Три контр-банды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::18.05.2006, Фото: EPA

Три контр-банды

Если МВД пойдет войной на ФСБ, а ФСБ — на таможню, кто кого победит?

Роман Шлейнов

Converted 21456.jpg

К Генпрокуратуре спиной лучше не поворачиваться...

Вывод таможни из-под Минэкономразвития и назначение нового таможенного начальника, уголовные дела против таможенников, оптовые увольнения сотрудников МВД, ФСБ и прокуратуры, развенчание отдельных сенаторов — и все это после президентских слов «об экономическом экстазе» с бизнесом и «антикоррупционного» послания Федеральному собранию… Кто бы спорил, некая генеральная линия в этих событиях, конечно, прослеживается. Не нужно только ее переоценивать.

Важно помнить, что вокруг президента плотным кольцом стоят близкие и еще более близкие ему группировки, представители которых шепчут ему на ухо — каждый свое, а в перерывах между шептаниями едят друг друга. Они никогда не упустят такого замечательного предлога для победы над оппонентом, как мимолетное президентское желание побороться с коррупцией.

Как у президента возникло подобное желание? Не секрет, что все началось с таможни. Там жили во грехе, сколько себя помнят, распределяя денежные потоки между президентской администрацией, ФСБ, МВД и прокуратурой. Любой таможенный руководитель просто обречен платить дань, поскольку сидит на миллиардах долларов, а его самого контролирует вышеуказанная четверка.

Именно поэтому таможенные войны обретают общероссийский характер. Напомним: предыдущий конфликт шестилетней давности вылился в знаменитое уголовное дело «Трех китов» о контрабанде мебели, в котором МВД добралось-таки до помощника замдиректора ФСБ Заостровцева. Спустя какое-то время сначала этот помощник, а затем и сам Заостровцев покинули свои посты. Руководство МВД и таможни, впрочем, тоже не усидело (до них еще раньше добралась ФСБ): министра внутренних дел Рушайло сослали в Совбез, его помощника Орлова объявили в безнадежный розыск. Глава ГТК Ванин отправился послом в Словению, а его заместитель Гутин переместился в сенат. Против рядовых таможенников возбудили уголовное дело (впоследствии развалилось в суде). И даже из Генпрокуратуры в то время уволили нескольких мелких сотрудников. Вам это ничего не напоминает?

После того глобального конфликта все как будто вошло в колею. Опасное уголовное дело о контрабанде президент Путин взял под личный контроль, и оно до сих пор пылится в Генпрокуратуре. Следователем на всякий случай назначили того, кто когда-то учился вместе с Путиным. А руководить таможней поставили Александра Жерихова, который когда-то с Путиным работал в Германии. Казалось бы, полная стабильность, но…

Как утверждают бывшие чекисты, нового (теперь уже бывшего) главу Федеральной таможенной службы Александра Жерихова угораздило быть не только знакомым Путина, но и знакомым директора ФСБ Николая Патрушева. А люди Патрушева уж очень всем надоели, поскольку вечно суются со своим ресурсом в калашный ряд.

Незадолго до скоропостижной отставки Жерихов, оказывается, подписал документ, согласно которому таможня брала на себя смелость контролировать то, как пересекают границу нефть и нефтепродукты. А это, как говорится, чужая поляна. На ней есть свои игроки — к примеру, «Роснефть» и зам главы президентской администрации Игорь Сечин. При этом Сечин — давний и приближенный друг Путина (более приближенный, чем даже Патрушев), а Жерихов — просто знакомый. А ведь есть еще и «Газпром» с «преемником» Медведевым, и много кто еще, как тот же г-н Тимченко — давний и доверенный соратник президента, а по совместительству — торговец российской нефтью.

Но, как бы то ни было, нужен предлог. Обратить президентское внимание на таможню помог один экстраординарный повод. Никого, в том числе и Путина, не удивить тем, что через границу по взаимной договоренности можно протащить хоть черта лысого. Но вот через нее проволокли десятки и сотни тонн грузинского вина, совершенно наплевав на высочайшее внешнеполитическое решение по Грузии. Этот факт при изложении непосредственно в президентское ухо имел эффект разорвавшейся бомбы. Президент громко заявил, что пора покончить с экономическим экстазом таможни и бизнеса. Использовать такой прекрасный повод, как президентское заявление, бросились все, а не только Сечин, и началась вакханалия «справедливости».

По идее в ФСБ должны были понять, откуда ветер дует. Ведь были же сигналы — например, недавнее уголовное дело о контрабанде китайского ширпотреба, который поступал в адрес склада центрального аппарата ФСБ. После этого замдиректора ФСБ Анисимов покинул свой пост. В кулуарах говорили, что снаряд был выпущен по директору Патрушеву. Однако на Лубянке, похоже, не приняли этот удар за серьезный намек и после президентского заявления решили продолжить очищение таможенных рядов (если помните, в прошлом и в этом году региональные таможни чистили от тех, кто работал еще при Ванине и Гутине). Тем более что значительных помех в поле зрения не было.

Смешно думать, что Минэкономразвития (МЭРТ), к которому формально приписали таможню, имело на нее хоть какое-то влияние при конкурентах в лице ФСБ, МВД, прокуратуры и президентской администрации. Либеральный питерец Герман Греф, конечно, пытался назначать на таможню каких-то людей, все больше в регионы. Но и этих людей, и Минэкономразвития (чтоб неповадно было) съели в один присест. Причем ели с разных сторон.

Начальник Дальневосточного таможенного управления генерал Бахшецян, лично представленный Грефом, был арестован вместе со своим заместителем по рапорту из ФСБ (документ есть в редакции). Рапорт и арест случились чуть ли не в один день, аналогов чему старожилы госбезопасности не припоминают. Вдобавок на Минэкономразвития обрушилось уголовное дело по мясным квотам, но уже по линии Генпрокуратуры, которая находится под жестким контролем президентской администрации.

Не успела ФСБ войти во вкус от поедания «чужих» таможенников, как самих чекистов принялась есть куда более крупная рыба. В отставку отправили сразу нескольких генералов: начальника управления по борьбе с контрабандой и незаконным оборотом наркотиков Службы экономической безопасности Фоменко, первого замначальника оперативно-розыскного управления Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Евгения Колесникова и замначальника оперативно-розыскного управления Плотникова. Всех — по распоряжению президента.

В МВД, где недавно начинали уголовное дело о китайской контрабанде в адрес ФСБ, не успели порадоваться торжеству закона. Там уволили пятерых сотрудников Департамента экономической безопасности (этот департамент как раз инициировал контрабандное дело). Сменился и глава Следственного комитета, где, собственно, дело разбирали. Руководителем стал Алексей Аничкин — бывший первый зам начальника управления Генпрокуратуры по Северо-Западному федеральному округу.

Чистка среди сенаторов (к таможне имел отношение только Гутин), скорее всего, сопутствующее явление. В Совете федерации, видимо, под шумок решали какие-то свои проблемы и не могли упустить достойный повод…

Размышляя логически, всю эту кашу заварил тот, кто остался над схваткой и в ней не пострадал. А не пострадала только администрация президента. Именно поэтому бывшие сотрудники ФСБ, с интересом наблюдая за происходящим, полагают, что речь идет о перераспределении таможенных денежных потоков, которые не достались ни людям ФСБ, ни МВД, ни прокурорским товарищам. Цена вопроса — порядка 5 млрд долларов. Этот финансовый поток обогнул ФСБ, поскольку на таможню поставлен человек Сечина: бывший разведчик Андрей Бельянинов. Разумеется, исключительно ради государственного блага.