Точно рассчитанная откровенность

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Седьмая столица", origindate::15.09.2004

Точно рассчитанная откровенность

Роман Рамзаев

Converted 17434.jpg

Прославленный мастер экономических неожиданностей, генеральный директор международной инвестиционной консалтинговой группы «Сигма» Павел Свирский вновь поставил в недоумение наблюдателей. Судья Ростовского арбитражного суда, где в прошедший понедельник проходило слушание по иску о списании в пользу подконтрольной Свирскому компании «Стройспортсервис» 50 млн акций «Газпрома», был вынужден перенести рассмотрение этого спорного дела на 17 сентября. Причиной переноса послужила очередная шарада, которую предложил судьям и наблюдателям Павел Свирский: представители «Стройспортсервиса» отреклись от собственного ходатайства о переуступке прав требования по иску компании «Престиж», которое было высказано и удовлетворено судом на предыдущем заседании. Нынче «Стройспортсервис» заявил, что бумаги о переуступке прав подписаны человеком, который не имеет права заключать подобные сделки и распоряжаться печатью компании.

Аналитики не могли не задуматься о причинах такого поворота событий. Сейчас среди журналистов, специализирующихся на расследовании скандальных историй, бродит несколько версий столь резкой перемены настроений...

Кто за кулисами?

50 млн акций «Газпрома» стоимостью в десятки миллионов долларов — кус настолько привлекательный, что далеко не всякий участник рынка решится протянуть к ним руку, не заручившись поддержкой возможных заказчиков. Павел Свирский сделал себе состояние в смутные 90-е, занимаясь поставкой в Россию куриных окорочков. В дальнейшем переориентировал свой бизнес на «недружественное поглощение» предприятий самого разного спектра производств с использованием далеко не чистоплотных методов. Надо сказать, что сомнительность такого рода деятельности, которая не подразумевает никакого производства нужного стране продукта, не раз вызывала пристальный интерес у правоохранительных органов – было даже время, когда Павел Свирский скучал в СИЗО города Ставрополь. Сейчас, после обвала газпромовских котировок, Генеральная прокуратура снова проявляет к Павлу Свирскому неприкрытый интерес.

Как бы там ни было, Свирского, в принципе, можно считать крупным дельцом, но его репутацию портят по крайней мере две уродливые заплаты: то, что имя Свирского стало практически неотделимо от понятия экономического мошенничества, и то, что после его прихода на любое из «поглощённых» предприятий от этих предприятий вскоре остаются одни головешки.

Что касается первого, то примеров, когда имя Свирского связывали с использованием фальсифицированных документов и несуществующих решений судов, фиктивных банкротств, манипуляциями с реестром акционеров, незаконной скупкой акций предприятия, достаточно много. Каждое действие его получало в СМИ большой резонанс. Кропоткинский «Человек труда» в дни, когда Свирский занимался «поглощением» Кропоткинского МЭЗа, писал и о «сотнях вооружённых автоматами и дубинками бойцов», которые «ворвались на территорию завода» и положили на пол немногочисленную охрану и женщин. «Люди в шлемах и с дубинками проложили себе путь в кабинеты администрации и в цеха завода, выставив везде свою охрану и в конечном счёте взяв весь завод под свой контроль», — писала газета.

То же и с поддельными документами: при захвате Свирским одного из предприятий Краснодарского края было использовано судебное определение и исполнительный лист из Кабардино-Балкарской Республики, которые после пристального изучения были признаны фальшивыми. Через год в тот же Краснодар были направлены такие же фальшивые исполнительные листы, на этот раз от имени Салаватского городского суда Республики Башкортостан. Краевому прокурору отдела по надзору за исполнением законов удалось быстро выяснить, что «неустановленными лицами произведена подделка официальных документов... то есть имеются признаки преступлений...».

Собственно, и история с появившейся в Ростове бумагой о переуступке прав требования от «Стройспортсервиса» к «Престижу», признанной недействительной, является по сути лишним свидетельством того, что свой почерк никто менять не намерен. От всей этой путаницы с переуступками и последующим отказом от них у любого нормального человека просто голова пойдёт кругом – ну так на то и расчёт.

Как расчёт и на сомнительных ответчиков, типа того же ООО «Белус». Как выяснилось в ходе разбирательства, ООО «Белус» никогда не было акционером ОАО «Газпром» и даже не имеет счетов депо для учёта акций. Скорее всего, «Белус» был включён в список ответчиков, чтобы иметь основания для рассмотрения иска в Ростове, где удобнее Свирскому. Перед заседанием суда ООО «Белус» подал заявление на рассмотрение дела без его присутствия, что довольно странно для ответчика, который просит не перенести, а рассмотреть дело в его отсутствие, когда он не сможет даже привести свои аргументы, если у него будут отбирать собственность. Что подтверждает вывод о подставной компании и может свидетельствовать о том, что представители этой компании даже по доверенности боятся участвовать в афере.

Но репутация Свирского может оказаться на руку тем, кто, стоя за кулисами, мог задумать следующую многоходовку. Свирский, намеренно и активно педалируя свой образ «тёмной и подозрительной личности», создаёт у общественности впечатление, что с таким негодяем надо срочно бороться. И тут на сцену выступает другая, ни разу не замешанная ни в одном скандале компания, которая перекупает у Павла Свирского акции «Газпрома», разворачивает по этому поводу активную пиар-кампанию и предстаёт таким образом и перед обывателями, и перед облечёнными властью чиновниками в роли мессии, спасителя. Таким образом, убиваются сразу два зайца: столь желанные акции в кармане, и никто против этого не возражает, а даже и наоборот. И волки сыты, и овцы целы.

Один на льдине, или ва-банк?

Есть, кстати, версия, согласно которой за Свирским никто не стоит. Этот вариант также выглядит весьма вероятным – не так уж много желающих связывать своё имя в бизнесе с такой одиозной фигурой, не слишком разборчивой в средствах и партнёрах. Тем более, что бизнесмен с некоторых пор оказался в центре внимания, какого любому хотелось бы избежать: ФСБ, МВД и Генеральная прокуратура, получив запрос от депутата фракции «Единая Россия» Евгения Фёдорова в отношении Свирского, инициировали сразу несколько проверок его деятельности.

«Ни одно из поглощений предприятий группой «Сигма» не прошло без использования поддельных решений судов и фальсифицированной кредиторской задолженности. В результате практически все предприятия по нескольку раз поменяли собственника, что практически всегда приводило к остановке производства и росту социальной напряжённости», — пишет депутат в своём обращении и требует «расследовать действия людей, владеющих инструментами фальсификации кредиторской задолженности и изготовления поддельных решений судов, которые несут угрозу экономической безопасности России».

Столь пристальным вниманием к своей персоне Павел Свирский, очевидно, был некоторым образом испуган. Нетрудно ведь предположить, что силовые структуры будут теперь отслеживать каждый его шаг. И вот, по мнению некоторых наблюдателей, делая хорошую мину при плохой игре (проверки Генпрокуратуры редко заканчиваются ничем), Свирский отыгрывает назад и отказывается от аферы с переуступкой требования по иску, которая выглядит слишком уж подозрительно.

Попытка «договориться по-хорошему»?

За последние несколько лет подконтрольная Свирскому «Сигма» пыталась «поглотить» свыше десятка предприятий. В списке «недружественных захватов» Свирского — Антоновское рудоуправление и завод «Кузнецкие ферросплавы» (Кемеровская обл.), завод «Красный котельщик» (Ростовская обл.), Бийский котельный завод (Алтайский край), Кропоткинский маслоэкстракционный завод, Лабинский МЭЗ (Краснодарский край), Московский жировой комбинат и несколько других.

Предложения «уладить проблему» от г-на Свирского руководители этих предприятий получали, как правило, за несколько дней до атаки на предприятие. Но ни одно и из них не было принято, за что менеджмент этих предприятий в своё время и поплатился. Как утверждает председатель совета директоров Нижегородского масложирового комбината Николай Нестеров, встретясь с ним впервые, Павел Свирский с места в карьер предложил одним махом устранить все проблемы завода в… обмен на 30% акций предприятия.

— Когда я сказал, — говорит Нестеров, — что жуликов мы поймаем и посадим в тюрьму, Свирский возразил: «Ну, вы ведь знаете нашу судебную систему. Всё решают деньги: дело можно открыть – и можно закрыть…».

К слову сказать, только вмешательство полпреда по Приволжскому федеральному округу оградило Нижегородский комбинат от «недружественного поглощения».

Поскольку все факты, подобные этому, в бизнес-сообществе распространяются достаточно быстро, многие представители бизнес-элиты договорились не пускать Павла Свирского с его предложениями дальше порога. Поэтому, считает часть экспертов, сегодня ему не остаётся ничего другого, нежели как говорить публично. Признание Свирским того, что он замешан в судебном процессе Ростовского арбитража, в этом случае можно рассматривать и как завуалированную форму «последнего предложения» к сегодняшним держателям акций «Газпрома» договориться по-хорошему.