Топ-менеджер Березовского в АО "Независимая Ичкерия"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "FreeLance Bureau", origindate::27.06.2001

Топ-менеджер Березовского в АО "Независимая Ичкерия"

Алексей Челноков, Арсен Рстаки

Об "особых", неформальных отношениях Березовского с предводителями чеченских сепаратистов давно оповещено было всей стране. Даже далекий от политики торговец на хасавюртовском рынке знает БАБа в лицо и охотно расскажет о том, как тот возил в Чечню мешки долларов для Басаева и чеченских работорговцев, как с поклоном преподнес Радуеву золотые часы "Ролекс" стоимостью в 50 тысяч долларов. Но, к сожалению, чеченские связи опального олигарха не были изучены досконально. До сих пор неизвестно, как давно и насколько тесно был связан "бизнес" Березовского с чеченскими преступными группировками. Как повлияли эти криминальные связи на политическую деятельность бывшего замсекретаря Совбеза.

FLB располагает досье на одного влиятельного чеченского авторитета, который обеспечивал Березовскому "крышу" в начале его предпринимательской деятельности, затем оказывал ему "эскорт-услуги" в поездках в Чечню и наполнял идеологическим содержанием бредовые концепции БАБа по мирному урегулированию чеченского конфликта. В последние годы эти двое строили совместные проекты в нефтяном бизнесе, в частности они энергично внедряли своих людей на руководящие посты в Каспийский трубопроводный консорциум.

Имя этого чеченского мафиози - Хож-Ахмет Нухаев. Он, а также некий Мовлади Атлангериев владеют 39-процентным пакетом акций Петербургского филиала АО "ЛогоВАЗ". Березовского познакомил с Нухаевым некий Магомед Ужахович Исмаилов, "державший" в конце 80-х годов автомобильный рынок в районе Южного речного порта Москвы, на котором "ЛогоВАЗ" продавал свои "реэкспортные" "жигули". Впоследствии Исмаилов стал во главе службы безопасности "ЛогоВАЗа", выбивал для Березовского и Бадри Патаркацишвили (нынешнего финансового директора ОРТ) деньги из должников, "урегулировал" отношения с уголовными авторитетами, в частности с Сильвестром. Кстати, Сильвестр, жена которого (Жлобинская) возглавляла Московский торговый банк, взлетел под небеса вместе со своим "мереседесом" после того, как банк отказался вернуть Березовскому два векселя по 100 миллионов рублей каждый.

45-летний Нухаев, можно сказать, живая легенда. Он послужил английскому режиссеру Фредерику Форсайту прототипом для документального фильма о русской мафии "Икона". Причем Нухаева совсем не смутило то, что в фильме он назван " крестным отцом московской чеченской мафии ". Наоборот, всячески помогал де Паттеру снять уникальный по содержанию фильм о бандитизме и коррупции.

С 94-го Нухаев, объявленный в федеральный розыск за вымогательство, скрывался в Чечне. Дудаев поставил его во главе своей внешней разведки. В январе 1995 года был ранен в Грозном После гибели Дудаева, в правительстве Зелимхана Яндарбиева его назначили первым вице-премьером. В 1999 году Нухаев создал и возглавил "народное движение "Нохчи-Латта-Ислам" со штаб-квартирой в Баку. Главный лозунг Нухаева - "Будущее Чечни - ее прошлое", причем это прошлое, в его представлении, - весьма далекое, примерно трехвековой давности. "Мы должны восстановить целостность институтов кровного родства, ядром которых является Божий закон кровного возмездия и которые раньше регулировали все аспекты жизни на Кавказе, - говорил Нухаев в интервью немецкой газете DIE WOCHE. - Нам надо организовать нацию снизу вверх как единый сплоченный иерархический организм, базирующийся на трех началах: вера отцов, кровь отцов и земля отцов. Кровнородственным связям - вплоть до семиюродных братьев - должны быть подчинены все остальные приоритеты общественной жизни, в том числе образование, культура, экономика и так называемая политика".

Впрочем, никто еще так красноречиво не описал Нухаева, как он сам в своем интервью, данному полгода назад корреспонденту DIE WOCHE Штефану Шоллю.

Корр.: Господин Нухаев, вы действительно крестный отец московской чеченской мафии?

Нухаев: В конце 80-х годов в России и прежде всего в Москве возник вакуум власти. Появились стихийные банды, которые нападали на банки и кооперативы. Ни милиция, ни другие структуры не рисковали пресечь этот беспредел. Я решил, что это по силам чеченцам и организовал компактную группу решительных мужчин, а затем сказал представителям деловых кругов Москвы: "Mы готовы защищать вас от бандитов, но ставим одно-единственное условие: вы принимаете в партнеры любого чеченца, который будет вас устраивать". И многие согласились с такой постановкой вопроса. Так, в конце 80-х годов в перестройке Советского Союза началась "чеченская эпоха". Эту борьбу за выживание и приобретение личной независимости в условиях тоталитарного режима, как и следовало ожидать, наши враги в структурах, подконтрольных КГБ, попытались дискредитировать, окрестив нас "чеченской мафией".

Корр.: Когда и за что Вы были арестованы в первый раз?

Н.: Это случилось в конце 70-х. Будучи студентом юридического факультета Московского государственного университета, я вместе с Саид-Хасаном Абумуслимовым (впоследствии вице-президентом Чечни) организовал подпольный комитет по освобождению Чечни. Он отвечал за политику и информацию, в том числе за распространение книг Солженицына, Сахарова и Автурханова. Я же занимался финансами и оружием. Все это неизбежно вело к столкновению не только с милицией, но и спецслужбами.

Так как официально в СССР политических преступлений не было, накануне Олимпиады-80 меня решили изолировать, навесив уголовное дело о разбойном нападении. Затем они сказали моему отцу, что я получу три года условно, если не подам апелляцию. После года предварительного заключения меня отправили в лагерь в Соликамск. В общей сложности я провел за решеткой 7 лет, трижды был судим и трижды совершал побег из мест заключения. Мой последний побег был зимой 1991 года, уже после объявления Чечней независимости и избрания Джохара Дудаева президентом. Эту акцию при полной поддержке президента Дудаева хорошо спланировали мои родственники и друзья в Грозном.

Корр.: Почему так называемая "чеченская мафия" до сегодняшнего дня считается лучшим образцом организованной преступной структуры в России?

Н.: Наша организация отражала клановую структуру чеченской нации. Каждый клан сохранял свою деловую самостоятельность, но при этом они составляли единую общину. Эта община напоминала армию с четкой дисциплиной и автономными "подразделениями". Мне не было необходимости их вооружать и содержать, так как они обеспечивались всем необходимым теми коммерческими структурами, в которые они вошли. Я только координировал их деятельность. И это давало мне возможность противостоять всем, кто посягал на интересы чеченцев. Уже тогда я сознательно поставил на кровное родство, внутри которого нет места предательству.

Корр.: Почему русские бандиты до сих пор боятся чеченцев?

Н.: Как выглядели тогда русские гангстеры? Они сидели в подвалах и качали свои бицепсы, а потом "шли на дело". Но сила человека зависит не от мускулатуры, а от внутреннего мира. Психологически мы всегда были сильнее наших противников и поэтому могли опережать их хотя бы на шаг. Против их численности и мускулов мы готовы были применить холодное оружие. Когда они взялись за ножи, мы их встретили огнем. Когда они взялись за огнестрельное оружие, мы уже имели капитал. Капитал - это более совершенная защита, хотя и не самая надежная, но необходимая нам в борьбе за национальную независимость.

Коренные свойства натуры Нухаева - нарциссизм и маниакальное пристрастие к блефу - делают его очень похожим на самого Березовского.

О деятельности "московской чеченской мафии" и о месте, которое занимал в ней Нухаев, говорится в [page_9892.htm#1 материале, подготовленном в 1995 году] сотрудниками "Крим-Архива" Александром Погонченковым и Олегом Фоминым [Олегом Фочкиным- прим. Компромат.Ру] на основе оперативных справок РУОПа и криминальной хроники:

"К 1988 году чеченская ОПГ в Москве оформилась окончательно, подчинив себе Тимирязевский, Дзержинский, Кировский, Свердловский и Бабушкинский районы Москвы. Южнопортовая группировка расширила свое влияние на станции техобслуживания на Хорошевском шоссе и в Нагатино. По некоторым данным, все магазины "Березка" в Москве также контролировались чеченцами. В начале 1990 года главный инспектор МВД СССР Асланбек Аслаханов, ранее отрицавший существование чеченской группировки в Москве, обратился к министру внутренних дел Вадиму Бакатину с письмом "О профилактике рэкетиров", в котором все-таки признал не только наличие, но и очевидную опасность чеченской ОПГ.

По адату (обычаям) чеченцам не возбраняется обогащаться за счет соседей-иноверцев. Это даже почетно. Чеченскую ОПГ отличали следующие особенности. Она подчиняется только своим старейшинам, при этом, это вовсе не означает подчинение старикам - авторитеты могут быть достаточно молоды. Чеченская группировка с самого начала не признавала авторитет воров в законе. По некоторым данным, среди чеченцев был всего один вор в законе - Султан Даудов (Султан). Интересной особенностью чеченской группировки является ее способность мгновенно разбиваться на несколько мелких структур, быстро исчезающих из поля зрения оперативников. Преступления организованы так, что их выполняют "гастролеры", подчас даже не знающие русского языка. Выполнив задание, они исчезают в горных аулах, где найти их не представляется возможным. В составе чеченской ОПГ в Москве было три ОПГ:

- Центральная группировка, которая контролировала центр Москвы и являлась головной (лидер - Лечи Исламов);
- Южнопортовая группировка, которая контролировала автомобильный бизнес - магазин "Автомобили" в Южном порту (лидер - Мамуд Большой);

- Останкинская группировка, которая контролировала стоянки транзитных автофургонов (Москва-Грозный) и базировалась в гостиницах "Байкал" и "Останкинская" (лидер - Николай Сулейманов).

С 1988 года боевые группы трех объединений (к этому времени вернулись после отбытия наказания Нухаев и Атлангериев) были объединены в единую боевую дружину для противостояния "славянским" группировкам в ходе так называемой "славяно-кавказской" бандитской войны. В объединенное руководство вошли: Атлангериев, Нухаев, Сулейманов, Альтамиров и Таларов, держатель общака ОПГ. Лично Альтамиров был тесно связан с вором в законе Тенгизом Марианошвили (застрелен в Амстердаме в 1992 году). Альтамиров контролировал Юго - Запад Москвы и успешно соперничал с солнцевской ОПГ, имел интересы в Центральном Доме туриста, а также в общежитии для иностранцев на улице Волгина, ресторанах "Салют", "Интурист", "Националь" и "Пекин". Позже Альтамиров отошел от деятельности в группировке и занялся легальным бизнесом. В 1988-1989 годах ОПГ провела более 20 стычек со "славянами", выставляя каждый раз от 20 до 80 боевиков и привлекая для этих целей своих земляков из московских вузов и училищ. В результате, в 1988 году была разгромлена верхушка бауманской ОПГ. Бойня произошла в ресторане "Лабиринт" на Калининском проспекте (сейчас - Новый Арбат). "Операцию" провели авторитетные чеченцы Атлангериев, Нухаев, Ахмадов и Абаев. В ответ в 1989 году чеченская община подверглась частичному разгрому со стороны МУРа и поэтому была разделена лидерами на несколько мелких объединений. В 1990 году был арестован Сулейманов, он получил "смешной" срок - четыре года и был выпущен через два с половиной. После выхода на свободу, Сулейманов уехал в Чечню, где принял участие во внутричеченском вооруженном конфликте на стороне лабазановской оппозиции (воевал в отряде Руслана Лабазанова), был ранен, попал к дудаевцам, выкуплен родственниками и отправлен в Москву, где в декабре 1995 года был убит. Сулейманова, пожалуй, можно было назвать одним из "крестным отцов" чеченской ОПГ, Реорганизация чеченской ОПГ произошла следующим образом. На базе Центральной группировки была образована Лазанская, во главе которой встали Хожа Нухаев (Хожа), Мовлади Атлангериев (Руслан, арестован летом 1995 года) и Геннадий Лобжанидзе (Гена Шрам, держал чеченский "общак", погиб летом 1994 года). Хожа и Руслан имели судимости за разбой, Хожа имел вторую судимость за квартирную кражу.

Руководство Лазанской группировки базировалось в ресторане "Лазания" (Пятницкая ул.) и в плавучем ресторане "Бургас" (обводной канал около Малого Каменного моста). Группировка контролировала торговые точки Тимирязевского района, в Центральном парке культуры и отдыха, а также ряд коммерческих структур. Деньги Лазанской группировки уходили в Европу, где обосновался брат Атлангериева.

Надо отметить, что во время очередного ареста за вымогательство лидеров Лазанской группировки за них вступились высокие чиновники из чеченской администрации (один из них - заместитель председателя грозненского горисполкома), а также из бывшего ВС СССР и "понимающие люди" в Верховном суде СССР. В результате, уголовное дело "потерялось" по пути из Москворецкого суда в Верховный и приговор суда был пересмотрен в сторону смягчения (Модестов Н., с,25-26). После этого Нухаев, уехал в Грозный, скупил за бесценок во время принудительной "чеченизации" несколько домов, городской рынок, бывший Дом офицеров и занял высокий пост в окружении Джохара Дудаева. В ходе военного конфликта с Россией (летом 1995 года), Нухаев отбыл в Турцию, где и находился до его окончания. После смерти Лобжанидзе и ареста Атлангериева, лазанцы временно ушли в тень. Останкинская группировка была оставлена без реорганизации, только ее бывший лидер возглавил Южнопортовую группировку. В сферу влияния останкинских чеченцев вошли фруктовые и цветочные рынки, мебельные магазины и гостиницы в Бабушкинском и Кировском районах Москвы. Группировка специализировалась на оптовой спекуляции (мебелью).

Южнопортовую группировку возглавил перешедший из останкинской группировки Николай Сулейманов (Хоза).

В настоящее время наиболее опасными лидерами чеченской общины, возглавляющими наиболее крупные преступные группы, по-прежнему являются: Л. Альтемиров, М. Атлангериев, Х.-А. Нухаев и М.Таларов".

Если биография Нухаева и покажется кому-то необычной, то необычная она, очевидно, только для типичного уголовника. Но неспроста его считают легендарной личностью.

Весной 1997 года Нухаев и его старый приятель по криминальному бизнесу - польско-чеченский бизнесмен Мансур Яхимчик (имеющий гражданства Чечни, Польши и Великобритании) зарегистрировали в Вашингтоне "Кавказско-американскую торгово-промышленную палату". Группу экспертов "палаты" возглавил... бывший президент Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали. Чуть позже Нухаев и Яхимчик провозгласили и "Транскавказский энергетический консорциум" в составе нескольких американских, британских и польских компаний, а также ряда фирм с Аравийского полуострова.

Деятельность Нухаева - как в России, так и за ее пределами - находилась под пристальным вниманием российских спецслужб.[...]