Топ-сделки в российском бизнесе с перспективой судебного пересмотра

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Северсталь", "Русал", "Евросеть", Качканарский ГОК, "Башнефть", "Сибур", ЮКОС

Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", origindate::08.11.2011, Фото: "ИТАР-ТАСС", FotoBan.ru, "Русский Forbes", "Коммерсант"

7 громких сделок в российском бизнесе с перспективой судебного пересмотра

Николай Кононов

Лондонский процесс по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовича может стать прецедентом для российского бизнеса. С большой вероятностью за ним последуют похожие судебные разбирательства, но с иными действующими лицами из русской «Золотой сотни». Суд в Лондоне ясно показал, что, независимо даже от исхода дела, разбирательство, вскрывающее подробности давних сделок, оказывается весьма неприятным для ответчика. И уже сам факт начала процесса на руку обиженной стороне.

Forbes отобрал 7 крупных сделок, в которых один из участников чувствует себя обиженным и которые могут стать предметом судебного разбирательства и источником целой серии откровений о российском бизнесе. Некоторые процессы уже идут — можно запасаться попкорном.

"Северсталь": Юрий Липухин (наследники) против Алексея Мордашова

Compromat.Ru

Цитата: «Он оказался не хозяин своему слову». (Юрий Липухин про Алексея Мордашова, Forbes, апрель 2004 года)

В 1996 году молодой финдиректор Череповецкого металлургического комбината Алексей Мордашов стал гендиректором управляющей комбинатом компании «Северсталь», а директор завода Юрий Липухин занял пост председателя совета директоров. Менеджмент аккумулировал скупленные у работников 43% акций в фирме «Северсталь-Инвест», а позже перевел их в другую структуру — «Северсталь-Гарант». Сначала, по словам Липухина, партнеры договаривались о равных долях в этой компании. «После того как он стал директором, он с друзьями уехал на какие-то острова, погуляли недельку, а когда вернулся, пришел и сказал: поровну не совсем для меня нормально, давай тебе 49%, а мне 51%, — рассказывал Липухин в интервью первому редактору русского Forbes Павлу Хлебникову. — Мне было безразлично. Я сказал: ну давай, я согласен».

Благодаря уступчивости Липухина ссоры не произошло. Но когда чистая прибыль выросла со $111 млн в 1997-м до $453 млн в 2000-м, возникли разногласия, куда эти деньги девать. «Весной 1999 года он [Мордашов] самовольно, без моего ведома, выкупил на себя 17% акций, которые принадлежали «Северсталь-Инвесту», — рассказывал Липухин. — Я к нему подошел и сказал: Алеша, так действовать нельзя. Его ответ был предельно коротким: об этом нигде не написано». Мордашов наличие каких-либо джентльменских договоренностей отрицает.

В 2011 году Юрий Липухин скончался, его делами занимается сын Виктор.

"Русал": Михаил Черной против Олега Дерипаски

Compromat.Ru

Цитата: «Такому человеку, как Дерипаска, я не могу уступить. Он подлец» (Михаил Черной, «Гаарец», 20 ноября 2009 года)

Слушания по иску металлотрейдера Михаила Черного к его бывшему менеджеру, а впоследствии партнеру Олегу Дерипаске, начались в 2008 году в Высоком суде Лондона. Черной утверждает, что был бизнес-партнером Дерипаски и ему полагается компенсация за акции «Русала» — $3 млрд.

После создания «Русала» Черной как акционер «Сибала» и равный партнер Дерипаски получил право на 20%-ную долю в объединенной компании. В 2001 году Дерипаска выкупил акции Черного за $250 млн. По версии Черного, в ходе сделки были подписаны документы о продаже доли и передаче пакета Черного в «Русале» в доверительное управление Дерипаске с обязательством продать эти бумаги до 2005 года третьим лицам, чтобы вырученную сумму перечислить Черному.

В 2006 году Черной, считая, что не получил всех причитающихся денег от сделки, подал иск против Дерипаски в Высокий суд Лондона, обвинив бывшего партнера в нарушении договоренностей. Дерипаска признал существование второго соглашения, однако заявил, что оно было подписано под давлением «измайловской» и «подольской» ОПГ. Кроме того, в своих возражениях, направленных в Высокий суд Лондона, Дерипаска пояснил, что Черной никогда не был акционером «Сибала» и «Русала», а также опроверг информацию о том, что они когда-либо были партнерами. Черной лишь предоставлял «крышу», и Дерипаску вынудили заплатить $250 млн, чтобы выйти из-под нее.

Высокий суд Лондона продолжит рассматривать иск в 2012 году.

"Евросеть": Евгений Чичваркин против Александра Мамута

Compromat.Ru

Цитата: «Речь пойдет не о десятках миллионов рублей, а о сотнях миллионов долларов компенсации» (Евгений Чичваркин о компенсации за слишком низкую цену «Евросети» при продаже, Forbes.ru, 16 сентября 2011 года)

В сентябре 2008 года Евгений Чичваркин и его партнер Тимур Артемьев, владевшие «Евросетью» на паритетных началах, продали 100% компании Александру Мамуту. Сумма сделки не разглашалась, но позже Мамут признался, что купил компанию примерно за $350 млн (без учета долгов), и по его мнению, это была «лучшая сделка» в жизни Чичваркина. Через месяц Мамут продал 49,9% «Вымпелкому» за $226 млн. Катализатором низкой оценки компании стало уголовное преследование, заявлял Чичваркин: незадолго до сделки с Мамутом в офисе компании прошли обыски в связи с расследованием дела о похищении человека, а уже в январе 2009 года было вынесено постановление о привлечении Чичваркина в качестве обвиняемого.

В начале этого года Чичваркин говорил, что претензий к Мамуту и «Вымпелкому» у него нет и судиться он не собирается: они не были недобросовестными приобретателями и скорее даже выручили его с партнером. При этом Чичваркин неоднократно озвучивал имена двух главных заказчиков преследования — генералов Константина Мачабели и Бориса Мирошникова.

Однако в сентябре 2011 года Евгений Чичваркин сказал в интервью Forbes, что когда станет известна капитализация «Евросети», можно будет поднять вопрос о том, что правоохранительные органы РФ возбудили «политическое» уголовное дело и основатели были вынуждены продать компанию гораздо дешевле реальной стоимости. Если бывшему вице-президенту «Евросети» Борису Левину было выплачено 20 млн рублей за незаконное преследование, то компенсация за «Евросеть», заявил Чичваркин, должна быть по крайней мере на два порядка больше.

Качканарский ГОК: Джалол Хайдаров против Искандера Махмудова

Compromat.Ru

Цитата: «Моя проблема со здоровьем связана с Искандером Махмудовым». (Джалол Хайдаров, «Коммерсант-Власть», origindate::05.12.2000)

Приобретение Качканарского ГОКа было частью стратегии Уральской горно-металлургической компании — создать бизнес-империю, которая производила бы цветные и черные металлы и продавала их за границу. Осуществлению планов президента и основного владельца УГМК Искандера Махмудова мешал Джалол Хайдаров, генеральный директор Качканарского ГОКа, который предполагалось поглотить.

В январе 2000 года несколько членов совета директоров на заочном собрании проголосовали за отставку Хайдарова. За этим решением последовал штурм ГОКа, после которого на предприятии ввели внешнее управление, а также арестовали 72% акций, включая принадлежащие гендиректору. Против Хайдарова было возбуждено четыре уголовных дела: о хищении 400 млн рублей, изнасиловании медсестры, подделке подписей и печатей, приобретении наркотиков с целью сбыта.

Когда новый хозяин Качканарского ГОКа, холдинг «Евраз», проходил процедуру IPO, Хайдаров пытался через суд Люксембурга арестовать 84,4% акций и приостановить торги, но успеха не имел.

"Башнефть": Муртаза Рахимов против Владимира Евтушенкова

Compromat.Ru

Цитата: «За что меня выгонять? За хорошую работу?» (Муртаза Рахимов о давлении на него со стороны государства, «Московский комсомолец», 5 июня 2009 года)

Муртаза Рахимов проработал на Уфимском НПЗ 34 года, дослужившись до гендиректора. Став во главе Башкирии, он объединил все предприятия ТЭКа в холдинг «Башнефть», контроль над которым в ходе приватизации перешел к его сыну Уралу Рахимову. Счетная палата назвала эту приватизацию «беспрецедентным случаем хищения активов из федеральной собственности».

В 2005 году Муртаза Рахимов издал указ, предписывающий вернуть в госсобственность акции «Башнефти», которые контролировала компания «Башкирский капитал». Но в результате с «Башкирским капиталом» было заключено лишь мировое соглашение. Федеральная налоговая служба подала иски об изъятии акций в пользу государства.

Давление на Рахимовых использовала АФК «Система». «Все действия прокуратуры рано или поздно приведут к отъему у Урала Рахимова его активов, политическое решение в Кремле на сей счет уже принято», — рассказывал «Коммерсанту» источник, знакомый с ходом переговоров. В итоге компания Евтушенкова купила блокирующие пакеты акций предприятий башкирского ТЭКа за $0,6 млрд. Сделка прошла с дисконтом 23% к рыночной стоимости «Башнефти». В 2009 году АФК «Система» довела доли в нефтяных активах до контрольных.

"Сибур": Яков Голдовский против Алексея Миллера

Compromat.Ru

Цитата: «Я получил $95 млн за акции, стоившие более $700 млн» (Яков Голдовский о продаже своего нефтехимического бизнеса «Газпрому», «Ведомости», 31 октября 2005 года)

Предприниматель Яков Голдовский при помощи «Газпрома» установил контроль над двумя десятками нефтехимических предприятий России, на что потратил около полумиллиарда долларов. Заводы были объединены в Сибирско-Уральской нефтегазохимической компании («Сибур»). К концу 1990-х она превратилась в крупнейший нефтехимический холдинг страны.

В 2001 году между акционерами «Сибура» случился конфликт. По версии «Газпрома», руководство «Сибура» во главе с Голдовским попыталось провести допэмиссию акций компании с целью размыть долю «Газпрома» и перехватить контроль над «Сибуром». Голдовский оправдывался, что действовал в рамках устава. Он был арестован в приемной нового председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, куда пришел торговаться об условиях «развода». Ему инкриминировали хищение, злоупотребления полномочиями и подлог документа. Находясь за решеткой, Голдовский отказался от поста гендиректора «Сибура» и продал «Газпрому» весь свой нефтехимический бизнес. После этого он был освобожден из-под стражи и покинул Россию.

["РБК daily", origindate::08.09.2011, "Голдовский вернулся": Яков Голдовский, основатель «Сибура» (крупнейшего нефтехимического холдинга страны), создает совместное предприятие с «дочкой» АФК «Системы». Бизнесмен поможет «Башнефти» в создании нефтехимического направления. […] В «Башнефти» подчеркнули, что новое СП — проектная компания. Целью ее создания будет исследование и анализ текущего состояния и инвестиционной привлекательности нефтехимической отрасли России, а также выработка вариантов и предложений по развитию этого направления в «Башнефти». По сути, пока компания будет совещательным органом, а позже может стать базой для нового нефтехимического холдинга. — Врезка К.ру]

ЮКОС: Михаил Ходорковский против Игоря Сечина

Compromat.Ru

Цитата: «Сечин запустил первое дело [ЮКОСа] из жадности» (Михаил Ходорковский, The Times, 18 мая 2008 года)

После ареста Михаила Ходорковского и предъявления все новых налоговых претензий менеджмент ЮКОСа совместно с акционерами рассматривал возможность объявления банкротства, чтобы избежать расчленения компании. 14 декабря 2004 года ЮКОС подал иск о добровольном банкротстве в суд в Хьюстоне (США). Решением от 16 декабря суд запретил компаниям и банкам предпринимать какие-либо действия по отчуждению собственности ЮКОСа. Однако через пять дней 76,79% акций «Юганскнефтегаза», крупнейшей нефтедобывающей «дочки» ЮКОСа, были проданы на аукционе за $9,3 млрд. Победителем стала никому не известная компания ООО «Байкалфинансгрупп», акционерами которой, по словам Владимира Путина, являются «физические лица, которые многие годы занимаются бизнесом». Через несколько дней эта компания была приобретена государственной «Роснефтью». Ее председателем совета директоров был тогда Игорь Сечин, президентом — Сергей Богданчиков. Сечин считается одним из главных инициаторов дела ЮКОСа.

3 февраля 2005 года акционеры подали иски в Арбитражный суд при Международной торговой палате в Гааге. Они потребовали от России около $100 млрд, ссылаясь на положения о защите инвестиций Энергетической хартии, которую государство подписало, но не ратифицировало. Вслед за этим последовала жалоба на действия российских властей в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Вердикт ЕСПЧ был таков: судебное разбирательство по делу ЮКОСа было несправедливым, но действия налоговиков в отношении компании не были политически мотивированными.