Торжество справедливости по-кубански

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бизнесменам Коноваловым удалось отстоять свои права в судах. Однако похищенную собственность им так и не вернули, рейдеры не понесли никакого наказания, а помогавшие им правоохранители, остались на своих постах

32566-150x112.jpg

Евгений Коновалов

Мы не раз рассказывали о бизнесменах, у которых рейдеры отнимают активы при деятельном участии правоохранительных органов. История кубанских предпринимателей Евгения и Галины Коноваловых, а также их делового партнера Сергея Колесникова, по российским меркам необычна: их права как законных собственников восстановлены, а уголовное преследование – прекращено. Начатое с подачи рейдеров уголовное дело закрыто судом по ряду причин, одна красноречивее другой: за отсутствием события преступления, а также ввиду несостоятельности собранных доказательств и грубых нарушений со стороны следствия, включая «полное игнорирование судебных постановлений, вступивших в законную силу».

О деле супругов Коноваловых мы упоминали в июле 2010 года в связи с темой непроцессуальных обращений, поступающих в Высший арбитражный суд. Одно из них было направлено председателю ВАС Антону Иванову лидером КПРФ Геннадием Зюгановым – политик просил «взять под особый контроль» ряд арбитражных разбирательств. К письму Зюганова прилагалось пространное и сбивчивое обращение Галины Коноваловой. Она просила у главы думской фракции заступничества – дескать, рейдеры отобрали почти весь семейный бизнес, а ту его часть, до которой пока не смогли дотянуться, душат сфабрикованными исками и обеспечительными мерами. Мало того, писала Коновалова, против ее мужа и его партнера Колесникова возбуждены уголовные дела, партнер уже арестован, а муж – под подпиской о невыезде (его арестовали спустя пару недель после отправки письма). А тем временем, писала Коновалова, ВАС отказывается пересматривать «кощунственные» и «чудовищные» решения нижестоящих арбитражей, «узаконивших рейдерский захват».

26 490.jpg

Галина Коновалова и Надежда Волик вышли на пикет в защиту своих арестованных мужей-бизнесменов

Неизвестно, отреагировал ли ВАС на это письмо. Однако спустя год в истории кубанских предпринимателей многое изменилось к лучшему – в том числе, были пересмотрены некоторые из «кощунственных» арбитражных решений. Но самое необычное в другом – на сторону бизнесменов встали суды общей юрисдикции.

«Выгодная продажа» компании обернулась незаконным захватом собственности

К концу 2007 года Коноваловы владели небольшим холдингом: компанией по монтажу промышленного оборудования, агрокомплексом, недвижимостью и другими активами, расположенными в Краснодарском крае. Одной из этих компаний было ООО «Промавтоматика-Инвест», в которой супругам принадлежало по 50% долей. «Промавтоматике» принадлежал комплекс недвижимости в Краснодаре, бывший одноименный НИИ, который сдавался в аренду местной дочерней структуре компании «Газпром». И вот на эту недвижимость появился покупатель – некто Валерий Биндас.

Поначалу, рассказывают Коноваловы, они не почуяли подвоха – с Биндасом они общались по другим вопросам, он помогал им с организацией проезда в закрытый город Саров Нижегородской области, где была зарегистрирована «Промавтоматика». В какой-то момент Биндас предложил купить эту компанию за хорошую цену, и Коноваловы в январе 2008 года даже провели собрание участников общества по вопросу о внесении изменений в состав участников ООО. Но покупатель неожиданно прекратил переговоры и перестал выходить на связь. Через пять дней Коноваловы провели новое собрание и аннулировали предыдущее решение, поскольку Биндас не расплатился за покупку. О несостоявшейся сделке на время забыли.

Однако осенью 2008 года Валерий Биндас объявился в новом неожиданном качестве — как собственник «Промавтоматики». Оказалось, что еще в феврале 2008 года он явился в Межрайонную инспекцию ФНС №3 по Нижегородской области и предъявил там документы, из которых следовало, что он выкупил 100% долей «Промавтоматики» у супругов Коноваловых. После чего в ЕГРЮЛ была внесена запись о том, что он, Биндас, стал единственным владельцем компании. По этим документам выходило, что за 100% в обществе, которому принадлежала совершенно «чистая» недвижимость с земельным участком, Коноваловы попросили всего 10 000 рублей. По словам предпринимателей, сами они купили этот актив в 2006 году за 1 млн рублей плюс взяли на себя 10 млн рублей обременений, а также потратили значительные суммы на ремонт.

Захватчики обвинили Коноваловых в выводе активов из «проданной» компании и добились возбуждения уголовных дел

Далее события развивались по стандартной рейдерской схеме. Биндас захватил контроль над «Промавтоматикой Инвест» и назначил своего гендиректора, Евгения Понкратова, сместив с этой должности Сергея Колесникова, давнего партнера Коноваловых. Новые хозяева немедленно оспорили в арбитражах финансовые трансакции, которые Коноваловы проводили со счетов компании в 2008 году уже после ее «продажи» Биндасу.

Тут важно сказать, что в холдинге Коноваловых «Промавтоматика» нередко выступала в роли финансового донора. На средства, которые поступали ей с арендных платежей, предприниматели кредитовали другие семейные фирмы. Среди них была и компания «РУСТ-Инвест», которая занималась монтажом промоборудования «под ключ», а также владела агрокомплексом «Новая жизнь». В 2008 году «Промавтоматика» выдала несколько трех- и пятилетних кредитов «РУСТ-Инвесту» на общую сумму в 9,5 млн рублей. Позднее предприниматели доказали в судах, что это был не вывод активов, как утверждал Биндас, и даже не перекладывание денег холдинга «из одного кармана в другой», а, фактически, целевые платежи. На эти деньги «РУСТ-Инвест» закупал оборудование, которое устанавливал своим заказчикам, финансировал развитие агрокомплекса и т.д. Кроме того, деньги давались в долг по официальным договорам займа.

Когда Биндас со товарищи потребовали от «РУСТ-Инвеста» немедленного возврата кредитов, стала очевидна их конечная цель: парализовать работу всего холдинга Коноваловых, а потом, возможно, заполучить их активы. Мало того: по словам Коноваловых, требования рейдеров поддержала та самая «дочка» «Газпрома», которая снимала у предпринимателей здание бывшего НИИ. По мнению предпринимателей, руководство именно этого предприятия выступало в качестве конечных «бенефициаров» захвата «Промавтоматики», а Биндас и Понкратов играли только роль зиц-председателей.

На протяжении 2009 года Биндасу удалось выиграть несколько дел в арбитражных судах Краснодарского края о взыскании с «РУСТ-Инвеста» выданных ему кредитов как «неосновательного обогащения». Затем по устным заявлениям Биндаса и Понкратова были возбуждены два уголовных дела. Первое – против самого Евгения Коновалова: он якобы занимался незаконным предпринимательством, без лицензии ремонтируя газопроводы. Это дело впоследствии было закрыто в связи с отменой лицензирования данной деятельности. Однако старший следователь МВД Эдуард Давидов успел в декабре 2009 года выделить из него второе дело, на сей раз – уже против двух партнеров, Коновалова и Колесникова, гендиректора «Промавтоматики-Инвест» (постановление ОВУД можно найти здесь). Якобы в ходе расследования Давидову стало известно о растрате в «Промавтоматике» — то есть, о тех самых кредитах на 9,5 млн рублей, выданных «РУСТ-Инвесту». Несмотря на то, что эти претензии рассматривались на тот момент в арбитражах, уголовное дело было возбуждено, а 22 декабря 2009 года Сергей Колесников был взят под стражу. Добиться изменения меры пресечения и выйти из СИЗО «под подписку» ему удалось лишь спустя год.

Позже, в августе 2010 года, был арестован и Коновалов, он пробыл под стражей более двух месяцев. Пока Коновалов сидел в СИЗО, рейдеры продали недвижимость бывшего НИИ некой фирме, которая немедленно ее перепродала и самоликвидировалась. «Фирма-покупатель» поступила точно так же. Коноваловы утверждают, что все три фирмы, входившие в цепочку перепродаж, принадлежали Биндасу и его партнерам.

В арбитражах Коноваловы пытались доказать: они не продавали свою компанию, а договоры купли-продажи — подделка

К моменту, когда было возбуждено уголовное дело о «растрате и необоснованном обогащении» Коновалова и Колесникова, предприниматели уже получили важный судебный акт: постановление 15-го Арбитражного апелляционного суда, расположенного в Ростове-на-Дону (копия документа доступна здесь). 15-й ААС отменил решение Арбитражного суда Краснодарского края, удовлетворившего иск Биндаса к «РУСТ-Инвесту» и взыскавшего с них 6,5 млн рублей — часть тех самых кредитов, которые фигурировали и в уголовном деле. Вышестоящий суд указал, что договоры займа и платежи по ним были оформлены надлежащими образом, а значит «неосновательного обогащения у ответчика не возникло».

В этом судебном решении упоминается еще одно арбитражное дело, которое слушалось по месту регистрации «Промавтоматики», в Нижегородской области. Там Коноваловы пытались признать ничтожной сделку купли-продажи своей компании Биндасу и добиться «применения последствий недействительности» этой сделки. Коноваловы настаивали, что соответствующие договоры были подделаны.

Как следует из решения Арбитражного суда Нижегородской области, вынесенное в апреле 2010 года (доступно здесь), новые собственники «Промавтоматики», ответчики по делу, всеми средствами затягивали процесс, в основном под предлогом невозможности предоставить необходимые документы. Например, суду были предъявлены только «слепые» копии договоров с Коноваловыми, не подлежащие экспертизе на подлинность. Куда же делись подлинники договоров, которые должен был получить при сделке Биндас? А их и не было, заявляли ответчики-рейдеры: якобы Биндас купил имущественный комплекс, не позаботившись получить свой экземпляр договора (теоретически, при заключении договора в простой письменной форме это возможно).

Осенью 2009 года вопрос стал ребром: либо Биндас предъявляет подлинники договоров, либо суд признает сделку небывшей. Тут, как на удачу, против Колесникова и Коновалова возбуждают уголовное дело. Начинаются обыски, и следователь Давидов находит дома у Коноваловых подлинники договоров, по которым супруги якобы продали Биндасу свою компанию за 10 000 рублей. Давидов выдал зиц-гендиректору «Промавтоматики» Понкратову заверенные им же копии этих документов.

Однако суд потребовал предоставления подлинников – только по ним можно провести достоверную почерковедческую экспертизу. И тогда происходит невероятное: следователь Давидов изымает подлинники из уголовного дела и выдает их на руки Понкратову. Тот везет их на суд в Нижний Новгород, но вот незадача: по дороге у него крадут дипломат с документами. Подлинников больше нет, концы упрятаны в воду.

При этом, как ни странно, нижегородский арбитраж все же решил дело в пользу Биндаса и Понкратова. Он принял заверенные следователем копии в качестве допустимых доказательств, а также сослался на протокол заседания участников «Промавтоматики» от 23 января 2008 года, о котором мы упоминали выше. На том заседании Коноваловы зафиксировали свое намерение продать компанию Биндасу, хотя и не прописали в протоколе условия сделки, и уж тем более – не сослались на конкретные договоры о купле-продажи. Истцы настаивали, что такой протокол не может подтверждать законность сделки без изучения подлинных договоров, но арбитражный суд решил по-другому.

Вышестоящий арбитраж встал на сторону предпринимателей, а затем их поддержали и суды общей юрисдикции

Далее дело о поддельных договорах перекочевало в Первый арбитражный апелляционный суд, расположенный во Владимире. Он не стал давать поблажки ответчикам: как указано в постановлении 1-го ААС (доступно здесь), раз Понкратов получил на руки подлинники договоров, то он должен был позаботиться об их сохранности. Со сдержанным возмущением судьи пишут: «коль скоро представитель общества, проигнорировавший определение суда, самостоятельно инициировал истребование доказательств у правоохранительных органов, он обязан был при этом проявить ту степень осмотрительности и заботливости, которая требовалась от него для сохранения единственного прямого доказательства отчуждения долей… Оценка действий следователя по выдаче оригиналов договоров из материалов уголовного дела незаконному владельцу вопреки требованиям пункта 3 статьи 84 УПК РФ находится за пределами компетенции арбитражного суда».

Кроме того, 1-й ААС не согласился с выводами нижестоящего суда о том, что копии спорных договоров вообще не подлежат почерковедческому анализу, а значит, и говорить об их поддельности не представляется возможным. Эти копии прошли целых пять почерковедческих экспертиз в разных учреждениях, говорится в решении 1-го ААС, и две из них пришли к выводу, что подписи Коноваловых под договорами – поддельные. Остальные указали, что не могут делать подобные выводы, не имея на руках оригиналов. Но и в их заключениях упоминается о том, что спорные подписи «существенно отличаются» от подлинных автографов Коноваловых. 1-й ААС указывает, что нижестоящий суд должен был принять во внимание эти результаты.

На основании сказанного суд принял решение, что договоры, копии которых были предъявлены, «не подписаны истцами». Ответчики не смогли представить «убедительных доводов, основанных на доказательственной базе», свидетельствующих об обратном. Также нижестоящий суд ошибочно принял в качестве доказательства протоколы заседания участников общества, говорится в решении апелляционного суда. «Намерение о продаже доли не является офертой, в случае если продавец передумает продать долю, покупатель не вправе понудить его на это», — указал 1-й ААС.

В итоге суд поддержал кубанских предпринимателей: отменил решение АС Нижегородской области, признал недействительными договоры купли-продажи долей Коноваловых в «Промавтоматике», а также восстановил их права. Инспекции ФНС суд предписал внести в ЕГРЮЛ данные о том, что Коноваловы – законные единоличные собственники этого общества. Данное решение 1-го ААС недавно было подтверждено Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа (его постановление от 8 июня 2011 года доступноздесь).

Все это совершенно меняло картину уголовного дела против Коновалова и Колесникова, которое по-прежнему расследовалось на Кубани. Правда, еще до решения 1-го ААС в нем тоже появились важные новости: 15 февраля 2011 года, Ленинский райсуд Краснодара вернул дело прокурору (копия постановленияздесь). Так, суд признал, что экспертизы по делу проводились без ведома обвиняемых (их знакомили только с результатами). Затем, Сергею Колесникову следствие принудительно назначило «своего» адвоката, который подписал ряд процессуально значимых документов без ведома подзащитного. Найдя эти и другие «грубые процессуальные нарушения», суд передал дело обратно в прокуратуру «для устранения допущенных нарушений».

Протесты прокуроров, поданные в кассационную и надзорную инстанции, остались без удовлетворения (см. решения судов здесь и здесь). При этом Краснодарский крайсуд прямо указал в своем надзорном постановлении, что «в обвинительном заключении отсутствуют доказательства, на основании которых предварительное следствие пришло к выводу о виновности Колесникова». Впрочем, прозрачный намек суда на то, что дело пора закрывать, следователь пропустил мимо ушей.

Следователь отказался закрывать дело: он возбудил его не по заявлению рейдеров, а из-за «наличия достаточных данных»

Итак, дело вновь попало к следователю Давидову, а подсудимые Коновалов и Колесников снова стали подозреваемыми. Разумеется, их это не устраивало: после решений арбитражных судов, восстановивших их права, они подали ходатайство о закрытии уголовного дела. Арбитражи признали факт незаконного захвата «Промавтоматики», писали предприниматели. Значит, претензии к ним со стороны «нового руководства» этого общества, то есть Биндаса и Понкратова, несостоятельны и незаконны.

Но следователя оказалось не так просто «объехать». Ну и что, что подозреваемые ссылаются на решения арбитражных судов в свою пользу? Эти данные еще «подлежат проверке следственным путем», пишет он в своем постановлении от 30 июня 2011 года (копия здесь). Распечатки решений с официальных сайтов арбитражных судов следователя тоже не убедили: на них «отсутствуют росписи судей, а также оттиски печатей».

Но как же быть с установленным судами фактом, что Коноваловы – единственные законные владельцы «Промавтоматики» и были ими непрерывно с 2006 года, а Сергей Колесников, соответственно, все это время был единственным законным гендиректором общества? Как быть с жалобами Биндаса и Понкратова, по которым и было возбуждено дело? Следователь Давидов обошел эти вопросы следующим образом: в своем постановлении он написал, что основанием для возбуждения дела были вовсе не устные заявления рейдеров, а «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». И отказал в прекращении уголовного дела.

И здесь мы подошли к тому, что можно назвать «промежуточной развязкой» этой длинной истории. 18 июля 2011 года Ленинский райсуд Краснодара отменил постановление следователя Давидова как незаконное и необоснованное и обязал его незамедлительно «устранить допущенные нарушения», то есть, закрыть дело. В своем решении (доступно здесь), которое, безусловно, еще будет обжаловано прокуратурой и следователем, суд отводит особое место тому, какие же нарушения были допущены. Тут, как говорится, без комментариев:

Судами двух вышестоящих инстанций было, по сути, указано органам прокуратуры и предварительного следствия на то обстоятельство, что собранная по делу доказательная база несостоятельна и не может свидетельствовать о наличии в действиях обвиняемых состава преступления…

С целью оказания помощи рейдерам в арбитражном процессе, в рамках уголовного дела… были сфальсифицированы договора купли продажи долей уставного капитала ООО «Промавтоматика-Инвест». Копии этих фальшивых документов… были заверены ст. следователем СЧ при ГУ ИВД России по ЮФО Давидовым Э.В. Затем нелигитимным представителем ООО «Промавтоматика-Инвест» Понкратовым Е.Л. эти заверенные копии фальшивых договоров были получены от следователя и переданы юристу для представления в арбитражный процесс…

Следователь Давидов полностью проигнорировал… постановления арбитражных судов, …вступившие в законную силу.

События преступления в виде растраты вверенных Колесникову, как руководителю общества, денежных средств общества не имело места.

Эти формулировки, скорее всего, перекочевали в решение суда непосредственно из жалобы предпринимателей. Однако суд признал их доводы обоснованными, обязав следователя закрыть незаконное уголовное дело.

Пиррова победа: законный собственник остался почти без собственности

26-1.jpg

Евгений, Галина и Антон Коноваловы

В деле предпринимателей Евгения и Галины Коноваловых и Сергея Колесникова рано ставить точку. Продолжаются десятки арбитражных разбирательств по искам к их компаниям, поданным теми же рейдерами. Ряд таких дел захватчики уже выиграли, решения по ним подтверждены на уровне федеральных арбитражных судов. В «РУСТ-Инвесте» введено внешнее управление за долги, сейчас слушается дело о банкротстве этого общества. Сельхозпредприятие «Новая жизнь» также на грани пропасти, ста его сотрудникам не платят зарплату уже три месяца. Комплекс недвижимости, принадлежавший Коноваловым и перепроданный рейдерами по цепочке, пока так и не возвращен законным владельцам. Наконец, решение краснодарского райсуда о закрытии уголовного дела против предпринимателей еще должно пройти проверку в вышестоящих инстанциях.

Вроде, бизнесменам удалось отстоять свои права в судах. Однако похищенную собственность им так и не вернули, рейдеры не понесли никакого наказания, а правоохранители, открыто игравшие на их стороне, остались на своих постах… Мало похоже на торжество справедливости.

Оригинал материала: "ПРАВО.ru"