Троицкая комбинация

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


То, о чем пойдет речь сегодня, вызывает стойкое ощущение, что кто-то повернул время вспять

1215418013-0.jpg Ситуация возвращает нас в 90-е – золотое время криминала и беспредела. Именно поэтому она требует немедленной и широкой огласки. Чтобы успеть спасти от смертельной опасности человека, уже дважды стоявшего на краю. В первый раз к краю его подвели бандиты. Во второй – субъекты в милицейской форме и судейской мантии. Тогда спасение пришло из Генпрокуратуры России. Но кто остановит страшный каток на этот раз?

Гром среди ясного неба?!

КТО говорит, что наши правоохранительные органы неповоротливы и инертны? Полноте, отдельные их представители стремительны, как коршуны, и усердны, как термиты. Особенно если это кому-то позарез нужно.

…Эта срочная телеграмма прилетела в Ярославль 5 июня сего года в 7.34 утра. Адресовалась она генеральному директору ярославского завода «Красный Маяк» Константину Сонину. И предписывала, что ему – руководителю известного в городе и стране предприятия – «надлежит прибыть» в тот же день к 17.00 в ОВД по городскому округу Троицк Московской обл. к оперуполномоченному «Кулапину Д.И. для дачи объяснения в рамках материала» некой проверки, о которой он, Сонин, слыхом не слыхивал. Проще говоря: кидай все и очертя голову мчись бог знает куда и неизвестно зачем!

Но в данной истории настораживает все же не сверхсрочность проведения неких «оперативных действий» по экономическому, как выяснилось впоследствии, спору. И даже не столь экстравагантная форма работы троицких правоохранительных органов (обычно в таких случаях либо проводят опрос на месте по отдельному поручению, либо присылают повестку по почте). А сущие на первый взгляд пустяки, на которые в обычных условиях даже внимания не обратишь: место отправления телеграммы – Москва, время отправления – 21.26 (?!). Однако в нашей истории именно мелочи порой играют решающую роль. Тем более что их множество, а события развиваются стремительно.

Еще одной из таких мелочей стал, например, телефонный звонок 11 июня прокурора Троицка Л. Ануфриевой в Ярославль в приемную «Красного Маяка». Прокурор сочла необходимым лично поинтересоваться у Сонина, вручена ли ему телеграмма.

Скажите, много ли вы знаете примеров подобного прокурорского усердия? Мы, сколько ни пытались вспомнить что-нибудь похожее, увы, не смогли. Но, возможно, это только нам так редко лично звонят прокуроры?!

Лишь 19 июня в телефонном разговоре со старшим следователем СО при ОВД Троицка Вячеславом Абросимовым адвокату Александру Толянину удается наконец кое-что выяснить. Накануне по заявлению гражданина Канады С. Басовца ОВД Троицка возбуждено некое уголовное дело, которое каким-то образом связано с собранием ЗАО «Вибропромтех», зарегистрированного в Троицке. Ключевым свидетелем по делу является Сонин. Правда, ознакомить Константина Викторовича или его адвоката с постановлением о возбуждении уголовного дела или с заявлением, послужившим основанием для принятия такого решения, следователь отказался. Пообещал рассказать об этом на допросе.

Фирма в кейсе

У НАС нет сегодня цели исследовать многолетнюю судебную эпопею вокруг акций ЗАО «Вибропромтех» – крупного акционера ярославского завода «Красный Маяк». Это тема отдельного детального расследования. Из затянувшегося противостояния Басовец – Сонин нас интересует только один факт. Оспорить который при всем желании просто невозможно.

Итак, Сергей Басовец в 1996 г. фактически переехал в Канаду на ПМЖ. Долгие годы он не проявлял никакого интереса ни к «Вибропромтеху», 31,6% акций которого владел, ни к дышавшему в конце 90-х на ладан «Красному Маяку». Но 8 апреля 2003 г. воспылал непреодолимым желанием взять ситуацию в свои руки. Так как выяснил: потенциальный «покойник» – «Красный Маяк» не только выжил, но даже усилиями Сонина, возглавившего предприятие в 2000 г., и его команды постепенно становится весьма привлекательным активом. И что же Сергей Клавдиевич? Господин канадец не придумал ничего лучшего, как ворваться в кабинет тогдашнего генерального директора ЗАО «Вибропромтех» Д. Чекалова и с помощью сообщника силой отнять у того печать ЗАО и его уставные документы. После этой потасовки врачи констатируют у Чекалова «нанесение вреда здоровью средней тяжести». Он тут же обращается в Ленинский РОВД Ярославля с заявлением о возбуждении уголовного дела.

Факты, изложенные в заявлении, проверялись многократно. Но постановления об отказе в возбуждении уголовного дела выносились с завидным постоянством. Не потому, что отрицался сам факт налета и насильственного изъятия у законного гендиректора правоустанавливающих документов ЗАО. Это-то как раз никогда не отрицалось. Просто подобные ситуации уже стали для нас рутиной, и правоохранительные органы в очередной раз предпочли не вмешиваться в «спор хозяйствующих субъектов».

Такой равнодушный подход обернулся бедой уже для многих российских предприятий. «Красный Маяк» вполне мог бы оказаться в их числе. Но предприятию повезло: Басовец захватил пока не весь завод с корпусами, рабочими, заботами и планами на лучшее будущее. Он унес только документы компании – держателя акций. Не так мало? Согласны. Но это еще не все, что необходимо для того, чтобы прибрать к рукам само предприятие.

Для достижения этой цели Басовец использовал многократно апробированную разномастными рейдерами и вполне эффективную по тем временам схему. Он избрал себя руководителем «Вибропромтеха», а затем, прихватив свой кейс с несколькими листками бумаги и печатью, экспроприированными у Чекалова, махнул… в Бурятию. Там, в селе Сухая Кабанского района, благополучно зарегистрировал клон – ЗАО «Вибропромтех».

Почему в Бурятию – загадка. Но она становится не такой уж загадочной, когда узнаешь, что именно бесчисленными решениями местных бурятских судов в течение нескольких лет Басовец впоследствии всячески терроризировал руководство «Красного Маяка». Через «загадочную» Бурятию доказывал свое единоличное право рулить предприятием. Где-то получалось, где-то – не очень. Однако до власти над заводом по-прежнему было как до небес: разбирательства по факту хищения уставных документов общества длились четыре года. А закончились тем, что судья официально квалифицировал действия Басовца как самоуправство. Правда, никакого наказания за это канадский господин не понес, так как к тому времени истек срок давности по делу. И документы, само собой разумеется, так и не вернул. Не для того «прихватизировал»!

По странному стечению обстоятельств, все это время вокруг основного оппонента Басовца – Сонина – происходят вещи, которые иначе как криминальными назвать невозможно. И первый звоночек – анонимное сообщение 3 апреля 2003 г. (аккурат накануне набега на офис «Вибропромтеха») по телефону 02 о том, что Сонин торгует наркотиками. Зная, о ком идет речь, милиционеры просто посмеялись над услышанным. А в мае тесть и теща Сонина, решив прибраться на даче, обнаруживают в укромном уголке и белый порошок, и специальные весы. Находку сразу же отвозят в милицию. Порошок оказывается героином.

А теперь ответьте, что было бы с Сониным, возьмись милиционеры «отрабатывать» анонимный сигнал?! Где был бы сегодня Константин Викторович? И понадобилось бы Басовцу в этом случае «самоуправствовать» в кабинете Чекалова 8 апреля? Но главное – кому эта дикая история с наркотиками была как нельзя на руку?

Оговоримся сразу: газета – не следственные органы и не суд. Мы не вправе и не станем сегодня выносить вердикты и называть виновных. Однако никто не может запретить нам исследовать факты, которые в данном случае, на наш взгляд, – красноречивее некуда.

Когда плачет мрамор

ОН НЕ сделал ничего предосудительного – 33-летний водитель Сонина Илья Румянцев. Чистый и светлый, по отзывам тех, кто его знал, человек. 23 декабря 2005 г. он просто отвел за ручку в школу маленькую девочку-первоклассницу – дочь генерального директора «Красного Маяка». Отвел потому, что папа девочки, по стечению обстоятельств, именно в этот день не смог, как было заведено в семье, сам проводить малышку.

На свою беду Илья был очень похож на своего шефа по комплекции. А еще – носил почти такое же черное пальто. И получил пулю в спину и три в голову. Тут же, под окнами школы, на глазах у маленькой девочки, которую только что держал за руку, и десятков других детей. Киллер бил наверняка. Он явно старался не оставить своей жертве ни единого шанса выжить.

По горячим следам наряду с другими версиями следствие отрабатывало и ту, по которой Сонин сам заказал убийство собственного водителя, чтобы бросить тень на Басовца. Ему даже предложили пройти проверку на «детекторе лжи». Константин Викторович не колебался ни секунды. Единственными, кто отказался проходить эту процедуру, были Сергей Басовец и его брат Олег…

Это жестокое убийство, несмотря на многочисленные многообещающие заявления местных прокурорских чинов, остается нераскрытым и по сей день. Основная версия следствия – «ошибка в объекте посягательства». Константин Сонин официально признан потерпевшим. Решением начальника УВД ему выделена постоянная охрана. Сегодня два действующих сотрудника милиции, рискуя собой, постоянно находятся рядом с Сониным. Из соображений безопасности гендиректор «Красного Маяка» даже жить вынужден отдельно от семьи.

А на центральной аллее главного городского кладбища Ярославля с фотографии на черной гранитной плите, облитой слезами дождя, укоризненно смотрит на меня молодой симпатичный парень. В открытом взгляде читается немое: за что? Кто-то обязательно должен ответить на этот вопрос…

Между тем именно из материалов расследования этого преступления достаточно четко прослеживаются ниточки из 2005-го в сегодняшний 2008-й. Из Ярославля – в Троицк. В СМИ ярославские прокуроры не раз публично признавали его заказным убийством.

Власть за гранью

ПЕРЕНЕСЕМСЯ в 8 августа 2007 г., когда на «Красный Маяк» как снег на голову свалились следователи из самой Москвы. Об этой бесславной странице в истории наших правоохранительных органов в конце лета прошлого года написано было немало. Московские официальные «гости» прибыли тогда в Ярославль многочисленным отрядом. Людей в штатском сопровождали бойцы СОБРа. Действовали напористо и жестко: предъявление Сонину постановления на проведение обыска в рамках расследования уголовного дела о мошенничестве по заявлению гражданина Басовца и 19 (?!) часов беспрерывного «шмона». В четверть третьего ночи следователь Главного управления МВД по ЦФО Пчелкин самолично выписывает постановление на обыск временного жилища Сонина. Именно туда московские «маски-шоу» переместились из городской квартиры гендиректора «Красного Маяка», оставив в глубоком шоке его жену.

До сих пор неизвестно, что именно искали следователи Пчелкин, Выборнов и иже с ними в Ярославле. И нашли ли то, ради чего поставили на уши целый завод и весь город. Работников предприятия и арендаторов выгнали из кабинетов, вывели в коридор. Не позволили никому, даже беременной женщине на восьмом месяце, попросту сходить в туалет.

Доподлинно известно другое: в конце бессонной ночи от пережитого стресса Сонин оказывается на больничной койке с гипертоническим кризом. Мало того, в больнице ему становится настолько плохо, что врачи переводят его из обычной палаты в реанимацию. Но даже это обстоятельство не остановило следователя Выборнова. На следующий день он приехал из Москвы, чтобы лично руководить задержанием подозреваемого.

То, что происходило в стенах больницы дальше, нормальному человеческому восприятию не поддается. Ворвавшись в кабинет УЗИ, куда Сонина привезли медики для исследования сердца, сорвав капельницы и датчик кардиомонитора, не бандиты, а сотрудники правоохранительных (как хорошо звучит!) органов свалили беспомощного человека на пол. Затем защелкнули на его руках наручники и, погрузив на каталку, как тараном, принялись пробивать ею себе дорогу сквозь толпу в больничном коридоре. Во дворе, словно куль соли, перевалили «добычу» в стоявшую наготове «скорую». Слуги закона и представители власти в одном лице даже не обратили внимания на официальный ответ врачей на запрос МВД. Главврач больницы Дегтярев передал его следователю: «Участие пациента в следственных действиях, а также его проезд автотранспортом из Ярославля в Москву противопоказаны».

В дороге Сонину становится еще хуже. Но от помощи он отказывается: попросту боится, что введут что-нибудь не то. В Москву приезжают около пяти вечера. Задержанный – в полуобморочном состоянии. Покружив по городу, его, наконец, привозят в 20-ю горбольницу. Врачи измеряют пациенту давление и хватаются за голову: 195/115. И встают стеной: какие следственные действия! Больного вы больше не получите, на свою совесть смерть брать не хотим!

И только тут выясняется, что Генеральная прокуратура отказалась санкционировать арест Сонина. Конфуз? Скандал? Еще какой!

Пришлось героическим следователям ретироваться восвояси, взяв с Сонина подписку о невыезде из… Ярославля. В ту же ночь, сбив давление лекарствами, на той же «скорой» он отправился обратно. В ярославской больнице им. Соловьева на следующий день врачи фиксируют последствия задержания: 19 ссадин и кровоподтеков на голове, руках, ногах, груди и спине…

Кто-то должен ответить и за это.

За кадром

НАДО признать, события на «Красном Маяке» всколыхнули не только Ярославль. И явно не добавили людям в милицейской форме симпатий простых граждан. Но это была только видимая часть айсберга. Медленно, но верно на поверхность «выплывало» самое интересное.

Постепенно выяснится, что дело возникло на основании некоего рапорта на имя следователя Пчелкина, который был подан сотрудниками ГУ МВД по ЦФО аж 20 апреля! Якобы сотрудники эти, проводившие проверку заявления Сергея Басовца, усмотрели в действиях Сонина признаки преступления. О чем тут же отрапортовали следователю. Однако санкция прокуратуры на возбуждение уголовного дела было дана почему-то спустя целых три месяца. Открылись новые обстоятельства? Допустим. Значит, должен быть новый рапорт. А если его нет?! Каким образом в таком случае 24 июля 2007 г. вдруг возникло это уголовное дело?

Но главное – почему о его возбуждении сразу же, как того требует закон, не уведомили самого Константина Сонина? Почему, в соответствии опять же с законом, не стали проводить следственные действия по месту совершения предполагаемого преступления, то есть в Ярославле? Зачем потащили реально больного человека в Москву, подвергая его жизнь опасности? Какой такой «не терпящий отлагательств» случай произошел в Ярославле, чтобы следователь решился на проведение ночного обыска в жилище без санкции суда?

Лишь спустя какое-то время стало известно, что помогал Басовцу «организовывать» дело против Сонина некто Олег С. Если верить прессе, это уголовный авторитет, смотрящий по Троицку. Сделал он это через своего одноклассника, сотрудника ГУ МВД по ЦФО, подполковника милиции, имя которого тоже известно и «слава» о «подвигах» которого доведена до МВД, Генпрокуратуры и ФСБ. Именно его коллеги, как выяснилось во время расследования этого инцидента, и совершили налет на «Красный Маяк» в августе 2007 года. О том же, как именно отмечены заслуги этого «борца правопорядка», мы надеемся рассказать читателям в ближайшее время.

Так какие же силы в реальности задействованы в акционерном конфликте «Басовец против Сонина»? К примеру, следователь Пчелкин, реально уличенный в многочисленных нарушениях по этому делу и уволенный из органов по результатам прокурорской проверки в феврале текущего года, уже в начале марта уютно устроился в кресле мирового судьи судебного участка №341 столичного района Восточное Дегунино. И теперь на законных основаниях может ежедневно вершить судьбы не одного – десятков сониных, петровых, сидоровых?.. Есть и более жуткий пример: судья Останкинского суда Москвы Светлана Мальцева. Она сегодня лишилась судейского статуса, но 25 сентября 2007 г. удовлетворила жалобу Басовца на постановление о прекращении уголовного дела против Сонина по подозрению в мошенничестве, вынесенное 6 сентября 2007 г. заместителем Генерального прокурора России В. Малиновским. И определила: дело возобновить! Мало того, она даже не допустила в судебное заседание адвоката подозреваемого по прекращенному уголовному делу, так как-де его личные интересы в данном судебном заседании не затрагивались!

Сегодня судебные баталии по этому делу пошли по новому кругу. А поскольку в суде Басовец проигрывает, приходится изобретать новые комбинации в борьбе за свое светлое будущее. Троицкая комбинация, похоже, именно из них.

Маленькие тайны большой «игры»

ТОЛЬКО факты. 23 декабря 2005 г. погибает водитель Сонина Илья Румянцев. Во время следствия выясняется, что оружие, которое использовал киллер, имеет некие индивидуальные признаки. Они идентичны признакам оружия, примененного при совершении еще двух громких заказных убийств: убийстве мэра города Троицка Московской обл. и Владимира Треля – гендиректора крупной компании, которая вела в Троицке активное строительство. Причем последнего застрелили утром на глазах у дочери, которую бизнесмен собирался отвезти в школу. Вам это ничего не напоминает?

Далее. По странному стечению обстоятельств, как раз вскоре после неудавшегося покушения на Сонина в январе 2006 г. Басовец перерегистрирует ЗАО «Вибропромтех» именно в… подмосковном Троицке. Мало того, какое-то время компания даже числится по адресу: г. Троицк, микрорайон «В», д. 30, кв. 1. Согласно справке администрации города, эта квартира закреплена «за опекаемым несовершеннолетним Ивановым Кириллом Вячеславовичем, 1997 года рождения. Данная квартира не приватизирована, является жилым помещением». Кто и каким образом, пусть на время, «прописал» юридическое лицо на жилплощади ребенка? В квартире, которую СМИ открыто связывают со смотрящим подольской ОПГ, тем самым Олегом С.?

Как бы то ни было, именно с этого момента Басовец получает возможность «искать правду и защиту». Теперь уже под юрисдикцией правоохранительных органов Троицка. А те, как следует из развития событий, почему-то кидаются «бдить» его интересы с места в карьер. Совсем как Пчелкин или Выборнов. Причем делают это с подозрительной настойчивостью.

Из письма адвоката Толянина старшему следователю СО при ОВД Троицка В. Абросимову: «Сонин является руководителем крупного производственного предприятия. С момента покушения на его жизнь постоянно находится под охраной сотрудников милиции. Кроме того, в г. Ярославле находятся все документы, связанные как с ЗАО «Вибропромтех», так и с ОАО «Ярославский завод «Красный Маяк». При таких обстоятельствах, руководствуясь статьей 53 УПК РФ, прошу организовать допрос и проведение иных следственных мероприятий по уголовному делу с участием Сонина без его выезда за пределы Ярославля».

24 июня это письмо дошло до адресата. А 25-го числа по факсу следователь Абросимов направляет на имя Сонина «Повестку о вызове на допрос» в Троицк 7 июля 2008 г. к 10.00. Из нее следовало: «В случае неявки в указанный срок без уважительных причин Вы можете быть подвергнуты приводу»… История повторяется?

По всей видимости, реальная угроза чьей-то жизни для следователя Абросимова – это всего лишь угроза чужой жизни. На нее можно наплевать. Сегодня он – власть. А власти, как известно, противостоять сложно. Особенно если во главу угла ставится отнюдь не желание выяснить истину, а, скажем, необходимость «выманить» противника «на чужое поле». Будь Абросимову важно первое, логично, а главное, законно было бы прислушаться к просьбе адвоката. Если же преследуется вторая цель, позволяющая дальше играть по «троицким понятиям», значит, повторится ситуация августа прошлого года. Со всеми вытекающими последствиями. Ведь ни следователь Абросимов, ни прокурор Ануфриева даже словом не гарантируют безопасности отцу маленьких детей, который и без того еще не оправился от прошлогоднего блицкрига залетной московской бригады.

Что именно происходит сегодня вокруг гендиректора «Красного Маяка»? Надеемся, это выяснит если не руководство Следственного комитета при прокуратуре России, то сама Генеральная прокуратура РФ. А заодно ответит на простой вопрос: почему законопослушный гражданин, ни в чем предосудительном никогда не замеченный, руководитель крупного предприятия, подвергается смертельной опасности по вине тех, кто по Закону обязан его защищать? Кстати, его предприятие выполняет сегодня ответственный оборонный заказ. Не потому ли так активен гражданин Канады? И не пора ли вмешаться в расследование этого дела сотрудникам ФСБ?

Оригинал материала

«Аргументы недели « от origindate::03.07.08