Трудности Судебной Реформы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Правовой механизм исправления судебных ошибок в Самаре дал сбой

В этом году предполагается завершить формирование четырехзвенной системы арбитражных судов, состоящей из судов первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Такая структура в соответствии с международной арбитражной практикой и с существующим российским законодательством позволяет обеспечить наличие отлаженного правового механизма исправления судебных ошибок на стадии как до, так и после вступления решения в законную силу.

Открывая первые апелляционные суды в июле 2004 года, экс-председатель Высшего арбитражного суда РФ Вениамин Яковлев заявил, что это является «историческим событием и фактически завершением судебной реформы». И юристы, и депутаты, и потенциальные истцы, и ответчики были единодушны во мнении: суды начальной инстанции нужно освобождать от необходимости проверять свои же собственные решения. «В настоящее время, — подчеркнул Вениамин Яковлев, — первая инстанция и апелляция находятся в одном суде. В связи с этим у сторон зачастую возникало недоверие к апелляции, которая проверяла законность решения своих коллег, сидящих в кабинете напротив».

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд разместился в Самаре, лидирующей по числу отмененных решений. В соответствии с указом президента РФ этот суд образован два года назад. В нем назначены председатель, судьи, есть помещение, секретари, есть даже официальный сайт, но работать суд не начал до сих пор. Ожидается решение пленума Высшего арбитражного суда РФ… А пока оно ожидается, «сохраняется существующий порядок апелляционного обжалования судебных актов». То есть первая инстанция и апелляция находятся в одном Арбитражном суде Самарской области под председательством Николая Новикова. И по-прежнему здесь проверяют свои же собственные решения. Гарантирует ли это исправление судебной ошибки, хорошо видно на примере скандальных судебных решений последнего времени, вынесенных судьями Юрием Разумовым и Татьяной Матюхиной в громком конфликте акционеров ЗАО «СМАРТС».

18 июля судья Арбитражного суда Самарской области Юрий Разумов вынес решение по иску Константина Кирюшина к Андрею Скворцову и московской фирме «СКП» о переводе прав на 5 акций Поволжского сотового оператора, которые годом ранее на основе договора мены перешли от одного ответчика к другому. Своим решением самарский судья первой инстанции перевел на истца — сына влиятельного поволжского бизнесмена, генерального директора и основного акционера ЗАО «СМАРТС» Геннадия Кирюшина — эти пять акций. Судья Юрий Разумов пренебрег имевшимся к тому времени решением Арбитражного суда Москвы, который рассмотрел требование самого Андрея Скворцова вернуть акции и не удовлетворил иск. Он не принял во внимание постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, который указанное решение оставил в силе. Более того, не изменил решения и Федеральный арбитражный суд Московского округа. В действительности и исполнении сторонами договора мены не засомневался и Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, где состоялись и вступили в законную силу судебные решения по данному конфликту акционеров.

Таким образом, судья первой инстанции Арбитражного суда Самарской области, несмотря на то, что обстоятельства заключения договора мены, его действительности и исполнения сторонами установлены Арбитражным судом г. Москвы, подтверждены в апелляционной и кассационной инстанциях, принял прямо противоположное решение. Вопрос о мотивации судьи Юрия Разумова в такой ситуации остается до поры чисто риторическим и является предметом разбирательства квалификационной коллегии судей Самарской области. Однако уже сейчас скандальное решение породило массу жалоб, апелляций и толкований на фоне усиления прозрачности и открытости судебной системы, провозглашенное председателем Высшего арбитражного суда РФ Антоном Ивановым на июльском выступлении в Совете федерации стратегическим направлением работы. Признание на уровне высшей судебной власти страны «признаков преступления» в решениях ряда арбитражных судей, лишение полномочий только в прошлом году шести коллег Юрия Разумова, сообщения об открытом процессе по уголовному делу в отношении арбитражного судьи Клавдии Сангаджиевой, обвиняемой по ст. 305 УК РФ («Вынесение заведомо неправосудных судебных актов»), информация квалификационной коллегии судей той же Самарской области о досрочном прекращении полномочий судьи арбитражного суда Надежды Костюченко, у которой были обнаружены неправосудные решения, факты фальсификации и волокиты, — все это, вполне естественно, явилось дополнительным негативом к вынесенному решению. В таких условиях, когда вся деятельность судьи находится на виду, «создаются, — по выражению Антона Иванова, — единые подходы в судебной практике и косвенно работают на борьбу с коррупцией. Недобросовестным судьям будет гораздо сложнее принимать заведомо неправомерные решения».

Специалисты арбитражного права сразу обратили внимание на то, что в Самаре по этому делу нарушен целый ряд норм арбитражного процессуального законодательства и законных интересов и прав лиц, участвующих в деле. К тому же выяснились: правоохранительные органы расследуют уголовное дело по факту фальсификации доказательств в арбитражном суде, а также по признакам состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ в отношении того самого Андрея Скворцова по факту покушения на хищение путем обмана тех самых спорных пяти акций ЗАО «СМАРТС». Возник вполне резонный вопрос: а не используют ли самарский арбитраж как механизм все того же хищения?

5 сентября судья Арбитражного суда Самарской области Вячеслав Евстифеев вынес определение о принятии к производству еще одной апелляционной жалобы. В это трудно поверить, но его коллега Юрий Разумов вынес свое решение без привлечения к процессу крупнейшего регистратора ценных бумаг ОАО «Реестр», участвующего в деле в качестве третьего лица. Такое грубое нарушение основополагающих норм Конституции РФ правоприменительная практика Высшего арбитражного суда РФ квалифицирует не иначе как фактическую подмену судом собой третьего лица, отсутствовавшего в судопроизводстве.

Судья Арбитражного суда Самарской области Вячеслав Евстифеев сейчас пытается добросовестно исправить ошибку своего коллеги. На заседании 15 сентября он тщательно разобрался в ситуации и запросил фирму «СКП» предоставить дополнительно лишь три документа, получив которые, надо полагать, он будет иметь достаточные основания для отмены решения судьи Юрия Разумова. Однако отсутствие решения пленума Высшего арбитражного суда РФ о начале работы уже созданного Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда продолжает оставлять начальную инстанцию в Самаре в нелепой и противоречащей арбитражному законодательству ситуации. Ее двусмысленность проиллюстрировал новый скандал в том же самом самарском арбитраже с теми же самыми акциями ЗАО «СМАРТС».

Информационные агентства сообщили ошеломляющую новость: «СМАРТС»: сын пошел против отца. Руководство Поволжского сотового оператора публично заявило, что Арбитражным судом Самарской области в лице судьи Татьяны Матюхиной наложен «технический арест» на 20% акций компании исключительно в целях недопущения исполнения вступившего в законную силу решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области и постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда, который оставил это решение в силе. Более того, бизнесмен простодушно признался, что этот «технический арест» инициирован руководством ЗАО «СМАРТС» путем подачи иска «к дружественным структурам», а само это действо для компании — «обычная практика». Другими словами, иск подан в суд не для установления правовой истины, а исключительно для неисполнения решения другого суда. Однако эти невинные на взгляд руководства ЗАО «СМАРТС» манипуляции называются в УК РФ «Преступлением против правосудия». На это прямо указывает статья 315: «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта».

Наблюдатели тут же предположили, что и предыдущие восемь арестов на акции компании также инициированы руководством ЗАО «СМАРТС». А уже имеющееся уголовное дело о мошенничестве с акциями в отношении сына председателя совета директоров компании Андрея Скворцова дало основания предположить об ангажированности суда и использовании его как механизма хищения.

Вслед за возмущением бизнес-сообщества и специалистов арбитражной практики депутат Государственной думы Виктор Тюлькин обратился к генеральному прокурору Юрию Чайке с официальным запросом. В нем он также обратил внимание на то, что вопреки вступившему в законную силу решению арбитражного суда, подтвержденному в апелляционной инстанции и обязательному для исполнения всеми без исключения организациями, предприятиями, физическими и юридическими лицами, в том числе и судебными органами, судья Арбитражного суда Самарской области Татьяна Матюхина вынесла определение по иску Константина Кирюшина об аресте 799 акций ЗАО «СМАРТС». Она не обратила внимания на надуманность и необоснованность поданного иска, отсутствие прав у истца на указанные акции и свидетельство в материалах дела, что годом ранее он от них отказался, а также грубо нарушила правила подсудности, так как ни один из ответчиков по исковому заявлению не находится на территории Самарской области. Все это позволило депутату совершенно справедливо сделать вывод о том, что судья Арбитражного суда Самарской области Татьяна Матюхина «вынесла заведомо неправомерное решение о принятии обеспечительных мер, но невольно, а возможно сознательно введя такие обеспечительные меры, содействуют мошенническому завладению чужой собственности, что может квалифицироваться как незаконные действия судьи и истца. вступивших в сговор», подчеркнул он.

Депутат попросил Генеральную прокуратуру тщательно проверить действия судьи Татьяны Матюхиной при вынесении решения о принятии обеспечительных мер по иску Константина Кирюшина.

Прецеденты с упомянутыми выше арбитражными судьями Клавдией Сангаджиевой и Надеждой Костюченко вселяют уверенность, что и упомянутые судебные ошибки будут исправлены. Однако, пока самарский арбитраж первой инстанции демонстрирует вопиющую лояльность богатым и влиятельным владельцам сотового оператора, остаются вопросы «где?» и «как?».

Одно вселяет оптимизм. В завершении судебной реформы мы уже имеем публичный суд. Председатель Высшего арбитражного суда РФ Антон Иванов недавно, отвечая на вопрос журналиста, как публичность судов должна повлиять на ситуацию с коррупцией, сказал: «Для меня главный способ борьбы с коррупцией — институционализация судебной практики. Решение суда должно соответствовать существующей правовой позиции, которая в результате открытости судов и постоянной публикации судебных актов хорошо известна. Тогда для спорящих сторон пропадает смысл пробовать подкупить судью для вынесения ангажированного решения. Тем самым исчезает основа для коррупции».

На днях Высшая квалификационная коллегия судей РФ рекомендовала продлить полномочия председателя Арбитражного суда Самарской области Николая Новикова. Но застанет ли заслуженный судья исторические перемены в российском арбитраже, зависит не только от решения президента РФ, а и от расторопности его коллег из Высшего арбитражного суда РФ. Пока же в Самаре «сохраняется существующий порядок апелляционного обжалования судебных актов». Это означает то, что апелляционные жалобы подают туда же, где и был принят обжалуемый судебный акт. В этом смысле его личная профессиональная удовлетворенность и оправдание надежд на добрые перемены, прозвучавшие два года назад напутствием заместителя председателя Высшего арбитражного суда РФ Александра Арифулина, являются общим мнением о необходимости скорейшего завершения судебной реформы.

Александр Одинцов, Ассоциация юристов России

Оригинал материала

«Известия» от origindate::28.09.06