Трехдневная эпоха. Часть II

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Трехдневная эпоха. Часть II ГКЧП: процесс, который не пошел

" Встреча на объекте КГБ СССР 5 августа 1991 года Проводив 4 августа 1991 года Президента СССР на отдых, Бакланов, Болдин, Крючков, Шенин, Язов решили использовать отсутствие Горбачева М. С. для активных действий, направленных на воспрепятствование подписанию договора. С этой целью с соблюдением необходимых мер предосторожности Крючков В. А. 5 августа 1991 года организовал встречу указанных выше лиц на одном из конспиративных объектов КГБ СССР, носящем условное название "АБЦ", расположенном в лесопарковой зоне Черемушкинского района г. Москвы по адресу: ул. Академика Варги, дом № 1.

В соответствии с договоренностью к 20 часам на объект без сопровождения охраны приехал Язов Д. Т., с автомобиля которого также во избежание привлечения внимания были сняты проблесковые "маяки". Сам Крючков В. А. прибыл на автомобиле марки "Мерседес", которым пользовался для поездок на этот объект. Вскоре туда же приехали Болдин В. И., Бакланов О. Д. и Шенин О. С. 
Обсудив ситуацию в стране, а также ожидавшие их перспективы после подписания Договора, участники встречи пришли к выводу о том, что помешать этому смогут лишь путем захвата власти и введения в стране чрезвычайного положения. 
 Дата выступления ими была намечена на 18-19 августа 1991 года, что гарантировало срыв подписания Договора. 
Около 23 часов встреча была закончена, и ее участники разъехались. 
 По мнению следствия, тот факт, что Крючковым В. А. в качестве места встречи был избран специальный объект КГБ СССР, позволявший соблюсти полную секретность, свидетельствует о том, что встреча и обсуждаемые на ней вопросы носили исключительно конфиденциальный характер. 
Этот вывод подтверждается и характеристикой объекта. 
Как следует из приобщенной к делу "Временной инструкции по охране, пропускному и внутриобъектовому режимам учебного центра для иностранцев", утвержденной 07.09.90, место встречи условно именовалось как "Объект КГБ СССР для обучения иностранцев и приема зарубежных делегаций". Для исключения возможности проникновения на объект посторонних лиц предусмотрены два рубежа охраны: первый - периметр ограждения и контрольно-пропускные пункты на территорию; второй - контрольно-пропускной пункт в центральном подъезде основного здания. Физическая охрана объекта осуществлялась 17-ю прапорщиками, вооруженными табельным оружием, путем выставления 3 круглосуточных и 1 дневного постов в гражданской одежде. На объект без проверки документов допускались председатель КГБ СССР и его заместители, а также следующие с ними лица. В остальных случаях документами, дающими право на вход на территорию объекта, являлись постоянные и временные пропуска, имевшие соответствующий шифр, а также установленного образца вкладыши или утвержденные списки. 
Т. 9, л. д. 178-181 
Помощник дежурного коменданта объекта "АБЦ" свидетель Пастернак И. Н., несший службу по охране объекта 5 августа 1991 года, также подтвердил, что в этот день в период с 20 до 22 часов проходила встреча Крючкова В. А., Язова Д. Т. и еще нескольких мужчин. 
Т. 9, л. д. 143-144 
Свидетель Жуков В. В., работавший водителем гаража особого назначения (ГОН), показал, что 5 августа 1991 г. около 18 час. 30 мин. на закрепленной автомашине отвез Язова Д. Т. на дачу. Вскоре ему позвонил офицер охраны Коротецкий В. Д. и дал указание снять с машины "маяки" и отвезти Язова в дом приемов КГБ СССР на Ленинском проспекте. Поехал Язов лишь в сопровождении Коротецкого. На тот же объект приехал и Крючков В. А. Находился там Язов около двух с половиной часов. 
Т. 101, л. д. 1-15 
 О характере договоренностей, достигнутых на встрече 5 августа 1991 г., наличии заговора свидетельствуют действия, предпринятые его участниками в период с 6 по 17 августа 1991 года. Имея возможность открыто высказаться по вопросам, связанным с проектом Союзного договора, о положении в стране, они начали подготовку к захвату власти. 
Анализ ситуации и подготовка документов в обоснование захвата власти На следующий день - 6 августа 1991 года, действуя согласно общему решению, Крючков и Язов приступили к организации работы по анализу обстановки в стране с точки зрения возможности введения чрезвычайного положения. Для этой работы Язов выделил командующего ВДВ Грачева П. С., а Крючков привлек своего первого заместителя Грушко В. Ф., его помощника Егорова А. Г. и заместителя начальника Первого Главного управления Жижина В. И. 
С этой целью вечером того же дня около 19 часов Крючков пригласил к себе названных лиц и поручил им дать оценку ситуации в стране в плане реакции населения на чрезвычайные меры. 
Исполняя поручение Крючкова, Жижин, Егоров и Грачев на протяжении 7 и 8 августа 1991 года работали на конспиративном объекте 2-го Главного управления КГБ СССР, имеющем название "конспиративная дача № 65", расположенном в д. Машкино Химкинского района Московской области. Проанализировав ситуацию в стране, они пришли к выводу об отсутствии законных оснований для введения чрезвычайного положения и возможных негативных последствиях подобной акции. По этим вопросам была подготовлена записка. Жижин и Егоров ознакомили с ней Грушко, который в свою очередь вручил ее Крючкову, а Грачев сокращенный вариант передал Язову. 
Несмотря на отсутствие законных оснований для введения чрезвычайного положения, Крючков и Язов, продолжая рассматривать его в качестве единственного способа срыва подписания Союзного договора и удержания своих позиций, приняли решение приступить к подготовке документов в обоснование захвата власти. 
 14 августа 1991 года Крючков вновь собрал их всех вместе и предложил с участием Грачева подготовить проекты ряда документов политического, экономического и правового характера, которые необходимо реализовывать в первую очередь при введении чрезвычайного положения. Получив это указание, Жижин и Егоров 15 августа вновь уехали на тот же объект и работали там совместно с Грачевым. Ему (Грушко) Крючков в тот же день поручил встретиться с Ачаловым и ознакомиться с ходом работы. Вечером 15 августа он и Ачалов просмотрели наработанные материалы, которые представляли собой 10-12 листов машинописного текста документов, озаглавленных Постановление № 1, "Обращение к Советскому народу" и "Заявление Советского руководства". Утром 16 августа 1991 года эти материалы он передал Крючкову. 
Т. 4, л. д. 1-8, 56-68, 73-95 
Обвиняемый Язов Д. Т., изобличенный показаниями свидетеля Грачева П. С., вынужден был признать, что после телефонного разговора с Крючковым он направил к нему Грачева, где последнему было поручено совместно с работниками КГБ СССР заняться выработкой предложений по вопросу введения в стране чрезвычайного положения. 
т. 99, л. д. 215-227 
Помимо изложенных показаний обвиняемых, их действия, связанные с подготовкой документов в обоснование захвата власти, подтверждаются следующими доказательствами: 
Показаниями свидетеля Егорова А. Г. о том, что 6 августа 1991 года по предложению Грушко В. Ф. он зашел в кабинет к Крючкову, где уже находились Жижин В. И. и Грачев П. С., с которым их здесь же познакомил Крючков. Обращаясь к ним, Крючков высказал озабоченность ухудшением ситуации в стране во всех сферах жизни и предложил совместно поработать над вопросом возможной реакции населения в случае введения в стране чрезвычайного положения. 
 Вечером 14 августа 1991 года Крючков вновь собрал их всех у себя. На этот раз он предложил поработать над составлением документов политического, экономического и правового характера, которые необходимо в первую очередь реализовать при введении чрезвычайного положения.  При этом Крючков продиктовал им ряд своих формулировок, которые они записали. Он сообщил также, что участие в работе будет принимать Грачев, который присоединится к ним позднее. 
 Подтверждая свое участие в подготовке документов ГКЧП, свидетель Грачев П. С. показал, что 6 августа 1991 года во второй половине дня его вызвал Язов и сообщил, что с ним хочет познакомиться Крючков. В кабинете Крючкова он познакомился не только с ним, но и с сотрудниками КГБ СССР Грушко, Жижиным и Егоровым. Говоря о тяжелом положении в стране, Крючков высказал мысль о том, что для стабилизации обстановки не исключается применение чрезвычайных мер. Сказал также, что более подробно об этом их проинформирует Грушко. Перейдя в его кабинет, они узнали, что им поручено проанализировать обстановку в стране и подготовить предложения по вопросу принятия чрезвычайных мер. Позвонив Язову и доложив ему об этом, он получил разрешение на включение в работу. По предложению Грушко они выехали на конспиративный объект КГБ СССР.   Таким образом, исходя из приведенных доказательств, следствие считает установленным, что встречи Крючкова с Павловым, Язовым, Шениным, Болдиным, Баклановым, проходившие в течение 16 августа 1991 года, являлись составной частью подготовки к захвату власти и преследовали цель - согласования документов ГКЧП, которые были использованы 17 августа при встрече на объекте "АБЦ" и 18-19 августа для обоснования захвата власти. 
Находит свое подтверждение и тот факт, что еще 16 августа 1991 года Язов после встречи с Крючковым отдал распоряжение о выделении вертолетов для прибытия Лукьянова в Москву. 
 Дежуривший 17 августа 1991 года на ЦКП ВВС свидетель Мордовин А. В. показал, что в 11 час. 30 мин. из приемной Главнокомандующего ВВС позвонил Иванов и передал, что на 8 часов утра 18 августа необходимо заказать для Язова два вертолета. Через несколько минут эту команду продублировал Дейнекин. С целью уточнения задания он, Мордовин, перезвонил Язову, который пояснил, что полет будет проходить вдоль трассы на Бологое и Ленинград, а место укажут специально приехавшие люди. 
Выполняя этот приказ, он связался с оперативным дежурным КП ВВС МВО Харыбиным, которому поставил задачу перегнать из авиаполка, расположенного в Малино, два вертолета, оборудованных салонами для перевозки пассажиров литера "А", в Тушино. Через несколько часов было доложено о выполнении этого задания. 
Т. 67, л. д. 149-150 
Являвшийся старшим адъютантом Министра обороны СССР Язова Д. Т. свидетель Курочкин А. М. показал, что 17 августа 1991 года около 14 часов его вызвал Язов и приказал быть готовым к вылету 18 августа с аэродрома "Тушино" совместно с работником КГБ на Валдай. 18 августа 1991 года в 6 час. 30 мин. Язов дал команду перегнать вертолеты на аэродром "Чкаловский", вылететь в 14 час. на Валдай, забрать Лукьянова и привезти в Москву. 
В связи с непогодой вылет вертолетов состоялся в 15 час. 20 мин. На аэродром Хотилово прилетели в 16 час. 45 мин. Вечером от сотрудников охраны Лукьянова ему стало известно, что Лукьянов улетел в Москву вертолетом специального подразделения гражданской авиации. 
Т. 67, л. д. 163-169 
Об имевших место контактах Крючкова, Павлова, Шенина с Лукьяновым в период подготовки заговора свидетельствуют журналы учета соединений коммутаторов. 
Так, согласно записям в журнале СК № 537 от 08.08.91 следует, что Лукьянов разговаривал с Крючковым на протяжении 21 мин. с 09 час. 31 мин. до 09 час. 52 мин. Согласно этому же журналу, но от 10.08.91, Крючков переговорил с Лукьяновым в период с 11 час. 19 мин. до 11 час. 26 мин., а Павлов с 13 час. 27 мин. до 13 час. 41 мин. 12 августа с Лукьяновым говорил Шенин в период с 14 час. 39 мин. до 14 час. 47 мин. Помимо этого, Шенин позвонил Лукьянову 16.08.91 в 10 час. 59 мин., но разговор не состоялся, т. к. Лукьянов отсутствовал, и в 11 час. 49 мин. последний перезвонил Шенину сам и разговаривал с ним до 11 час. 57 мин. 
Т 48, л. д. 4-45.  Мероприятия по изоляции Президента СССР Продолжая подготовку к захвату власти, Крючков В. А. заблаговременно предусмотрел возможность изоляции Президента СССР, находившегося на отдыхе в Форосе. С этой целью он привлек к участию в заговоре своего первого заместителя Агеева Г. Е. 15 августа 1991 года во второй половине дня он сообщил ему о планируемой поездке группы лиц к Горбачеву М. С. с предложением передать власть ГКЧП. В случае отказа подчиниться требовалось изолировать Президента СССР, в том числе и путем отключения всех видов связи. Крючков поручил Агееву к 10 часам 18 августа 1991 года подобрать группу связистов для выполнения этой задачи. 
Включившись в реализацию планов заговора, Агеев отозвал из отпуска начальника Управления правительственной связи КГБ СССР Беду А. Г. и дал ему указание немедленно создать группу связистов для поездки в Крым. 17 августа 1991 года Беда сформировал группу из пяти сотрудников Управления правительственной связи во главе со своим заместителем Глущенко А. С. 
В тот же день Крючков в планы заговора посвятил начальника службы охраны КГБ СССР Плеханова Ю. С., поставив перед ним задачу: обеспечить беспрепятственный доступ участников заговора на территорию резиденции к Горбачеву М. С., а в случае его отказа удовлетворить ультимативные требования обеспечить его изоляцию путем закрытия объекта "Заря", замены и усиления охраны. 
Разделяя позиции участников заговора, Плеханов в тот же день вызвал на работу начальника СЭТУ при ХОЗУ КГБ СССР Генералова и, разъяснив ему суть происходящего, вовлекая его в заговор, возложил на него непосредственную реализацию на месте мероприятий по изоляции Президента СССР. 
18 августа 1991 года около 11 час., вызвав заместителя начальника 1-го отдела службы охраны КГБ СССР Демидова В. О., Плеханов в присутствии Генералова приказал ему выделить в их распоряжение вооруженных сотрудников. Выполняя это указание, Демидов сформировал группу в количестве 6 человек, вооруженных автоматами, и приказал им убыть на аэродром "Чкаловский". "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации