Точка в "Большой игре"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Точка в "Большой игре" ПОСЛЕ ИМПЕРИИ. СУДЬБЫ ЯЗЫКОВ И НАРОДОВ

""Распалась советская империя. Но составлявшие ее народы были объединены не только силой, но и традициями многовекового совместного общежития: этнически перемешанным населением, общим культурным наследием, наконец, русским языком, который помогал всем понимать друг друга. Он, русский язык, один из мировых языков, обеспечивал советским республикам доступ к российской и европейской культуре. Должен ли отказ от имперского прошлого автоматически влечь за собой и отказ от всего, что объединяло народы? Поставлена точка в знаменитой "Большой игре", едва не столкнувшей в пропасть войны Россию и Британию, две мировые империи конца XIX века. В эту игру были вовлечены разведчики и ученые, солдаты и генералы, министры и императоры. И вот последние российские пограничные отряды покидают территорию Памира на стыке границ Таджикистана, Китая, Киргизии и Афганистана. Единственные, кто остро переживал уход пограничников, - местные таджики-памирцы. Россия пришла сюда после многих обращений жителей этой каменистой земли к русскому царю. Позади 112 лет совместной жизни. Советская власть, несмотря на все издержки и кровавые жертвоприношения 37-го, также воспринималась местным населением как благо. Нарком иностранных дел Чичерин считал Памир важнейшим геополитическим узлом Азии и держал там своего представителя. Русские покинули Памир, и этот уникальный исторический опыт не стал и, похоже, не становится кирпичом в фундаменте политики постсоветской России в области межэтнических отношений и моделью для мира, раздираемого конфликтами, в которых гибнет мирное население. Наши старики до сих пор рассказывают, как в 1892 г. встречали отряд полковника Михаила Ионова - освободителей от афганского ига. Сменяя друг друга на посту начальника Памирского отряда, русские офицеры 10 лет настойчиво добивались от губернаторов Туркестана справедливого разрешения памирского вопроса, защищая права таджиков. Секретарь Российского политического агентства в Бухаре Анатолий Черкасов писал в 1904 г.: "Таджики испытывают гнет двух властей, каждая из которых ...налагает на них обязанности, но не признает никаких прав, даже та власть, к которой... чувствуют инстинктивное влечение, - власть русская…Припамирские бекства ...были страною дикого произвола правящих, ужасающей бедности и полного бесправия управляемых". Он предлагал взять население под покровительство и выводил формулу взаимоотношений: "… при умелом пользовании своеобразной организацией местной религиозной общины и привлечении на нашу сторону всех симпатий населения путем облегчения его материального положения и обеспечения основных прав каждой отдельной личности". Таких политиков на разных уровнях и в разных структурах нам не хватает сегодня. С уходом русских пограничников население Памира по-настоящему осознало, что СССР больше нет. Приезжая в Россию, трудовые мигранты из Таджикистана долго не могли смириться с тем, что оказываются на территории иностранного государства. Гражданская война разделила народ на два противоборствующих лагеря, но и "красные", и "зеленые" остались "пророссийскими". Почти 15 лет таджики, пытавшиеся найти в России защиту и возможность выживания, находятся по воле политиков и законодателей обеих стран в правовом вакууме. В память сотен тысяч людей заложено ощущение незащищенности и унижения человеческого достоинства. А это мина замедленного действия. Историческая память - мощнейший узел в двигателе политических мотиваций и изменений в обществе. Таджики, как любой другой народ, очень чувствительны к тем сильным мира сего, кто демонстрирует уважение к их национальному духовному богатству и защищает его, а не пытается покорить их силой. Вспомним: после распада Британской империи англичане ушли из Индии, а Англия английского языка осталась. Союз распался, но на постсоветском пространстве остались русский язык и литература, экономические, культурные и человеческие связи. По мнению экспертов, Россия ежегодно нуждается в притоке нескольких сотен тысяч трудоспособных жителей. Миграционная политика становится важнейшей составляющей концепции национальной безопасности. Сейчас самое благодатное время принимать желающих переехать в Россию из бывших советских республик. Это наши сограждане, мы имели одно прошлое, одну историческую судьбу, смотрели одни и те же фильмы, пели одни и те же песни, говорили на одном - русском- языке, день 9 Мая был для нас святым днем, а Москва воспринималась столицей Родины. В советское время за границей ко всем советским гражданам обращались "рашен", и мы воспринимали это естественно, ибо синонимом Советского Союза была Россия. Юное поколение живет в другой геополитической конфигурации, иной идеологической и политической среде. Спустя 15 лет из этих же республик в Россию приедут иностранцы, не знающие русского языка, российской истории, молодые люди другой ментальности и культуры. Граждане России принадлежат к различным этносам, и часть этих этносов имеют свою историческую территорию. Часть населения, у которой в России нет своей территории, - та самая "русскоговорящая" многоэтническая группа, больше чем кто-либо желающая стабильности. Люди, дважды потерявшие родину (СССР и историческую), знают цену оседлости. В кризисной ситуации они, будучи заинтересованы в целостности страны, могут стать "буферной зоной", защитником единства многоэтнического государства. Кроме того, диаспоры - важный инструмент геополитического влияния в бывших советских республиках. Наличие диаспор является мотивационным фактором изучения русского языка на постсоветском пространстве. Это реальный цивилизованный путь восстановления самых важных связей, успешно реализуемый на уровне простых людей. Природа отрицательного демографического баланса прежде всего социально-экономическая. Будет развиваться Россия, будет она богатой, будут должным образом финансироваться социальные программы - барьеры на пути роста рождаемости в России отпадут. Но для этого сегодня нужны трудовые ресурсы и рабочие руки. Россия, великая страна, не может и не должна отгораживаться от малого и великого на Земле. Своим расположением на карте мира, историей, духовным наследием она призвана быть благодетельницей малых народов, малых территорий и своих бывших сограждан. Она по крайнем мере не должна отталкивать их от себя. Это противоречит ее духовности, ее природе. Есть русское сакральное выражение "была бы благодать". Слово "благодать" состоит из двух слов: "благо" и "дать", другое слово - "благодарю" - из "благо" и "дарю". Это суть ее - благо дающая и благо дарящая. И Россия должна вернуться к этой своей сути, к своей истинной природной нравственности, чтобы быть Богом благословенной. Давлат Худоназаров, кинорежиссер Какой вам видится роль русского языка в жизни вашего независимого государства? Агаси Айвазян, прозаик, кинорежиссер (Армения) Я сейчас сижу и смотрю московскую телепрограмму. У нас транслируют РТР, "Первый канал" и "Культуру". Русский язык - главный для нас. Не знаю, можно ли его назвать вторым. Если вы выйдете на улицы Еревана, чаще услышите русскую речь. Маленькие дети моих родственников ходят в русскую школу, их отец говорит дома только по-армянски, чтобы они не забыли родной язык. В школах продолжают учить по московским учебникам. У нас в отличие от других народов и стран не только дипломатические связи с Россией - у нас внутренняя связь, как у родственников. Ничего показного. Мы немножко русские и сами. У нас не было своей земли, своей страны, мы обрели Родину благодаря России. Может быть, это даже плохо для независимого государства, но наши корни очень глубоко в русской почве. Оскарас Коршуновас, театральный режиссер (Литва) Если говорить о сегодняшнем дне, дискриминации русских в Литве нет, когда кто-то из людей пожилых чувствует себя неуютно, это идет из прошлого, русского и литовского. Многие уехали, у тех, кто остался, есть работа, бизнес. Русская молодежь хорошо знает литовский. Конфликта нет. Я много ставлю на литовском русскую литературу: обэриутов, "Мастера и Маргариту", недавно - "Город" Гришковца, у него очень русские темы и менталитет. "Главные" авторы нашего театра - Достоевский, Чехов, Булгаков. Для меня было важно поставить Сухово-Кобылина в московском театре Et-Cetera: это встреча с русским театром, русской публикой. Я еще жил в СССР, мой русский - оттуда. Сегодняшние 20-летние говорят по-английски. Прошлое не вернется, но появятся новые стимулы знать русский язык - естественные, творческие, насущные. Русудан Лордкипанидзе, ректор Тбилисского государственного университета Грузинская интеллигенция во всех сферах своей деятельности наряду с родным всегда широко пользовалась русским языком. Думаю, это сохранится. Сегодня русский язык нужен и тем 700 тыс. грузин, которые живут и работают в России, и тем, кто живет в Грузии: это один из основных языков получения информации, в том числе научной, и он также необходим - наряду с английским - для осуществления экономических связей. Молодые сегодня знают русский хуже. Но у нас в университете читается курс русского языка, есть группы с преподаванием на русском и сильный факультет славистики. Думаю, перспективы у русского языка в Грузии серьезные. Иван Дзюба, академик Национальной академии наук Украины, в прошлом диссидент К сожалению, история присутствия русского языка в жизни украинского общества - это не только история естественных житейских и культурных контактов, но и опыт русификации Украины. Вполне естественно наше желание обеспечить украинскому языку достойное место в обществе и полноценное будущее. Очень многие русские на Украине солидарны с нами. Но некоторые русские и русскоязычные украинцы видят в этом пресловутый "национализм". Парадокс в том, что мы, "националисты", неплохо владеем русским, знаем и любим русскую культуру, которая всегда занимала и будет занимать большое место в интеллектуальной и культурной жизни Украины." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации