Третьяковка в лунном свете

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::18.04.2004

Третьяковка в лунном свете

Государственную картинную галерею подозревают в игре на черном рынке антиквариата

Иван Сас, Бесик Пипия

В центре беспрецедентного скандала оказалась Государственная Третьяковская галерея. Сотрудники 12-го (антикварного) отдела ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области обвинили российское музейное заведение с мировой известностью в обслуживании криминальных элементов, промышляющих на черном антикварном рынке. По утверждению питерских милиционеров, у них есть сведения, что в Третьяковке одно время находились картины, пропавшие три года назад из частной коллекции.

Речь, в частности, идет о таких шедеврах, как «Хасид» Марка Шагала и «Константинополь при лунном свете» Ивана Айвазовского. А общую стоимость похищенного потерпевший коллекционер оценил в сумму, превышающую миллион долларов. В официальном субботнем заявлении руководство Третьяковки решительно отвергает все обвинения. Между тем данные милиции позволяют предположить существование целой системы, при которой краденые картины проходят экспертизу и реставрацию в ведущих государственных учреждениях культуры с целью последующей продажи. Учитывая стоимость полотен крупнейших мировых мастеров живописи, можно только догадываться о возможных гонорарах оценщиков и реставраторов, которым, как выясняется, закон нисколько не препятствует делать сомнительный бизнес.

Скандал всплыл на минувшей неделе. Информационное агентство «Интерфакс–Северо-Запад» со ссылкой на источники в правоохранительных органах сообщило, что петербургские сыщики обнаружили в Третьяковской галерее следы четырех из семи похищенных три года назад в Северной столице из частной коллекции картин. (По данным «НГ», преступники проникли в квартиру частного коллекционера через окно второго этажа и похитили 7 картин: два натюрморта Ильи Машкова, картины «Константинополь при лунном свете» Ивана Айвазовского, «Дом в лесу» Аристарха Лентулова, «Абстракция» Александра Родченко, «Хасид» Марка Шагала и полотно «Центральный парк Нью-Йорка» – общей стоимостью 1 млн. долл.)

Согласно тому же сообщению, спустя некоторое время после кражи четыре полотна, в том числе «Хасид» и «Константинополь при лунном свете», прошли в Третьяковке экспертизу и реставрацию, после чего вновь исчезли. Утверждается, что уже установлены лица, которые доставили картины в Третьяковку, и допрошены сотрудники, проводившие экспертизу и реставрацию украденных полотен.

Преступные кланы, контролирующие черный рынок антиквариата, не могут обойтись без услуг учреждений, имеющих право проводить экспертизу и реставрацию художественных ценностей. Без экспертного заключения краденую вещь не сбудешь ни на внутреннем, ни на внешнем рынке. Неудивительно, что торговцы похищенным тянутся в Третьяковку – авторитет этого учреждения настолько высок, что выданные им подтверждения подлинности на антикварных рынках не подвергаются сомнению. Есть и встречный интерес – эксперты и реставраторы могут рассчитывать на хороший «процент», зависящий от стоимости картины. Представление об этом может давать, например, тот факт, что не так давно швейцарская Галерея Келлер продала полотно Айвазовского «Вид на Нил и пирамиды в Гизе» за 452 тыс. швейцарских франков (примерно 343,5 тыс. долл.). Работы Шагала оцениваются гораздо выше – от 800 тыс. до 1 млн. долл.

«Информация более чем странная, – заявил корреспонденту «НГ» по поводу сообщения информагентства директор Третьяковской галереи Валентин Родионов. – Никто из сотрудников двенадцатого отдела из Санкт-Петербурга к нам не обращался. Тем не менее я затребовал письменные объяснения от заведующих отделами экспертиз и реставрации и могу их процитировать. Мне докладывают, что работа Шагала «Хасид» ни на экспертизу, ни на реставрацию в музей не поступала. Что касается работы Айвазовского «Константинополь при лунном свете», то она имеет множество авторских вариантов и повторений. Некоторые из них в музей поступали, в том числе попадались и «липы», которые мы отметали. Без дополнительных сведений – размер картины, подпись, дата – не представляется возможным определить, какую работу имеют в виду сотрудники правоохранительных органов».

Существование множества «Константинополей...» подтверждают многие искусствоведы. «Речь идет о нескольких десятках картин, – рассказал корреспонденту «НГ» завотделом живописи XVIII–XIX веков Государственного Русского музея Григорий Гольдовский. – Полотна отличались размерами, вариациями эффектов освещения, например, при зашедшей или вышедшей луне, при полном лунном свете или луне, закрытой облаками. Первый «Константинополь...» был написан Айвазовским в 1846 году. Художник продолжал эту тему чуть ли не на протяжении всей своей жизни. С одной стороны, он очень любил Константинополь, с другой – его картины с такими сюжетами пользовались большим успехом. Айвазовский нынче в большой цене. Совсем недавно его картина размером примерно метр восемьдесят на два с половиной была продана на аукционе Сотбис за 1 миллион 58 тысяч долларов».

Заведующий отделом научной реставрации Третьяковской галереи Андрей Голубейко в беседе с корреспондентом «НГ» заявил: «За 15 лет своей работы в Третьяковке я не помню, чтобы на реставрацию попала хотя бы одна работа Шагала. Его картины не появляются на рынке, все они давно в частных коллекциях. «Константинополь...» Айвазовского тоже у нас не проходил, за это я ручаюсь. Я даже опросил своих сотрудников – может, кто в частном порядке реставрировал, но все отрицают».

Заведующая отделом научной экспертизы Третьяковки Лидия Гладкова назвала сообщение агентства «Интерфакс–Северо-Запад» «форменной анонимкой». «Мы не первый год работаем с различными правоохранительным органам, – рассказала она корреспонденту «НГ». – Я подняла все официальные запросы и могу сказать, что 12-й отдел ГУВД к нам не обращался по поводу каких-то пропаж. Никто из сотрудников отдела не обращался к нам и лично». Лидия Гладкова также заявила, что работы Шагала на экспертизу не поступали, а что касается Айвазовского, то без конкретных данных установить, какую картину имеют в виду питерские сыщики, невозможно.

Есть ли у питерских милиционеров конкретные доказательства вины сотрудников Третьяковки? «Я подтверждаю информацию Интерфакса с двумя поправками, – сказал корреспонденту «НГ» замначальника 12-го отдела Евгений Юденков. – Во-первых, следы в Третьяковке обнаружились еще в прошлом году, и почему о них начали говорить только сейчас, я не знаю. Во-вторых, речь идет не о четырех, а об одной картине, которая проходила экспертизу в Третьяковке». Уточнить, какая именно, наш собеседник отказался. Расследование продолжается? «О чем разговор, дело ведется», – сообщил Евгений Юденков, отказавшись от дальнейшего разговора.

А есть ли у этого дела судебная перспектива? Механизм пресечения данного вида преступлений, как проконсультировал нас сотрудник 12-го отдела ГУУР СКМ МВД России Сергей Андреев, следующий. После того как потерпевший подал заявление о пропаже произведений искусства, милиция обязана поставить украденное на учет не только в своем информационном центре, но и известить Интерпол, который выставляет эту информацию по всем странам. Похищенные предметы снимаются с аукционов и возвращаются в страну, где они были украдены. Закон не обязывает милицию информировать о пропаже музеи, антикварные магазины и т.п., как пояснил Сергей Андреев, во избежание спекуляции. Ни владельцы антикварных магазинов, ни руководство учреждений, имеющих право на проведение экспертиз, не обязаны выяснять происхождение картин. «Периодически проверять антикварные магазины на предмет хищений должны специализированные подразделения правоохранительных органов, а музеи, в том числе и Третьяковскую галерею, – Минкульт, – пояснил наш собеседник. – Минкульт также должен запрашивать у МВД информацию о похищенных культурных ценностях и информировать свои структурные подразделения, в том числе и музеи. А также привлекать к административной ответственности руководителей тех учреждений, где работают с вещами криминального происхождения».

Следовательно, привлечь сотрудников Третьяковки, даже если будет доподлинно установлено, что они проводили экспертизу и реставрировали краденное, будет не за что – их никто о краже не предупреждал, а сами проявлять бдительность они не обязаны.

Пока же руководство Третьяковки считает, что петербургские сыщики безо всяких оснований бросили тень на репутацию музея. Милиционеры стоят на своем. «Это их проблема, – заявил корреспонденту «НГ» Евгений Юденков. – И вступать в дискуссии с ними по данному поводу мы не будем».

Санкт-Петербург