Тринадцать способов украсть у государства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© Коммерсант-Власть, origindate::17.10.2000

Тринадцать способов украсть у государства

Полторы недели назад утвержден российский бюджет на 2001 год. Теперь пришло время поговорить о том, как он будет разворовываться. «Власть» предлагает краткий обзор самых распространенных «сравнительно честных» способов отъема денег у государства.

Светлана Холодкова

Сразу оговоримся, что термин «бюджет» мы будем здесь понимать в ненаучном смысле. А именно— как все государственное имущество и имущество органов местного самоуправления. Чтобы разобраться, куда утекает госимущество, рассмотрим три аспекта бюджета: его пополнение, расходование и сохранение.

Пополнение

Подавляющее большинство граждан недоплачивает государству налоги, даже не задумываясь об этом. Например, если у гражданина есть приватизированная квартира, государство рассчитывает на то, что он к 1 апреля заплатит налог на свое недвижимое имущество. В среднем этот налог (на среднюю же двухкомнатную квартиру) составляет около 15 рублей в год. Однако гражданин, скорее всего, никогда даже не узнает о существовании такого налога. Ведь основанием для взимания с него этой суммы служит справка из БТИ, которую налоговая инспекции должна сама запросить и сама же заплатить за нее 150 рублей. Ясно, что налогоплательщик может спать спокойно.

Гораздо менее спокойно спят предприниматели, которые для каждого из многочисленных налогов разрабатывают схему неуплаты. Эти схемы мы и рассмотрим, сразу оговорившись, что откровенный криминал вроде производства «неучтенной» продукции и покупки «метра государственной границы», когда не платятся никакие налоги, останется за кадром.

1. Импорт

Около 90% товаров, ввозимых в страну, проходит по документам, занижающим либо количество товара, либо его качество. В Россию, например, ввозят добротный товар под видом битой плитки, ластика (на десятки миллионов долларов), дорогая шерсть значится на бумаге технической синтетикой и т. п. Шесть компьютеров в документах выдаются за один, который (таковы, мол, условия комплектации и поставки) частями рассован в шесть коробок. «Добро» таможни оценивается в 50% стоимости реализованного товара.

До введения акцизных марок и прочих депозитных препон таможни с алкогольной продукцией поступали вообще крайне незатейливо. Въехала, например, в страну фура с водкой. После погранконтроля она отправлялась в зону таможенного оформления. Но водителю по дороге вдруг срочно потребовалось перекусить. Или по нужде. Выходил он сытый и/или довольный— фуры нет. Водитель писал заявление в милицию, а фура тем временем разгружалась в соседнем закоулке. Милиционеры ее вскоре находили, но уже без облагаемого налогом груза.

Теперь эта схема не работает: прежде чем везти в страну алкоголь, нужно закупить на каждый миллилитр акцизную марку, доставить эти марки на завод-производитель, где их наклеят на отправляемые в Россию бутылки, затем депонировать на счетах таможни 100% пошлины на планируемое к ввозу количество алкоголя, да еще и заранее указать точный адрес таможенного терминала, который будет производить растаможку груза.

При импорте автомобилей действовала другая схема. Поскольку гражданам, прожившим последние три года за границей, разрешалось ввезти автомобиль беспошлинно, предприниматели вели активную «работу с документами», и граждан, соскучившихся по родине после трехлетнего отсутствия, становилось все больше и больше.

Недавно эту лазейку прикрыли, однако импортные автомобили в России почему-то ничуть не подорожали. Импортеры подержанных автомобилей стали пользоваться другой поблажкой — значительно сниженной пошлиной на машины возрастом три и более года. А с новыми машинами стали происходить вообще очень загадочные вещи. Например, новые автомобили наши импортеры берут на складах в Финляндии по каким-то запредельно низким ценам (Saab 9-5 — за $17 тыс., Nissan Primera — за $9-12 тыс.). От таких «таможенных стоимостей» (термин ГТК) отсчитываются и уплачиваются пошлины. Так что работа с документами продолжается.

2. Экспорт

Согласно российским законам, вывозимое из страны сырье облагается пошлиной, а за готовую продукцию по международным нормам государство обязано возвращать экспортеру в полном объеме налог на добавленную стоимость, которым облагался товар на всех стадиях производства в стране. С сырьем предприниматели поступают просто: «сырьевой» листовой алюминий, например, легко превращается в готовую продукцию под названием «разборный алюминиевый ангар» путем просверливания в каждом листе четырех дырок по краям. Вместо сырой нефти (содержащей, кстати, воду) можно вывозить, скажем, «продукт» с беспошлинным названием «водно-нефтяная смесь». Известна история, когда на заре перестройки из страны вывезли огромную партию титановых лопат. После пересечения границы от черенков избавились, и сырьевой товар был доставлен клиенту в лучшем виде.

Что же касается НДС, то его, разумеется, государство никогда и не думало возвращать, поэтому предприниматели разработали компенсационный механизм. Компания-экспортер объединяется в холдинг с партнером, который должен платить государству НДС за продукцию для внутреннего рынка. Внутрихолдинго-вый взаимозачет освобождает государство от необходимости платить экспортеру. Но и лишает поступлений от партнера этого самого экспортера. При этом, впрочем, около 10% от общей суммы выигрыша уходит на издержки: приходится содержать тех, кто все это организовывает.

3. Фиктивный экспорт

Этот метод представляет собой творческое развитие темы титановых лопат и пользуется все большей популярностью.

Чтобы не платить НДС внутри страны, предприниматели начинают экспортировать какие-то фантастические вещи. Обычный шкаф, например, снабжается рубильником. После чего товар декларируется как эксклюзивный предмет обихода, который за границей готовы купить за миллион долларов. Или на заурядную видеокассету снимается «документальный фильм» о захватывающей жизни московского метро, который потом якобы продается любопытным иностранцам за несколько сотен тысяч долларов.

Масштабы фиктивного экспорта таковы, что около полугода назад при МВД был создан межведомственный центр по противодействию легализации незаконных доходов. Впрочем, власти отчетливо сознают свое бессилие — законного механизма по пресечению такой деятельности не существует. И потому межведомственный центр пока занимается сбором информации, чтобы когда-нибудь на ее основе разработать дополнения к законодательству. По некоторым сведениям, чтобы не попасть в его базу данных, нужно уплатить $50-100 тыс.

4. Налог на прибыль и НДС

Предприниматели, лишенные общения с таможней, имеют собственные схемы неуплаты налогов. Наиболее универсальная из них основана на элементарной идее: прибыль опустить до нуля, а расходы поднять выше некуда. На бумаге, разумеется.

Торговым компаниям, как правило, «очень дорого» обходится транспортировка груза, аренда склада, охрана товара и поливка цветов на арендуемом подоконнике.

Можно пойти и чуть дальше. Большинство «продвинутых» сетей бензозаправочных станций, например, учреждают «независимых» снабженцев-посредников с нулевыми активами (стол, два стула, телефон). Эти снабженцы закупают бензин, транспортируют его, охраняют и т. д. После чего практически по розничной цене «доставляют» на бензоколонки. Если даже их деятельность вызовет нарекания налоговых органов, взять с посредников нечего.

Производственные компании, во-первых, могут иметь таких же расточительных снабженцев, а во-вторых, регулярно ремонтировать основные фонды. Например, красить фасады, причем только самой дорогой краской и только зимой, чтобы в следующем году все опять пришлось перекрашивать.

У торговцев и производителей существуют и другие схемы — чисто финансовые. Самая простая из них — взять кредит в дружественном банке и заплатить ему безумные проценты.

Есть другой вариант— застраховать любые свои «активы» от самых немыслимых случаев. Страховку получает либо дружественная компания, либо просто грамотная страховая компания, которая готова «вернуть» деньги в любой офшор за вполне божеский процент. После кризиса 1998 года цены на эти услуги держатся на уровне 5-10%.

5. Налог с фонда оплаты труда

Размер налога превосходит все мыслимые пределы. Заплатив работнику 100руб., работодатель должен отдать в бюджет около 70 руб. Денег, разумеется, жалко, и потому применяется схема так называемого круговорота с привлечением «своего» банка. Банк кредитует предприятие, оно «выдает» беспроцентные ссуды сотрудникам, те «несут» деньги обратно в банк, после чего получают за это проценты (в размере своей зарплаты).

Пару лет назад государство попыталось перекрыть эту лазейку, обложив подоходным налогом любые ссуды, проценты по которым ниже ставки рефинансирования ЦБ. Однако издержки этого метода по-прежнему не превышают 15% (причем еще и с учетом тех налогов, которые сотрудники должны были заплатить государству за полученный доход в виде процентов от банка).

6. Оборотные налоги

Схема уклонения от оборотных налогов похожа на ту, что применяется при уходе от экспортного НДС. Например, дорожные организации, как правило, со скрипом получают причитающиеся им бюджетные средства из дорожного фонда. Поэтому с дорожниками не так уж трудно договориться о взаимозачете: получив деньги (пусть в меньшем объеме), они подтвердят «чистоту» донора перед налоговым ведомством. Таким образом можно сэкономить 10-40% от суммы налога, обязательного к перечислению в бюджет.

Расходование

Проще всего украсть, когда государство хочет потратить деньги. Завышаются сметы на строительство и ремонт дорог и недвижимости, улетучиваются целевые кредиты, из Пенсионного фонда производятся выплаты давно почившим пенсионерам. Конечный потребитель бюджетных средств, по оценкам некоторых экспертов, получает не более 10% от того, что хотело ему выдать государство.

7. Инвестиционные проекты

Весьма популярный способ— втягивание государства в инвестиционные проекты. Самое главное здесь— организовать грамотную PR-кампанию: общество должно проникнуться сознанием важности проекта.

Хрестоматийный пример международного уровня — переоборудование всего компьютерного парка мира под предлогом «проблемы 2000». Билл Гейтс убедил раскошелиться правительства десятков государств. Справедливости ради отметим, что Россия оказалась одной из немногих стран, бюджет которой «проблема 2000» почти не затронула. Впрочем, у нас своих грандиозных проектов довольно. Храм Христа Спасителя, памятник Петру, ремонт Кремля, магистраль МоскваПетербург, в которую за четыре года уже «закопано» около $200 млн. Примеры можно продолжить.

8. Продажа госсобственности

Аукцион госсобственности можно провести так, чтобы остались довольны все, кроме самого собственника. Люди с деньгами, позволяющими участвовать в этих аукционах, буквально наперечет. Поэтому договориться они могут без труда. По глубокому убеждению предпринимателей, честных аукционов не бывает в принципе. Даже за рубежом. Разница в том, что «у них» реальная стоимость отличается от той, что выведут эксперты «продажной» комиссии, не более чем в два раза, а у нас может составить несколько порядков.

Сохранение

Как это ни странно, но наиболее непредсказуемые метаморфозы происходят с тем имуществом, которое просто-напросто находится в государственной собственности. Это государственная казна, состоящая из денег и недвижимости, и госпакеты акций различных предприятий.

9. Кредиты

В случае с кредитами государственных Центробанка и Сбербанка главное — личные связи. Банкам, у которых эти связи имеются, удается получать крайне выгодные кредиты. Размещая их затем по рыночным ставкам, эти банки получают тот доход, который вполне могло получить государство.

Самое известное и масштабное растаскивание казны происходило во времена расцвета ГКО в связке с валютным коридором. Нужно было только иметь доступ к дешевым валютным кредитам Сбербанка. Тем, кто обладал этим доступом, достаточно было взять валютный кредит под 10%, купить на него гособлигации, а затем получить по этим облигациям доход порядка 100% годовых— правда, в рублях. Наличие же стабильного валютного коридора завершало эту грандиозную схему: взял у государства под 10%, а дал ему же в долг, но уже под 100%.

Кстати, в последнее время в правительстве опять заговорили о том, что слишком уж много развелось в стране свободных денег и хорошо бы их «связать» какими-нибудь госбумагами. Возможно, родится новое ГКО — ведь в отделах ценных бумаг и управления долгами Центробанка и Минфина работают те же самые люди, что и во времена ГКО. Только опыта у них стало больше.

10. Залоговое кредитование

Самая знаменитая схема— залоговые аукционы. Предприниматель дает государству заведомо невозвратный кредит, в обеспечение которого получает госпакет акций крупного предприятия. Схема, несмотря на связанные с ней громкие скандалы, остается законной и по сей день.

11. Брокерская неожиданность

Некоторые госпакеты передаются в управление юридическим лицам. Последние нередко применяют остроумную схему с привлечением брокера. Акции передаются брокеру в номинальное держание, причем с обязательным условием (на профессиональном языке оно называется «стоп-лост»): если цена акций на рынке достигнет некоторого нижнего предела, брокер обязан немедленно продать акции, дабы уберечь клиента от возможных катастрофических убытков. После заключения такой сделки обычно случается молниеносный обвал, в результате которого брокер «честно» продает акции в неизвестном направлении.

Кстати, эта же схема безупречно срабатывает при различных судебных разбирательствах. Как правило, суд до вынесения решения о спорных акциях запрещает ответчику какие бы то ни было операции с ними. Тут-то и всплывает договор между ответчиком и брокером, по которому брокер, находясь в «стоп-лост»-ситуации, продает спорные акции. В результате ни тот ни другой закона не нарушили, а акции растаяли.

12. Дополнительная эмиссия

Лицу, представляющему государство в акционерном обществе, другие акционеры дают взятку. А это лицо в упор «не замечает» дополнительной эмиссии. Вновь выпущенные акции скупают акционеры-взяткодатели. Доля же активов предприятия, принадлежавшая государству, уменьшается в десятки раз.

13. Неуставные отношения

Организуется региональная промышленная корпорация с целью более эффективной деятельности на благо чего-нибудь, в которую входят все предприятия региона наравне с администрацией. Учреждается акционерное общество, в которое каждый вносит что может. Администрация — госпакеты акций, находящиеся у местного комитета по управлению имуществом. Ей за это достается, например, четверть или даже треть вновь образованного местного гиганта. Остальные доли равномерно распределяются между промышленными предприятиями региона. Следующий шаг: какой-нибудь участник сообщества (или группа приятелей) выкупает доли у тех членов корпорации, кому «живые» деньги милее участия в грандиозном проекте. Завладев контрольным пакетом, игрок получает законное право распоряжаться активами корпорации, существенную часть которых составляют госпакеты акций региональных предприятий.

Как ворует государство

Чтобы государство в публикуемом обзоре не выглядело таким уж несчастным, обратим внимание на то, что оно тоже небезупречно по отношению к своим гражданам. Приведем такой пример. Согласно Закону о подоходном налоге с физических лиц, мы должны платить налоги раз в год не позднее 1 апреля. Положение же о бухучете и другие инструкции обязывают работодателей изымать и перечислять в бюджет этот налог ежемесячно — каждый раз при начислении зарплаты. Таким образом, мы совершенно безвозмездно кредитуем государство.

Возьмем, например, среднего столичного менеджера с зарплатой $500 в месяц и посмотрим, сколько он потеряет на этом в 2001 году. Каждый месяц он мог бы относить 13% зарплаты (а именно такая ставка подоходного налога начнет действовать со следующего года) в Сбербанк. Даже если бы он положил деньги на самый убогий вклад (8% годовых), он смог бы через год, рассчитавшись по налогам с государством, сэкономить около $55. А если бы он чуть-чуть пошевелился и разместил накопления по ставкам, близким к рыночным, то сэкономил бы до $400.

За 1999 год, по данным МНС, общая сумма собранного подоходного налога составила 117 млрд руб. (около $4 млрд). Если государство столь же сообразительно, как упомянутый менеджер, оно вполне могло заработать на этом более 60 млрд руб. (около $2 млрд). Можно считать, что эту сумму граждане бескорыстно передали государству в качестве компенсации за все украденное.

Представленный обзор не претендует на полноту. Если читатели сочтут возможным поделиться с редакцией другими известными им способами отъема денег у государства, «Власть» продолжит эту тему.