То, что доктор прописал

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Фармацевтические компании «лечат» врачей

1256557311-0.jpg Семинары с выездом на курорт, лекции, доклады, научные статьи, щедро оплачиваемые производителями лекарств, бесплатная передача препаратов или оборудования медицинским учреждениям… Как правило, фармацевтические компании используют для продвижения своей продукции «нетрадиционные» способы.

«У каждого конкретного заболевания есть свой профессор, который за него отвечает, ведущий в этой области эксперт. Через него в основном и происходит лоббирование», — описывает ситуацию президент Общества специалистов доказательной медицины Кирилл Данишевский. Специалиста возят бесплатно на международные конференции и семинары, один день там заседают, а пять загорают или катаются на лыжах. За лекцию, где эксперту нужно просто озвучить написанный за него фармкомпанией текст, профессору платят до $1000, доцент получает меньше — $500. Часто компании заказывают врачам псевдоисследования по своей продукции. Обычно такая работа пишется вдвоем-втроем и в среднем стоит $7000. Правда, источник, просивший не называть его имени, считает, что отнюдь не всегда лоббирование — это плохо. К примеру, Россия закупает у компании «Новартис» очень хороший препарат гливек для лечения миелоидного лейкоза. При этом деньги на диагностику и мониторинг эффективности лечения не выделяются. А без этого невозможно лечение назначать. Зато средства дает «Новартис». И у главного специалиста по хроническому миелоидному лейкозу доктора наук Анны Туркиной нет другого выхода, как всячески продвигать гливек.

Но, безусловно, противоположных примеров гораздо больше. Сейчас активно рекламируется противовирусный препарат арбидол, который производит российская компания «Фармстандарт». Продвигают его якобы чиновники Минздравсоцразвития во главе с замминистра Вероникой Скворцовой. «Я не знаю точно, заплатили ей, приказал кто-то сверху или ввели в заблуждение, или ей был дан указ помогать всем отечественным производителям, — говорит Кирилл Данишевский. — У «Фармстандарта» очень агрессивная политика, ни для кого не новость, что они нанимают специалистов, которые препарат поддерживают. Арбидол исследовали, но я считаю, что эти исследования были некачественными. Они не дают точного ответа, насколько препарат эффективен». Самая серьезная лоббистская война между фармкомпаниями идет за включение препарата в федеральный список жизненно необходимых лекарственных средств. По информации The New Times, попадание в него стоит €300 тыс.

Корыстная щедрость

Активнее всего фирмы занимаются лоббированием препаратов, которые люди вынуждены принимать очень длительное время или всю жизнь. Всем известный инсулин выпускают несколько компаний, и каждая стремится, чтобы больные использовали именно их продукцию. Для этого они бесплатно предоставляют небольшие партии «своим» врачам, которые также бесплатно раздают препарат больным. Но если человек начал принимать лекарство одной фирмы, перейти на такое же, но другой ему чрезвычайно трудно. Делать это надо под наблюдением врача в стационаре, поскольку какие-то отличия всегда есть, и реакция организма на смену может быть очень тяжелой. «Не случайно никто не станет бесплатно раздавать аспирин, потому что человек, принимая один аспирин, очень легко потом может перейти на аспирин другого производителя», — говорит начальник управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Тимофей Нижегородцев.

Похожий метод «подсадки» фармкомпании используют при продвижении оборудования, связанного с экспресс-анализами. «Само по себе оно может стоить недорого, зато расходный материал — колоссальных денег. Поэтому технику передают бесплатно, и после покупки 3–4 расходников траты компании окупаются с лихвой», — объясняет Нижегородцев.

Пустышки-кормилицы

Рядовые врачи чаще всего зарабатывают на продвижении лекарств-пустышек. «Прибыльно и нерискованно продвигать на рынок препарат неэффективный, но безопасный», — считает Кирилл Данишевский. По его словам, в России в среднем врач выписывает семь лекарств, хотя реально необходимо одно или два. Клятву Гиппократа при этом никто не нарушает: все нужные препараты назначаются, но к ним прибавляются еще и безвредные пустышки. Врач выписывает рецепты со своим номером для конкретной аптеки и через нее получает процент с продаж. Представители фармкомпаний, в обязанности которых входит организация в поликлиниках и больницах презентаций препаратов своей фирмы, занимаются еще и «рекрутированием» врачей. «Это не российская выдумка, так действуют и на Западе. Только в России до последнего времени фармпредставители были лишь коммивояжерами, а на Западе на них государством возложена обязанность собирать данные о побочных эффектах препаратов своей компании. Они выполняют роль связующего звена между врачами и надзирательными органами», — поясняет доцент Московской медицинской академии им. Сеченова, специалист по лекарственному менеджменту Елена Вольская.

В ЕС принят специальный декрет, который регламентирует взаимодействие врачей и производителей лекарств — оно не может выходить за рамки чисто информационные. Правила столь жесткие, что врач не может даже выписать рецепт ручкой с эмблемой производителя назначаемого лекарства. В США законы еще строже: в сентябре этого года там на реальные тюремные сроки осуждены 32 врача, подкупленных компанией «Файзер», а сам производитель заплатил штраф $2,3 млрд. У нас все иначе. «Прямых наказаний российское законодательство за такую «маркетинговую» деятельность фармкомпаний не предусматривает», — с сожалением констатирует Нижегородцев.

Наказывать и информировать

Эксперты предлагают разные способы решения проблемы лоббирования. Специалисты ФАС считают, что нужно ужесточить законодательство, ввести штрафы для компаний-нарушителей в размере до 15% от оборота и дисквалификацию на год проштрафившихся врачей. Председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин корень зла видит в том, что российский пациент сам покупает лекарства: «В ЕС и США, когда больной приходит к врачу, по страховке он получает не только медицинскую помощь, но и рецепт, который отоваривает в аптеке бесплатно. Тогда у врача нет никакого стимула и возможности выписывать препарат за комиссионные».

Многие специалисты проблему лоббирования вообще не считают в условиях России серьезной. По мнению президента Лиги защиты пациентов Александра Саверского, 95% информации о препаратах врачи получают от производителей, потому что других источников просто нет, и понятно, что эта информация далеко не всегда бывает объективной. Официальный список лекарств и описаний к ним на сайте Росздравнадзора появился совсем недавно, к тому же интернет не для всех врачей доступен. Новейшие клинические исследования тоже большинству наших специалистов недоступны из-за позорно низкого, по словам Янина, знания английского. И не стоит забывать о крошечных зарплатах врачей, на которые нельзя выжить, и о том, что 30 млн. наших граждан не в состоянии купить адекватные лекарства. А это пострашнее любой коррупции.

Оригинал материала

«The New Times « от origindate::26.10.09