Тупиковая Ветвь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Большим политиком Георгий Полтавченко может выглядеть разве что в глубоко провинциальном Курске

1086337213-0.jpg Согласно теории Дарвина человек произошел от обезьяны. Не сразу, конечно, а пройдя несколько эволюционных стадий. У коварной эволюции была и темная сторона. Братья современного человечества по матери-обезьяне – неандертальцы – конкуренции с нами не выдержали и вымерли. Теперь их называют «тупиковая ветвь эволюции».

В политике такое тоже случается. Эволюционный путь, который прошла российская власть при президенте Путине впечатляет. Из хилого заморыша, путающегося между ног олигархов, она превратилась в нечто не только прямо и гордо ходящее, но и бьющее только два раза: один раз в лоб, другой – по крышке гроба.

Орудием, необходимым для нанесения одного первых ударов – регионального – стали полномочные представители президента в федеральных округах. Дело, для которого они были придуманы, давно сделано, но упразднять посты за ненадобностью как-то несолидно. Вот и получается та самая тупиковая ветвь. В принципе, это верно для всех путинских наместников. Но для некоторых – в особенности.

Внутренняя Монголия

В сегодняшней политической системе пост президентского полпреда в федеральном округе превращается во что-то вроде посольской должности в советские времена — место почетной или не очень ссылки для высшей номенклатуры. Ту традицию заложил Иосиф Сталин, отправивший маршала Георгия Жукова налаживать отношения с Монголией. Начало новой положено ссылками проигравшего борьбу за российскую оборонку Ильи Клебанова на Северо-Запад, а наконец-то выдранного из Питера Владимира Яковлева – на Юг. Питерская коллизия, вообще, стала прекрасной демонстрацией нынешней значимости должности полпреда. Ее использование в качестве трамплина для раскрутки Валентины Матвиенко перед губернаторскими выборами – нагляднейшее свидетельство того, что пост главы северной столицы неизмеримо важнее.

Не случайно, своего давнего соратника Виктора Черкесова президент избавил от окружной ноши и пересадил в Москву, на перспективную должность главного по борьбе с наркотиками. Занятие в основном охотой за собачьими докторами – это уж проблема самого Черкесова. Ничего лучше значит придумать не смог. У Полтавченко ситуацию другая.

Если так сложно обстоят дела со второй российской столицей, то о первой и говорить нечего. Ситуация в Центральном округе такова, что даже должность губернатора Московской области – пост гораздо более значимый стратегически, чем должность полпреда. А уж Москва

Мегаполис глобального масштаба, сосредоточивший львиную долю российских финансовых ресурсов, возвышается над потолком компетенции Полтавченко, как небоскреб над хрущобой. Следы участия центрального полпреда в хитроумной интриге вокруг досрочной отставки Юрия Лужкова не просматриваются и, поверьте, совсем не потому, что хорошо спрятаны. И среди кандидатов на потенциально вакантное кресло Полтавченко не называется даже журналистами с самой богатой фантазией. Его заместитель Александр Громов называется, а сам Георгий Сергеевич – нет.

Губернаторов начальник

Большим московским начальником Полтавченко может выглядеть разве что в глубоко провинциальном Курске. Говорят, ему принадлежит ключевая роль в смещении Александра Руцкого. Правда, на смену ему пришел не ставленник власти, а коммунист Александр Михайлов. Да и было это в то время, когда и к полпредам вообще местная номенклатура относилась с гораздо большим пиететом, и Георгия Сергеевича еще считали не последним игроком выпестованной в известном ведомстве путинской команды.

Тогда, сразу после назначения, он и сам о себе по-другому думал. Несколько раз, например, сказал, что Лужков должен отменить прописку в Москве, даже обещал, что к концу 2001-го так и будет. И ведь обсуждалось это благое пожелание всерьез в московской и не только прессе! Лишь один хулиганский Интернет-сайт обещал в случае неисполнения намеченного пририсовать к портрету полпреда ослиные уши. Насколько мне известно, обещание не выполнили и интернетчики. А о работе Юрия Михайловича теперь Георгий Сергеевич отзывается сугубо положительно.

Каково влияние Полтавченко на положение в провинции сегодня, показывают недавние выборы рязанского губернатора. Ситуация, сложившаяся в есенинских местах этой весной и сложной-то не была. Областью с середины 90-х правил лояльный к новой кремлевской власти и симпатичный лично Георгию Сергеевичу член КПРФ Вячеслав Любимов. Его главным конкурентом был выходец из «Единой России» и ФСБ Игорь Морозов. На уверенное третье место и хороший пиар перед выборами во Пскове претендовал генерал Георгий Шпак из блока «Родина». Казалось бы, просчитай шансы и ресурс и либо поддержи «единоросса» и получи подтверждение курской славы, либо добейся ставки на старого, хоть и красного, но верного коня. Не тут то было! Кого на самом деле поддерживал Полтавченко непонятно до сих пор. Любимову и его людям говорил, что его. В то же время Морозов на протяжении всей предвыборной кампании утверждал, что президент со своим верным полпредом на его стороне. В конце концов, перед вторым туром он выступил за Шпака (даром, что тезка), победа которого стала неожиданностью и для самого генерала Георгия Ивановича, и для кремлевских структур.

Впрочем, по большому счету, даже твердая поддержка со стороны Георгия Сергеевича не стала бы решающей ни для кого из кандидатов. Почему? Да потому, что президентского полпреда в подведомственных ему областях просто не знают. На этой неделе фонд «Общественное мнение» опубликовал результаты опроса, приуроченного к четвертой годовщине введения федеральных округов. То, что 72% россиян ничего не знают о содержании деятельности окружных начальников – результат ожидаемый. Но 12-процентный рейтинг узнаваемости полпреда в Центральном округе – это слишком, даже если учитывать уже названные проблемы со статусом. Попробуй тут поддержи кого-нибудь на выборах, если… Представьте:

Агитатор избирателю:

- Нашего кандидата поддержал сам Полтавченко!

88% процентов избирателей хором:

- А кто это?

Попытаться предположить, что Геогргий Сергеевич – тот самый идеальный китайский правитель, имени которого подданные не знают, потому что у них нет проблем, конечно, можно. Но незачем, потому что случай явно не тот.

Штатский в штатском

Это ведь только кажется, что Полтавченко – органическая часть команды профессиональных спецслужбистов, все более уверенно прибирающих страну к своим рукам.

В действительности ему «светила» совсем другая карьера. Георгий Сергеевич, хоть и родился 23 февраля в офицерской семье, о службе в погонах и не помышлял: окончил математическую школу, пошел учиться на инженера. Получив диплом и проработав два года на заводе, он попал в один из ленинградских райкомов комсомола. Так бы и двигался он по комсомольско-партийной линии, если бы не московская олимпиада 1980 года.

Тогда «органам» потребовались дополнительные силы: прибытие в столицу огромного числа иностранцев стало для советской системы чрезвычайной ситуацией. Вот и привлекли начинающего комсомольского вожака к работе, что называется, «по мобилизации». Какое качество при этом оказалось ключевым – понятно. Полтавченко – очень исполнительный человек, для которого главное — приказ начальника и поставленная им задача.

«Не делайте из нас политиков – мы чиновники. Человеку, который, скажем, делает мебель, без определенного набора инструментов не обойтись. Вот я – такой инструмент в руках президента России. Он создал институт полпредов, чтобы иметь с мест четкую объективную информацию. Мы ее собираем, докладываем президенту, а он на основании этой информации принимает решения» — признается он в одном из интервью.

И это все. Настоящие, кадровые спецслужбисты в сегодняшней власти ведут себя совсем по-другому. Георгий же Сергеевич как начинал служить у них в помощниках, так и продолжает. Отсюда и низкий рейтинг узнаваемости, и невнятная позиция в тех случаях, когда нет четкого приказа.

Впрочем, нужно ли Полтавченко больше решительности и самостоятельности в таких случаях– это спорный вопрос.

Вот в прошлом году он решил поддержать на выборах Совета директоров РАО ЕЭС давнего соперника Анатолия Чубайса Виктора Кудрявого. О форме поддержки долго не думал: разослал подведомственным губернатором письма с указанием. Если бы речь шла о выполнении приказа Кремля или Старой площади, это было бы нормально. Кампания по повышению явки на президентских выборах показала, что стесняться в таких случаях не стоит. Однако в подковерной борьбе подобная прямолинейность выглядит по меньшей мере странной. Полтавченко тут же был раскртитикован тогдашним лидером фракции «Единство» в Думе Владимиром Пехтиным. Кудрявого, конечно, никуда не избрали.

По-человечески это даже хорошо. Стремление действовать открыто и честно – редкое для сегодняшней власти качество. Двухметровый гигант, искренне болеющий «за дело» и не скрывающий свои слишком левые по сравнению с теперешней «генеральной линией» взгляды, даже симпатичен.

Жаль только, что законы, по которым государственное дело делается, очень похожи на эволюционные. Выживает сильнейший!

Антон Патлатов

Оригинал материала

«Русский курьер»