Труба на Луну

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Труба На Луну»)
Перейти к: навигация, поиск


Вайншток и Богданчиков смогли извлечь максимальную выгоду из несуществующего Восточного нефтепровода

1155563633-0.jpg Большому кораблю – большое плавание. Для российской нефтянки таким кораблем должен был стать Восточный нефтепровод. Он мог приносить до $40 млрд прибыли в год. Спустя семь лет разговоров о нефтепроводе к его строительству приступили только минувшей весной. Не дожидаясь начала стройки, кто-то уже сделал на нем карьеру, а другим он стоил кресла в правительстве.

Восточный нефтепровод – камень на перепутье дорог российской нефтянки: «Пойдешь направо – бизнес потеряешь, пойдешь налево – золотые горы встретишь». С 1999 года руководство страны решало, какую из них избрать – пустить трубопроводную артерию в Китай или же дотянуть ее до Тихого океана. Хотя проект строительства экспортной трубы до сих пор остается на бумаге – к его строительству подрядчики приступили лишь в апреле этого года, сказочные пророчества, вырезанные на мифическом «указателе», уже сбылись. Глава «Роснефти» Сергей Богданчиков и президент «Транснефти» Семен Вайншток, планировавшие достигнуть тихоокеанского берега, нашли золотые копи: один из них превратил свой холдинг в лидера отечественной нефтяной отрасли, а другой не отдал частным компаниям контроль над экспортной трубой. Предложивший путь до Китая Михаил Ходорковский остался без бизнеса и лишился свободы. Оказавший ему поддержку Михаил Касьянов покинул кресло премьер-министра.

Палка о двух концах

Грандиозный конфликт, который в начале 2000-х годов возник вокруг «Восточки», на первый взгляд, имел под собой экономические разногласия. Построить сырьевую ветку до Китая придумал Ходорковский. На сторону нефтяника встал Касьянов. Противники «китайского маршрута» Богданчиков и Вайншток при поддержке бывшего министра энергетики Юсуфова предлагали дотянуть трубу до Тихого океана, из морских портов которого можно было отправлять нефть в Японию и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Проект Ходорковского был самой короткой дорогой для выхода российской нефти на рынок Поднебесной. Существующих месторождений Западной Сибири хватало для заполнения нового экспортного направления – к окончанию строительства трубы разработанные провинции спокойно бы давали 30 млн тонн «черного золота», необходимых потребителям Китая. Единственной проблемой этой трубы мог стать Пекин. Вложив порядка $2,5 млрд в проект Ходорковского, Россия попадала в зависимость от Китая как от монопольного покупателя нефти из этого трубопровода. Как рассказал «Ко» бывший зампредправления ЮКОСа Александр Темерко, китайцы не скрывали, что постараются диктовать свои цены на российскую нефть. Неприятный опыт общения с монопольным импортером энергоресурсов у нашей страны уже был: Турция, до которой «Газпром» построил газопровод «Голубой поток», постоянно сбивала цену газа.

«Китайцы говорили, что могут покупать нефть в Казахстане. Проект трубы из этой страны уже существовал, и Пекин готов был инвестировать в ее строительство, – вспоминает Темерко. – Крыть этот козырь нам было нечем. Один раз кто-то из наших менеджеров намекнул пекинским чиновникам, что Россия с тем же успехом может построить нефтепровод в Японию. Китайцы молча проглотили эту пилюлю. Однако этот небольшой рэкет не прошел. В тот же вечер за ужином нам подали рис, обильно политый соевым соусом. Хотя мы ели по всем правилам, используя палочки, китайцы почему-то посмеивались над нами. Только потом мы узнали, в чем заключался юмор. Оказывается, рис поливают соусом только японцы. Китайцы же едят рис пресным».

Выход российской трубы на тихоокеанский берег помогал застраховать риск попасть в кабалу к единственному покупателю нефти. В борьбу за российское сырье могли включиться не только Китай, но и Япония, Южная Корея, Индия, Индонезия и Австралия. Конкуренция среди импортеров, по мнению Богданчикова и Вайнштока, вызвала бы рост цен на нефть, что, соответственно, окупило бы затраты на строительство трубопровода в меньший срок. Этот проект также был не без изъянов. По расчетам идеологов, «японская» труба могла бы эффективно работать при мощности в 50 млн тонн нефти в год. Даже самые оптимистичные прогнозы не подтверждали, что в неосвоенной Восточной Сибири быстро найдется столько нефти. Заполнить трубопровод можно было лишь за счет нефти из Западной Сибири, но в результате реверса экспорта пострадали бы традиционные покупатели российского «черного золота» из Евросоюза. К тому же стоимость строительства трубы до Тихого океана по меньшей мере в два раза превышала цену трубы по проекту Ходорковского.

Правда, в кулуарах правительства об экономической составляющей «Восточки» как-то забывали. На первый план выходили корпоративные интересы. По словам главы аналитического отдела ИК «БрокерКредитСервис» Максима Шеина, приняв предложение Ходорковского, правительство фактически давало его компании карт-бланш на участие в реализации этого проекта. «ЮКОС, поскольку его глава являлся инициатором строительства и разработчиком технико-экономического обоснования трубы, мог рассчитывать на положение единоличного поставщика нефти из России в Азию (за исключением поставок по железной дороге). Компания Ходорковского могла даже стать совладельцем нефтепровода, инвестировав в его создание несколько миллиардов долларов», – вспоминает эксперт.

Вайншток сел на трубу

Оппонентов Ходорковского – Вайнштока и Богданчикова – такое развитие событий не радовало. Первый мог потерять монополию на транспортировку нефти за рубеж. «Поскольку я сам некогда был нефтяником, я могу сравнивать. И утверждаю: нефтяники не умеют ни проектировать, ни строить, ни эксплуатировать магистральные нефтепроводы. Они умеют добывать нефть и делают это хорошо. Пусть этим и занимаются», – заявлял глава «Транснефти». Второй оппонент, участвуя в этой истории, всерьез рисковал бы созданием на базе своей компании крупнейшего нефтяного холдинга страны. Добывавшая в то время 21 млн тонн «Роснефть» (шестое – седьмое место среди вертикально интегрированных холдингов России) не имела ни одного крупного зарубежного проекта. По мнению эксперта ИК «Проспект» Дмитрия Мангилева, сев на «японскую» трубу, компания Богданчикова гарантировала бы себе стабильную экспортную выручку, то есть средства на инвестиции в освоение новых провинций. Кроме того, у Богданчикова существовала личная неприязнь к Ходорковскому, который неоднократно обвинял руководителей российских госкомпаний в неэффективном ведении бизнеса.

Осенью 2003 года главный оппонент государственных менеджеров покинул поля битвы – Ходорковского обвинили в неуплате налогов, мошенничестве при приватизации и арестовали прямо на борту самолета в новосибирском аэропорту Толмачево. В начале марта 2004 года кресло главы правительства оставил Михаил Касьянов, и препятствия для строительства трубы по проекту «Богданчикова–Вайнштока» были устранены.

Взгляд сбоку