Трудно быть БОГом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::24.07.2006, Фото: "Коммерсант"

Трудно быть БОГом

На пути к миллионам глава «Роснефти» Сергей Богданчиков едва не ослеп

Ролдугин Олег

Есть традиция – сокращать имена-фамилии известных персонажей до трех букв. Путин – ВВП, Березовский – БАБ. Президента «Роснефти» Богданчикова иногда именуют просто – БОГ.

Повод имеется. «Роснефть» – компания государственная, то есть почти клерикальная, прочим смертным конкурентам (вроде ЮКОСа) не чета. К тому же она еще и компания нефтяная, а нефть для наших палестин – что манна небесная. А тут еще на днях случилось «явление Богданчикова народу» в виде начала продаж акций «Роснефти» всем желающим. Таковых в первый же день торгов обнаружилось более 100 тысяч. Для них Богданчиков действительно БОГ, от которого зависит их финансовая будущность.

БОГ – сын

Converted 21919.jpgСергей Богданчиков и правда близок церкви. В оренбургском селе Северное, в окрестностях которого в августе 57-го и родился будущий нефтяник, он с нуля восстановил храм.

– Еще наладил здесь телефонную связь, сделал нормальную дорогу до соседней деревни Богдановка, где жил до восьмого класса, и вообще помогает, – рассказал мне глава Северного Валентин Фомин. – И обязательно напишите, что он обещал закончить ремонт в нашей школе и оборудовать рентгенкабинет в райбольнице, где в детстве лежал. А то Сергей Михайлович человек занятой – вдруг забудет.

Нет, о малой родине Богданчиков не забывает. Здесь похоронен его отец-колхозник и живет мать Мария Семеновна. Первое время хозяин «Роснефти» порывался забрать мать к себе. Но та – ни в какую. Даже денег брать не хочет: говорит, что повышенной пенсии по инвалидности и урожая с огорода на жизнь хватает. Главное, чтобы Сережа о ней не забывал.

БОГ обычно наведывается инкогнито, распускает «ребятишек» из охраны покурить, а сам – айда с деревенскими друзьями на природу.

– Друзей у него и в детстве было много, он ведь у меня общительный, – призналась мне Мария Богданчикова, только-только вернувшаяся с прополки своих пяти соток картошки. – Но от учебы это Сережу не отвлекало. И сам был трудолюбивый, и я – слишком требовательная (я у него в школе математику преподавала). А о лучшем помощнике по дому и мечтать было нельзя – и за скотиной ухаживал, и полол, и рубил, и пилил, мыл сепаратор. С 10 лет стал воду таскать, а уж полы как мыл! Когда он женился на однокурснице Тане, та ему говорила: «Да ты лучше меня пол моешь!»

В шесть лет Сергей из полотеров переквалифицировался в няньки. Пришлось ухаживать за младшей сестренкой Таней. Жили тогда Богданчиковы скромно: только купили развалюху под соломенной крышей (до того мыкались по углам) и приводили хозяйство в порядок.

– Мы с мужем уходили на работу, – вспоминает Мария Семеновна, – а Сережа за старшего оставался. Посадит сестренку на печь, сам внизу сядет и книжки читает вслух.

Теперь сестра работает в Питере бухгалтером, но сам Богданчиков к шестому классу дочитался до того, что заработал близорукость 4-й степени, к институту ухудшившуюся до –7. Один глаз у него почти перестал видеть.

– Сидели мы тогда под этой печкой, – вспоминает мать, – и плакали. Врачей хороших не было, Сереже приходилось надевать очки, и в деревне его задразнили. А зрение он все же почти восстановил, но уже позже, когда в начальники выбился.

Своей заслуги в карьере сына мать не видит, считает, что его такого ей Господь дал. На то и фамилия у него соответствующая – Богданчиков, Богом данный.

БОГ – отец

Окончив Богдановскую восьмилетку, Сергей поступил в нефтетехникум в Бугуруслане. На первом курсе БОГ слег с аппендицитом и два месяца провалялся в больнице с осложнениями. В техникуме посоветовали взять «академ», не надеясь, что деревенский парнишка наверстает пропущенную программу. Но он не только догнал по знаниям одногруппников, но и окончил и тот год, и все последующие на отлично.

Та же история повторилась и на горно-нефтяном факультете Уфимского нефтяного института, где Богданчиков умудрялся сочетать учебу и занятия легкой атлетикой.

– Помню, как он прибегал на перемене с кучей пирожков, – рассказал мне бывший сосед БОГа по комнате в общежитии Айрат Хафизов. – Пока уплетал их, успевал пролистать конспекты и опять убегал на лекцию или на тренировку.

Такими темпами Богданчиков добегался не только до призовых мест по бегу и красного диплома, но и до свадьбы. На третьем курсе он женился на однокурснице Татьяне, а на четвертом уже обзавелся первенцем – Алешенькой.

Алексей сегодня вкалывает в папиной «Роснефти», где отвечает за приток инвестиций. Его младший брат Женя, тоже окончивший МГИМО, человек менее публичный. В последний раз он засветился два года назад, когда вместе с супругой Юлей (дочкой министра промышленности Виктора Христенко) погулял на свадьбе дочки генерала Шаманова. Гулянье проходило на Рублевке, недалеко от загородной виллы семейства Богданчиковых. Говорят, когда БОГ поселился в этих краях, то первое время с соседями не ладил, требуя особого к себе отношения. Но потом выбросил белый флаг.

Богданчиков вообще неконфликтен. Когда его после института с красным дипломом и ребенком на руках распределили на завьюженный Сахалин, он лишь взял под козырек. Первые годы судьба испытывала его на прочность в Колендо, уже не существующем северном поселке. Вкалывал будущий миллионер на подземном ремонте, а жил с семьей в крохотной комнатке, где даже ужинать приходилось на подоконнике.

Зато уже через два года неприхотливый молодой специалист стал начальником цеха «Оханефтегаздобычи» и пошел в гору, к 1994 году дослужившись до кресла гендиректора всего «Сахалинморнефтегаза» – главного сахалинского добытчика нефти. Так БОГ стал отцом-кормильцем не только для нефтяников, в среде которых заслужил уважение, первым возглавив работу по спасению уцелевших жителей разрушенного землетрясением Нефтегорска, но и для всего острова.

– Он сильный и грамотный менеджер, – считает местный журналист Михаил Бугаев, встречавшийся с Богданчиковым не раз. – Его предприятие пополняло треть сахалинского бюджета, при желании он мог бы влиять на власть, но не хотел этого принципиально. Наша газета «Свободный Сахалин» хотела подтолкнуть его к выдвижению на пост губернатора, проводила опросы населения, рассказывала, что лидеры почти всех партий готовы поддержать его кандидатуру. Но Богданчиков в политику лезть не стал. А потом его забрали в Москву.

БОГ – святой дух

14 октября 1998 года распоряжением правительства РФ №1479-р Сергей Михайлович Богданчиков был назначен на должность президента ОАО «НК «Роснефть». И тут уж волей-неволей в политику пришлось ввязаться.

– Первым делом он вслед за Путиным встал на горные лыжи, – рассказал мне источник, близкий к администрации президента. – Затем вступил в конфликт с «семейной» «Сибнефтью» и подмял под себя ЮКОС. Разумеется, делал он это из финансовых соображений, расширяя экономическую экспансию «Роснефти». Но у этих мер обнаружилась и политическая изнанка. Особенно ярко сращивание бизнеса и политики проявилось в противостоянии «Роснефти» и «Газ-прома», за которыми стоят разные кремлевские кланы. Однако вина в противостоянии не столько БОГа, сколько курирующего «Роснефть» от Кремля (точнее, от его силовиков) Игоря Сечина.

Также на зам. главы президентской администрации и главу совета директоров «Роснефти» Сечина кивают и при разговоре о перетрясках в Генпрокуратуре и ряде губерний. Перетряски последовали после того, как глава Ненецкого АО Алексей Баринов попросил «Роснефть» внести в окружную казну причитающихся налогов на миллиард рублей...

Тут дело даже не в споре о фигуре президентского преемника. Просто БОГ разбрасываться деньгами не любит. Возьмем «Юганскнефтегаз», отвоеванный Богданчиковым – Сечиным у Ходорковского. МБХ винили в том, что его ЮКОС покупал у подконтрольного «ЮНГ» нефть по символическим ценам, с которых платились крошечные налоги. Но завладев «ЮНГ», Богданчиков поступил так же.

И ладно бы сэкономленные БОГом деньги пополняли стабфонд. Но именно Богданчиков еще на Сахалине ввел в практику создание у структур «Роснефти» офшорных дочерних фирм (о чем «Собеседник» писал еще в феврале). И куда девается реальная прибыль компании от недоплаченных налогов – не очень понятно (по данным влиятельного польского журнала Wprost, год назад состояние госслужащего Богданчикова превышало 700 миллионов $).

Ассоциация по защите прав миноритарных акционеров дочерних обществ «Роснефти» несколько лет назад даже жаловалась на БОГа в правительство. Дескать, тот своими махинациями лишает их заслуженных дивидендов, но БОГ и ныне там. Больше того, теперь Богданчиков уже открыто от имени государства продает акции возглавляемой им компании.

– «Роснефть» является инструментом государства, который всегда будет обслуживать политические интересы России, а не интересы акционеров, – предварил эту распродажу Джордж Сорос. Одновременно в прессе появились сообщения, что стоимость компании «неслабо преувеличена».

Рынок откликнулся незамедлительно. Только за один первый день торгов акции «Роснефти» обесценились на 2 процента от номинала. Зато объем привлеченных в компанию средств от их продажи превысил 10 миллиардов у.е.

Казалось бы, БОГ должен быть счастлив, ан нет. Заграница до сих пор грозит судебными исками ЮКОСа и обещает окончательно превратить ценные бумаги «Роснефти» в фантики. А ведь на их покупку Богданчиков, говорят, потратил треть своих сбережений.

– По поводу этих судов сын очень переживает, – подтверждает Мария Богданчикова.

А кто сказал, что быть БОГом легко?