Трудности перевоза

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Присяжным на суде над российским пилотом Константином Ярошенко предъявили фрагменты видеозаписи, на которой он просит $4,5 млн за перевозку кокаина, объяснив, что должен не только оплатить работу экипажа и подготовить самолет, но и обеспечить семью на тот случай, если сядет в тюрьму

KMO 121977 00001 1 t206-150x98.jpgСегодня в федеральном суде Южного округа Нью-Йорка присяжные вынесут вердикт по делу российского пилота Константина Ярошенко и трех его сообщников-африканцев, обвиняемых в покушении на контрабанду 4 т кокаина. По версии прокуратуры, господин Ярошенко рассчитывал заработать на контрабанде наркотиков $4,5 млн. Его защита на последнем заседании попыталась доказать абсурдность обвинений.

«Судят не по словам, а по делам»,— наставительно произнес по-русски с сильным акцентом чернокожий прокурор Рэнделл Джексон, открывая заключительные прения сторон.

Владелец компании «Роставиа» житель Ростова-на-Дону Константин Ярошенко, напомним, был арестован в Либерии в конце мая 2010 года и 1 июня выдан американским властям. Вместе с ним на скамье подсудимых оказались трое африканцев—уроженцев Нигерии, Ганы и Сьерра-Леоне — Чигбо Уме, Натаниэл Фрэнч и Кудуфи Мавуко. По данным следствия, обвиняемые планировали перевезти 4 т кокаина из Венесуэлы в Либерию. Часть этого груза собирались переправить в Нью-Йорк на борту пассажирских рейсов авиакомпании Delta, а развезти остальной «товар» вызвался господин Ярошенко. По данным следствия, за перевозку наркотиков в Либерию и доставку части груза на перевалочный пункт в Гану предприниматель из Ростова-на-Дону попросил $4,5 млн.

Обвинение строится на показаниях тайных агентов управления по борьбе с наркотиками США (DEA), выдававших себя за наркоторговцев. Несмотря на то, что подсудимым не удалось перевезти ни одного грамма кокаина, прокуратура считает, что сам факт «преступного сговора» не нуждается в лишних доказательствах. Господин Джексон напомнил о том, что Константин Ярошенко несколько раз ездил из Ростова-на-Дону в Киев для встреч с осведомителями DEA, а в мае 2010 года прилетел в Монровию, «хотя этот город не очень известен среди туристов». Присяжным еще раз предъявили фрагменты видеозаписи, на которой российский пилот просит $4,5 млн за перевозку кокаина, объяснив, что он должен не только оплатить работу экипажа и подготовить самолет, но и обеспечить семью на тот случай, если он сядет в тюрьму.

В ответ адвокат российского пилота Ли Гинсберг заявил, что эти записи не могут служить доказательством. По его словам, Константин Ярошенко «очень плохо понимает по-английски» и зачастую просто не знал, о чем именно идет речь. «У него как-то спросили, обедал ли он сегодня, а в ответ он заговорил совсем на другую тему»,— пояснил адвокат.

Как считает господин Гинсберг, россиянин никогда не соглашался участвовать в «преступном сговоре» и вел переговоры с мнимыми наркоторговцами в надежде получить самолет Ан-12. «Мой клиент стал жертвой подставной операции, которая обернулась для него настоящим кошмаром и привела в итоге на скамью подсудимых»,— заявил присяжным адвокат.

По версии защиты, российский пилот оказался вовлечен в секретную операцию по чистой случайности, откликнувшись на объявление о продаже самолета Ан-12, размещенное в одной из африканских газет по инициативе управления по борьбе с наркотиками США. При этом все переговоры о совершении сделки вел негласный агент DEA Патрик Маккей, который первым проявил инициативу и сам позвонил в Ростов-на-Дону. Записи телефонных разговоров были предъявлены присяжным в самом начале процесса.

В своем заключительном слове адвокат Гинсберг назвал агента Маккея «наемником», призвав присяжных не доверять показаниям человека, репутация которого вызывает слишком много вопросов. На одном из судебных заседаний тайный осведомитель DEA признал, что в свое время работал в международной компании Executive Solutions, которая «может быть характеризована как частная военная организация».

В ходе процесса адвокаты подсудимых не раз намекали на то, что у свидетелей обвинения были серьезные проблемы с законом. Как удалось выяснить «Ъ», в 2005 году власти Великобритании объявили Патрика Маккея в розыск, обвинив его в сотрудничестве с «Аль-Каидой». По данным выходящей в Сьерра-Леоне газеты Freetown Peep, господин Маккей и его деловой партнер Халил Лакиш по подложным документам зарегистрировали транспортную компанию, которая в течение нескольких лет занималась контрабандной перевозкой алмазов и доставкой оружия в страны Ближнего Востока. По некоторым данным, среди клиентов компании были египетское «Мусульманское братство» и алжирская организация «Джамаат Аль-Исламия».

Как подчеркнул адвокат Гинсберг, несмотря на все усилия агентов, Константин Ярошенко так и не дал окончательного согласия на участие в «заговоре». «Если вы еще раз прослушаете записи, то увидите, что он то соглашается, то твердо говорит «нет»",— заявил защитник, обращаясь к присяжным.

В конце концов негласный агент DEA Спирос Игнатиядос, выдававший себя за ливанского финансиста Набила Хаджа, передал господину Ярошенко документы на самолет за символическую сумму в €1. По версии защиты, россиянин прилетел в Либерию только для того, чтобы осмотреть приобретенный Ан-12, и уже после этого стало ясно, что об участии господина Ярошенко в операции не может быть и речи. «Даже если бы он и подумывал об участии в заговоре, то из этого все равно ничего бы не вышло»,— подчеркнул адвокат. Согласно документам следствия, Ан-12 находился в нерабочем состоянии, и на его ремонт нужно было потратить около $900 тыс. «Таких денег у моего подзащитного не было, и никто не собирался ему их дать,— сообщил господин Гинсберг.— А если у Ярошенко не было самолета, то не было и намерений перевозить наркотики».

В разговоре с «Ъ» адвокат подчеркнул, что по американским законам сговором можно считать лишь те переговоры, в ходе которых стороны пришли к согласию. «Многое из того, что услышали на процессе присяжные, касалось не слишком приятных тем, и слово «наркотики» повторялось очень часто,— заметил господин Гинсберг.— Но договориться участникам так и не удалось, а обсуждение любой темы, пусть даже самой неприятной, не является преступлением».

Обращаясь к присяжным, адвокат попросил «не выносить моральных оценок и не определять, хороший ли человек Константин Ярошенко, или нет».

О том, что трое сообщников российского пилота также не согласились участвовать в заговоре, заявили в заключительном слове и адвокаты остальных подсудимых. Защитники Натаниэла Фрэнча и Кудуфи Мавуко уточнили, что их клиентов интересовала лишь судьба корабля Blue Atlantic, конфискованного властями Либерии в 2008 году. Агенты DEA якобы добились от них согласия на участие в перевозке наркотиков только в обмен на обещание помочь с освобождением судна. А адвокат Чигбо Уме Айвен Фишер и вовсе заявил, что история с контрабандой кокаина выглядела настолько неправдоподобной, что его клиент с самого начала в нее не верил.

Тем не менее, представители прокуратуры посоветовали присяжным не слишком доверять словам адвокатов о том, что обвиняемые не собирались переправлять наркотики в США. «Все сидящие сейчас на скамье подсудимых — далеко не дети. Они сделали свой выбор и должны ответить за свои преступления»,— заявил Рэнделл Джексон.

Оригинал материала: Коммерсант