отношении руководителей ОАО «Томскнефть» по факту расчетов с бюджетом через проблемный банк «МЕНАТЕП».

На то, что это дело может поставить окончательную точку во всей затянувшейся истории с «ЮКОСом», указывает и тот факт, что сразу же после активизации томской прокуратуры уехавшим в Израиль соратникам Ходорковского Леониду Невзлину и Владимиру Дубову было безотлагательно, с форсированием всех положенных процедур, предоставлено израильское гражданство. Для партнеров арестованного олигарха томское дело, вероятно, было последним предупредительным сигналом к тому, что пришла пора всеми правдами и неправдами спасаться от российского закона. Судя по всему, за развитием событий в рамках томского дела внимательно следили и другие партнеры Ходорковского - арестованный летом глава «МЕНАТЕПа» Платон Лебедев и обвиняемый в налоговых преступлениях, но пока еще находящийся на свободе Василий Шахновский. Расследование в отношении этих двоих олигархов было завершено в рекордно короткие сроки, однако Лебедев до неприличия затягивает процесс ознакомления с материалами уголовного дела: свои прокурорские тома банкир читает уже третий месяц. С точки зрения защиты, в этом, конечно, есть немалый резон: ведь чем дольше удастся затянуть чтение, тем позже состоится суд. Соответственно, тем позже Лебедев из разряда обвиняемых перейдет в категорию уголовных преступников. А после суда всякие апелляции к мировой общественности и Еврокомиссии потеряют смысл: преступник - он ведь и в Европе преступник.

Но теперь, когда «МЕНАТЕП» ходит еще под одним весьма перспективным и громким делом, ни Лебедеву, ни Ходорковскому уже нет резона рассчитывать на политическое заступничество: вскрытые прокуратурой факты - вещь упрямая. Похоже, это постепенно придется признать и тем кругам на Западе, которые в последнее время подняли нездоровую шумиху вокруг дела «ЮКОСа». К тому же западный бизнес всегда отличался прагматичностью мышления: стабильные поставки нефти важнее ввязывания в замысловатую политическую игру без правил. Поэтому даже если возглавивший недавно правление «ЮКОСа» американец Семен Кукес окажется всего лишь фигурой переходного периода и в конце концов будет вынужден уступить место государственнику в чекистских погонах, это вряд ли вызовет на Западе реакцию отторжения. Лишь бы продуктивно работали нефтяные качалки да «черное золото» стремилось бы по нефтепроводам в экспортном направлении...

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::10.11.03

Прокуратура припомнила долги "Томскнефти"

Следствию будет сложно доказать, что "Томскнефть ВНК" сознательно пыталась рассчитаться с бюджетом через неплатежеспособный банк

Петр Сапожников, Аркадий Круглов

В распоряжении "Ъ" оказалась копия письма, отправленного в Генпрокуратуру и. о. прокурора Томской области Сергеем Пановым. В нем чиновник сообщает о возбуждении уголовного дела в отношении ОАО "Томскнефть ВНК" "по факту расчетов с бюджетом через проблемный банк МЕНАТЕП" в 1999 году. Отметим, что 1 сентября облпрокуратура не нашла признаков преступления в этих расчетах, после чего прокурор области Юрий Сухоплюев был отправлен в отставку.

В июле первый зампред комитета Совета федерации по обороне и безопасности Валерий Манилов отправил в Генпрокуратуру запрос, в котором интересовался, действительно ли "Томскнефть ВНК" не доплатила в бюджет с октября 1998 по май 1999 года $80 млн, намеренно проводя налоговые платежи через неплатежеспособный банк МЕНАТЕП. Генпрокуратура переслала запрос в прокуратуру Томской области, однако та отказалась возбуждать дело в отношении "Томскнефти".

По версии следователей облпрокуратуры, 14 мая 1999 года "Томскнефть ВНК" (после ликвидации Восточной нефтяной компании преобразована в ОАО "Томскнефть", дочернее предприятие НК ЮКОС) купила у ЮКОСа вексель банка МЕНАТЕП номиналом 1,05 млрд руб. и рассчиталась за него собственными векселями на эту же сумму. 17 мая "Томскнефть ВНК" предъявила купленный вексель к оплате в банк, после чего 1,05 млрд руб. были зачислены на ее расчетный счет в МЕНАТЕПе. Одновременно банк принял от "Томскнефти" платежное поручение оплатить с ее счета налоговые платежи в бюджет и внебюджетные фонды на сумму 1,0499 млрд руб. Однако МЕНАТЕП не успел обработать платежку: в тот же день Центробанк отозвал у него лицензию. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела заместитель прокурора области Вячеслав Сизов указал: "По действующему законодательству обязанность по уплате налогов считалась исполненной с момента предъявления налогоплательщиком в банк поручения при наличии достаточного остатка на счете".

Прокуратура пересмотрела свое решение после того, как прокурор области Юрий Сухоплюев был в начале октября отправлен в отставку. Рапорт об отставке был подан им после завершения проверки работы томской прокуратуры комиссией Генпрокуратуры. Исполняющим его обязанности 15 октября был назначен Сергей Панов, которого Генпрокуратура срочно перебросила из Удмуртии, где он работал и. о. прокурора республики.

При новом руководителе облпрокуратура "вспомнила", что МЕНАТЕП в январе 1999 года был включен в реестр кредитных учреждений, не обеспечивавших своевременность перечисления налогов своих клиентов в бюджет. Информация о неплатежеспособности МЕНАТЕПа была опубликована в "Вестнике банка России", о чем, по мнению прокуратуры, руководство "Томскнефти" не могло не знать.

Сергей Панов, судя по имеющемуся у "Ъ" документу, 30 октября приказал возбудить уголовное дело, которым занялся отдел по расследованию особо важных дел облпрокуратуры. Накануне праздников пресс-служба прокуратуры не смогла объяснить, почему следователи вернулись к расследованию расчетов через МЕНАТЕП. Как утверждают в пресс-службе, с четверга господин Панов на рабочем месте не появлялся.

Выплаты по долгам МЕНАТЕПа были завершены в прошлом году – все долги обанкроченного банка и его клиентов перед бюджетом заплатило МФО МЕНАТЕП, дочерняя компания Group MENATEP. Начальник пресс-службы МФО МЕНАТЕП Александр Семенов заявил: "Задолженности банка МЕНАТЕП были погашены на 100%, ни у Министерства по налогам и сборам, ни у других правоохранительных органов не осталось претензий к МЕНАТЕПу". [...]