Торговля мандатами в деле депутата Ширшова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Торговля мандатами в деле депутата Ширшова

Продавая место в списке "ЕдРа" за €6,5 млн, сообщники накинули €1 млн за прекращение уголовного преследования "кандидата"

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::09.02.2013, Как продавались мандаты, Фото: [%20http://kubkprf.ru kubkprf.ru]

Преступная группа не пыталась обвести вокруг носа незадачливых "покупателей", а действительно торговала местами на Охотном Ряду

Ирек Муртазин

Compromat.Ru

Константин Ширшов

В понедельник 11 февраля Совет Госдумы назначит дату рассмотрения на пленарном заседании представления Генпрокуратуры России о лишении неприкосновенности депутата от КПРФ из Краснодарского края Константина Ширшова. Думский Комитет по регламенту, который уже изучил материалы, рекомендует своим коллегам удовлетворить ходатайство.

Представление Генпрокуратуры, направленное в Госдуму, довольно-таки куцее. Из него трудно выстроить целостную картину преступления, инкриминируемого Константину Ширшову. И это дает депутату возможность утверждать, что он стал жертвой провокации ФСБ. «Я не брал никогда тех денег, о которых говорится в представлении, я был за пределами того помещения, где был потерпевший, я понятия не имею о том, о чем договаривались эти люди», — заявил депутат в конце января.

«Новая газета» провела собственное расследование и пришла к выводу, что процедуру лишения неприкосновенности депутата Ширшова нужно было начать еще в июле 2011 года.

В Тверском районном суде Москвы продолжается судебный процесс над Вадимом Гуржием, которому инкриминируется совершение преступления, предусмотренного ст.159 УК РФ («Мошенничество»). Прокуратура утвердила обвинительное заключение по уголовному делу № 712026, согласно которому Гуржий с подельниками весной 2011 года начали искать «покупателей» на мандаты депутатов Госдумы России. И нашли. Как минимум одного — Андрея Чернякова. В ходе переговоров, которые продолжались более месяца, договорились, что Черняков будет включен в партийный список «Единой России» по «квоте» «Общероссийского народного фронта», заплатив за «услугу» 7,5 млн евро. Первоначально цена «контракта» составляла 6,5 млн евро: 2 миллиона надо было внести перед включением в предвыборный список, окончательный расчет — после подведения итогов выборов. Но когда выяснилось, что Черняков — фигурант уголовного дела о вымогательстве и находится во всероссийском розыске, сумма сделки была увеличена. Чернякову доходчиво объяснили, что 1 млн евро необходимо передать в Следственный комитет России, чтобы прекратить его уголовное преследование и исключить из базы данных лиц, находящихся в розыске.

По версии следствия, ни Гуржий, ни другие фигуранты этого уголовного дела не собирались предпринимать каких-либо действий, чтобы включить Чернякова в предвыборный список «Единой России». Это якобы была чистая «разводка»: подельники планировали получить с жертвы деньги и «кинуть» его. С этой версией уже согласились двое других фигурантов уголовного дела.

Леонид Карагод (экс-руководитель протокольного отдела партии «Справедливая Россия») и Владимир Мясин (экс-помощник депутата Госдумы 5-го созыва от «Справедливой России») полностью признали вину, пошли на сделку со следствием и в результате «особого порядка» судебного рассмотрения своих уголовных дел уже осуждены и отбывают наказание. Мясина приговорили к 3 годам, Карагод получил 2 года и 6 месяцев колонии общего режима.

Вадим Гуржий, как и депутат Константин Ширшов, своей вины не признает и тоже считает себя жертвой «провокации ФСБ». Возможно, Гуржий не лукавит, и он действительно имел выходы на людей в Кремле, Белом доме и Госдуме, которые занимались формированием предвыборных списков «Единой России». Дело в том, что в материалах уголовного дела есть справка МВД, в которой говорится, что Гуржий имеет «обширные связи среди работников органов законодательной и исполнительной власти РФ, в частности — в Государственной думе и в администрации президента РФ». То есть, обещая Чернякову депутатский мандат, подельники, как я предполагаю, могли выполнить заказ. Кроме того, в уголовном деле № 712026 есть аудиозапись и расшифровка телефонного разговора Константина Ширшова с Владимиром Мясиным, который состоялся 5 июля 2011 года в 20 часов 26 минут.

Разговор шел о последнем этапе операции по включению Чернякова в список ЕР. Собеседники обсуждали, что «клиент» созрел, но хочет хоть каких-то гарантий, потому что аванс надо передать уже сейчас, а мандат «светит» лишь в декабре.

Ширшов: <…> через две недели он уже официально в списках фигурировать будет.

Мясин: Через две недели, да?

Ширшов: Да.

Мясин: Нормально.

Ширшов: Но фишка в чем — день в день его никто туда не затащит.

Мясин: Давай с Вадимом тогда будем говорить. Надо просто думать.

Ширшов: Вадим (Гуржий. — И. М.) сказал так, он говорит, ну что я могу сказать: «Я могу землю свою заложить».

Мясин: Что он может?

Ширшов: В Дмитровском районе землю свою заложить.

Возникает вопрос, если бы речь шла просто о мошенничестве, стал бы Вадим Гуржий закладывать принадлежащую ему землю? Сомневаюсь.

Один из офицеров ФСБ, участвовавший в оперативном сопровождении этого уголовного дела, с которым мне удалось связаться, на условиях анонимности рассказал, что еще в начале мая 2011 года они получили оперативную информацию, что в околодумских кругах началась «торговля мандатами». Проверка показала, что преступная группа, в которую предположительно входили Ширшов, Гуржий, Карагод, Мясин и еще несколько «неустановленных лиц», ведут активный поиск бизнесменов, готовых заплатить 5—6 млн евро за депутатское кресло:

— Мы получили судебную санкцию на прослушку Гуржия, Карагоды и Мясина. Взять на прослушку Ширшова мы не могли из-за его депутатского статуса. Но он постоянно созванивался с теми, кого мы слушали санкционированно. И установили, что переговоры ведутся с тремя «претендентами». Одним из них и был Андрей Черняков. С ним была проведена работа, и он согласился принять участие в оперативной игре с целью разоблачения преступной группы.

Это версия сотрудника ФСБ. А из материалов уголовного дела следует, что Черняков сам обратился в ФСБ, почуяв неладное. 27 июня 2011 года зарегистрировано его заявление на имя начальника Управления по контрразведывательному обеспечению кредитно-финансовой сферы Службы экономической безопасности ФСБ РФ (Управление «К») генерал-лейтенанта Виктора Воронина (копия заявления есть в редакции), в котором Черняков пишет, что согласен принять участие в оперативно-разыскном мероприятии (ОРМ).

Уже 8 июля 2011 года это мероприятие было проведено. Перед операцией Чернякову выдали на Лубянке 66 млн рублей. Деньги были обработаны спецсредством и уложены в спортивную сумку. Сумку понес сотрудник ФСБ, игравший роль телохранителя бизнесмена. Гостиничный номер 418 в фешенебельном «Национале» напичкали оборудованием для аудиозаписи и видеосъемки встречи Чернякова с «продавцами мандата». На встречу, судя по видеозаписи, пришли Ширшов и Мясин.

Из протоколов расшифровки аудиозаписи и видеосъемки, проведенных 8 июля 2011 года в номере № 418 гостиницы «Националь» (том 1, стр. 176—194 уголовного дела № 712026 в отношении Вадима Гуржия):

Черняков (Ч.): Я вас вижу первый раз в жизни. Может, это так и должно быть, поэтому вот здесь у меня все есть (показывает на сумку с деньгами), поэтому я думаю, что мы сегодня все сделаем.

Ширшов (Ш.): Честно говоря, очень всё сильно затянули. И ребята очень сильно нервничают, потому что свою часть работы они выполнили.

Ч.: Я могу к вам обращаться просто Константин?

Ш.: Как вам удобно.

Ч.: Окей. Все эти цифры и последовательность, которая была получена ранее, я так понимаю, от вашего имени — они все выполнены, они готовы. Сегодня все это посмотрите и скажете, я так понимаю, завтра — да, мы едем в Белый дом.

Ш.: Вы не в Белый дом едете.

Ч.: В Госдуму? Куда?

Ш.: Вы завтра едете на Старую площадь.

Ч.: А, на Старую площадь? Хорошо.

Ш.: Там начинается процедура, до 12-го числа надо все успеть сделать. Все очень спрессованно.

<…>

Ч.: Ну и всё. Нормально там всё?

Ш.: Ставка дала добро.

Ч.: Ну и слава богу.

Ш.: Уже две недели, как этот вопрос отрабатывается. Ставка бы не дала добро, мы бы не встретились.

Ч.: ОК!

Ш.: У нас всё под контролем.

Ч.: Я стану депутатом Государственной думы? Действительно?

Ш.: (На видео видно, что он кивает головой)…

<…>

Ш.: Просто, чтобы было понятно, основная закладка она вот не сегодня, а 25-го. Вот просьба, чтобы там задержек не было.

Ч.: Я еще раз вам повторяю. Что мы сейчас можем с вами вот здесь, находясь здесь, взять, что есть у нас с собой, после этого поехать в банк, ну открыть, достать ячейку, посчитать, всё, что есть в ячейке, — это 5,5 миллиона евро, вы посмотрите это, пересчитаете и после этого мне бы, но я считаю, вы можете, как вам угодно, забрать всё, что вы считаете необходимым для себя, и после этого я хотел бы сразу с вами, то есть ну как вам сказать, не расходясь, а проехать вот либо в администрацию президента, либо в Белый дом.

Ш.: Это завтра. Вас вызовут не просто пойти, вас пригласят, то есть вы уже придете официально.

Ч.: По мобильному телефону?

Ш.: Вас пригласят. Владимир (кивает на Мясина) вам позвонит, вы спуститесь, и вы пройдете туда, вас приведут, и дальше вы уже пойдете по кабинетам, то есть официально.

Ч.: Хорошо.

Ш.: Будете писать документы, заявление вам нужно будет написать.

Ч.: Ну те документы, которые я вам предоставил.

Ш.: Просто там к этим документам вы должны будете войти в состав ОНФ.

Ч.: ОНФ — это что такое?

Ш.: «Фронт».

Ч.: А, объединенный вот этот вот — «Национальный фронт»? Да?!

Ш.: «Народный».

Ч.: «Народный фронт». «Объединенный народный фронт», это который Владимир Владимирович Путин возглавляет, то есть я вхожу в «Объединенный народный фронт» под, скажем так, предводительством Владимира Владимировича Путина, да? Становлюсь там членом или как? Какая там у меня позиция?

Ш.: Раз. И после этого пишете заявление на праймериз.

Ч.: Угу. ОК. Всё понятно.

Ш.: 12-го числа там подводится черта… <…>

На 9-й минуте видеозаписи в номер входит «телохранитель» Чернякова и передает ему сумку.

Ш.: Так. Тогда он сейчас с Владимиром должен будет сесть, вернее, донести до машины, в багажник положить, чтобы я это все сам не таскал, и я поеду.

Ч.: А у вас машина возле входа?

Ш.: Чуть левее, метров тридцать.

<…>

(На аудиозаписи звук расстегивающейся молнии, шелест, на видео: Черняков расстегивает молнию сумки и показывает деньги).

Ч.: Посмотрите, пожалуйста.

Ш.: Да, вроде все. Целы.

Ч.: Здесь 2 миллиона. Это правильно.

Ш.: Да, а курс какой?

Ч.: Текущий. По банку.

Ш.: 40,50 или 40,60?

Ч.: Ну я заказал 2 миллиона, мне подготовили 2 миллиона. Я вас очень прошу посмотреть, чтобы вы потом не говорили. Но это все равно, наверное, как это будет считаться.

Ш.: Естественно.

Ч.: Или вы сразу заберете?

Ш.: Нет, это сразу мы сейчас кладем это всё в машину.

Отнести деньги в машину не успели, в номер ворвались офицеры ФСБ Высоколов, Бас, Трубин, Лесников, Комаров… Не проронивший ни слова Мясин был задержан, а вот Ширшова, защищенного депутатским иммунитетом, пришлось отпустить.

Едва Мясину дали послушать несколько аудиозаписей его разговоров с Ширшовым и Гуржием, он понял, что отпираться бесполезно, и написал «явку с повинной». Вскоре были задержаны и Карагод с Гуржием. А вот по Ширшову никаких действий предпринимать не стали. И в декабре 2011-го он снова стал депутатом по списку КПРФ. Возможно, именно потому, что Ширшов и его подельники не были мошенниками, а у них были реальные контакты с людьми, формировавшими предвыборный список ЕР, и включение Чернякова в этот список было вполне вероятно. Если наша версия верна, то арест Ширшова мог привести к непредсказуемым последствием. Ниточки могли привести к «кураторам» из Кремля. А за полгода до выборов — это был бы грандиозный скандал, который очень сильно ударил бы по репутации партии власти.

В поле зрения силовиков Андрей Черняков попал еще в 2008 году. «Новая газета» не раз рассказывала об уголовном преследовании Айгуль Махмутовой, которую обвинили в вымогательстве от 400 до 800 рублей у предпринимателей сезонного рынка в Кузьминках (см. «Новую газету», № 105, 117, 138 за 2010 год). За Махмутову заступились многие известные политики и правозащитники, а после обращения Людмилы Алексеевой к тогдашнему президенту России, дело взял на контроль Дмитрий Медведев. Несмотря на абсурдность обвинений, ее все же приговорили к шести с половиной годам лишения свободы. В январе 2011 года девушка освободилась по УДО.

Фигурантом «дела Махмутовой» был и Андрей Черняков. По версии следствия, именно он руководил «преступными действиями» Махмутовой. Но привлечь Чернякова к ответственности не удалось, и к моменту начала переговоров о включении в предвыборный список ЕР он действительно находился во всероссийском розыске.

Выход из ситуации подсказал Владислав Цеханович, гендиректор «Уренгойгаздорстройматериалы», советником которого работал Черняков. В августе прошлого года Цеханович скоропостижно скончался, но в уголовном деле есть протокол его допроса, в котором он утверждает, что предложил своему советнику найти людей, которые могут обеспечить включение Чернякова в предвыборный список одной из думских партий на «проходное место». Цеханович брался оплатить «хлопоты». Более того, он не исключал возможности «купить мандат» и для себя.

Черняков обратился к Леониду Карагоду, с которым был знаком по партработе в «Справедливой России». Дело в том, что к моменту возбуждения «дела Махмутовой» Черняков был депутатом муниципального совета и издавал газету «Судьба Кузьминок», которая была рупором «Справедливой России» в муниципалитете.

Карагод к просьбе своего однопартийца отнесся очень серьезно. И закипела «работа», которая в итоге вылилась в уголовное дело о мошенничестве. Хотя, честно говоря, чем больше я погружался в материалы уголовного дела, читал документы, слушал аудиозаписи и смотрел видеосъемки, тем больше возникало сомнений, что мошенничество — это именно та статья УК, по которой надо судить Мясина и Карагода, предъявлять обвинение Гуржию и добиваться лишения неприкосновенности Ширшова. Очень похоже на то, что Управление «К» ФСБ пресекло деятельность не мошенников, а вполне реальных «продавцов мандата».

Подтверждением этой версии могут быть события, развернувшиеся после ареста трех фигурантов уголовного дела о «продаже мандата». Вскоре было реанимировано дело № 274310 («дело Махмутовой»). А проявили служебное рвение следователи СКР Ваганов и Власенко. Ваганов, к слову, видимо, хороший знакомый одного из фигурантов «мандатного дела» (в деле есть аудиозапись очень панибратского телефонного разговора Ваганова с Мясиным).

В распоряжении редакции есть оперативная справка управления К ФСБ России, в которой указано, что следователь Ваганов якобы неоднократно «советовал» Чернякову отказаться от своих показаний и не сотрудничать со следствием по «мандатному делу», угрожая «серьезными проблемами» по «делу Махмутовой».

Так ли это или нет — утверждать не берусь: чекистам можно верить, а можно и не доверять. Но если в этом есть хоть доля правды, то можно предположить, что указание «прессовать» Чернякова поступило откуда-то сверху. С этого неизвестного нам верха, вполне вероятно, могло поступить и указание пересадить следователя Власенко (из следственной группы Ваганова) в один кабинет со следователем Некрасовым, который вел «мандатное дело». Получилось, что на допросы и в качестве потерпевшего по «мандатному делу», и в качестве подозреваемого по «делу Махмутовой» Черняков приходил в один и тот же кабинет.

18 сентября прошлого года было вынесено постановление о привлечении Чернякова в качестве обвиняемого. В этот же день он был объявлен в федеральный розыск (розыск, в котором он находился в 2011 году, уже был прекращен). 19 октября следователь Ваганов обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Чернякова А.Г. меры пресечения в виде заключения под стражу.

— Черняков не скрывался, приходил на все следственные действия, не было никаких оснований для объявления его в розыск, — убежден адвокат Михаил Менглибаев. — И это постановление, думаю, было необходимо только для того, чтобы у суда появились основания для ареста моего подзащитного.

Сейчас Андрей Черняков находится в «Матросской Тишине». И в Тверской суд в качестве потерпевшего по уголовному делу в отношении Вадима Гуржия его привозят из СИЗО в автозаке. А депутат-коммунист Константин Ширшов все еще продолжает заседать в Госдуме.

P.S. Собирая материалы для этой публикации, я неоднократно обращался в приемную Константина Ширшова с просьбой о встрече, чтобы выслушать его версию событий, произошедших в июле 2011 года. Написал в «Живой журнал» депутата: «Вторую неделю пытаюсь добиться получения ваших комментариев по ситуации. Увы, безрезультатно. Может, все-таки найдете возможность ответить на несколько моих вопросов хотя бы по телефону»? Константин Ширшов ответил предельно лаконично: «Комментарии по ситуации я уже давал».


***

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::26.01.2013

Ширшов: "Когда увидел мешок денег — растерялся"

Марина Озерова

[...] Г-да Мясин и Карагод, объяснил членам Комитета по регламенту представитель ГП Владимир Юдин, заключили сделку со следствием и уже отбывают наказание, получив по 2,5 года лишения свободы, а г-н Гуржий еще под судом. «Мы просим о согласии на привлечение г-на Ширшова в качестве обвиняемого», — сказал он. [...]

Константин Ширшов изложил свою версию. Мясин и Карагод (первого из них коммунист знает очень давно) действительно обращались к нему «по разным вопросам», а потом попросили: «Поприсутствуй при встрече, ничего не нужно, кофе попей». «Я оказался в номере с якобы потерпевшим, но когда увидел мешок денег, который мне пытались вручить, то растерялся, возникло желание дать по шее тому, кто меня пригласил, я вышел в коридор, там ко мне подошли сотрудники ФСБ и попросили вернуться в номер», — заявил депутат. «Депутатские места не продаются, это невозможно!» — заявил он. Г-н Ширшов обратил внимание на то, что сам настоял на том, чтобы его руки проверили на наличие краски, которой были помечены деньги. Краски не обнаружили. «Я понятия не имел, о чем договаривались эти люди, я честный человек!» — так закончил коммунист свою речь. [...]

«Написано, что вы дали охраннику команду отнести сумку с деньгами в машину. Вы что, не знали, что там лежит?» — спросил замглавы Комитета Александр Курдюмов (ЛДПР). «Возможно, в тот момент я считал, что если есть какие-то договоренности, то они должны быть выполнены. Я же не знал, о чем они договаривались», — ответил Ширшов. Он-то считал, что речь идет о продаже земли!

«Вы идете на чашку кофе, там вдруг всплывает сумка с деньгами... Насколько реальна ситуация, когда два помощника приглашают депутата, и он не интересуется, о чем пойдет речь?» — недоумевал глава Комиссии по проверке достоверности сведений о доходах депутатов Николай Ковалев («ЕР»). «Мне сказали, что просто надо, чтобы я был рядом, очень просили!» — объяснил г-н Ширшов.

Первый замглавы Комитета Владимир Поздняков (КПРФ) бросил спасительную соломинку коллеге: «Почему только через полтора года после тех событий к вам возникли вопросы?» «Кому я надавил на хвост? В осеннюю сессию я провел немалое количество мероприятий по защите от контрафактной продукции», — предположил Ширшов.

«Как же получилось, что в деле есть распечатки разговоров, где вы ведете речи, которые можно трактовать против вас?» — спросил глава комитета Сергей Попов («ЕР»). «В контексте взаимоотношений по телефону собеседник иногда описывает тебе ситуацию, и ты, не вовлекаясь, просто обсуждаешь ее», — объяснил Ширшов... [...]