Тучи Над Белым Домом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Или насколько реальна отставка Михаила Касьянова

Критика правительства, прозвучавшая в послании президента Федеральному Собранию, кому-то показалась последним предупреждением, а кому-то – очередным любимым коньком Владимира Путина вроде равноудаленности олигархов или диктатуры закона. Нашлись и такие продвинутые аналитики, которые сделали вывод, что некие злые силы из числа теневых спичрайтеров специально и регулярно подсовывают этот тезис президенту, чтобы убедить политическую элиту в том, что глава государства выдохся и к его словам надо относиться примерно с тем же трепетом, как к угрозам позднего Ельцина. Действительность, скорее всего, несколько многообразнее.

Почему-то мало кто обратил внимание на то, что именно в тот день премьер-министр Михаил Касьянов подписал любопытное распоряжение по поводу нефтяной государственной компании (НГК) «Славнефть». Не секрет, что как только было объявлено о том, что осенью будет выставлен на продажу 20% пакет акций НГК, вокруг компании сразу развернулась подковерная борьба нефтяных олигархов. Первой целью в этой схватке стал пост президента компании. От того, кто его занимает, зависит очень многое. Естественно, в преддверии очередного акционерного собрания, которое должно состояться 13 мая, каждая ФПГ пыталась пролоббировать в кандидаты своего человека. Однако, премьер-министр эти поползновения быстро пресек, сразу отдав предпочтение нынешнему вице-президенту «Славнефти» Юрию Суханову, о чем издал соответствующее распоряжение.

У специалистов кандидатура Суханова вызвала, мягко говоря, ряд вопросов. Так, например, вспомнили прошлогодние результаты проверки НГК Счетной палатой. Аудиторы без труда обнаружили схему, по которой господин Суханов, отвечавший в компании за сбыт и внешнеэкономическую деятельность, уводил из бюджета изрядные суммы денег. Экспортные нефтепродукты НГК поставляла сначала своей «дочке» — фирме «СлавнефтьБельгия». Причем поставлялась продукция со значительными скидками, достигавшими половины стоимости товара. «СлавнефтьБельгия», в свою очередь, с небольшой наценкой перепродавала нефтепродукты фирме «Сибнефть Ойл Трейд». А уже оттуда продукция по рыночной цене продавалась таким нефтяным гигантам, как «Шелл» или «Бритиш Петролеум». Разница в цене оседала у посредника, аффилированного с российской же компанией «Сибнефть». Только на одном таком контракте на поставку 1 млн. 800 тысяч тонн солярки, освященном подписью господина Суханова, государство потеряло 13, 5 миллиона долларов. За последние два Юрий Суханов таким образом обеспечил 16 контрактов. Легко подсчитать, что государство на этом потеряло годовой бюджет такого города, как Нижний Новгород – третьего, кстати, по величине в России.

И вот этого человека господин Касьянов от имени правительства пожелал видеть на посту президента «Славнефти». При этом он фактически пошел против воли Владимира Путина, поскольку программой приватизации НГК, утвержденной президентом, предусматривалась предварительная замена менеджмента и должность президента должна была быть отдана человеку, не связанному с компанией. Это как раз тот цивилизованный способ приватизации, который применяется во всех развитых странах мира. Но премьер-министр решил по-своему. Как известно, Касьянова на пост премьера пролоббировал тогда всесильный олигарх Роман Абрамович. И Суханов – выходец именно из «Сибнефти». Понятно, что долг платежом красен. Но в данном конкретном случае премьер-министр не мог не понимать, что, пойдя на такой шаг и именно в такой день, он откровенно бросил вызов президенту и поставил под удар свою карьеру. Обычно осторожному Касьянову для подобных действий нужны были основания гораздо более веские, чем желание отблагодарить Романа Абрамовича. Не исключено, что премьер-министр, идя навстречу олигарху, таким образом, рассчитывал на его ответный шаг после своей отставки. Предположение небезосновательное: достаточно вспомнить Петра Авена, Александра Лившица, Андрея Нечаева и целый ряд других высокопоставленных чиновников, занявших после отставки солидные посты в крупных дружественных компаниях.

Впрочем, мнение премьера – это мнение премьера: конечное слово все равно останется за президентом. И он также предпринял свои действия, причем весьма симптоматичные. И сразу в двух направлениях. Покритиковав правительство, он тут же поставил ему диагноз: амбиций маловато. Дескать, что это за экономический рост в 4,5% годовых для страны, не говоря уже о темпах реформ, структурной перестройке экономики и т.д. Справедливости ради следует сказать, что насчет амбиций Владимир Владимирович несколько переборщил: российская политическая система, в том числе не без участия президента, построена у нас таким образом, что даже одиннадцатый заместитель главы президентской администрации может указывать премьеру, как ему поступать. То есть ни о какой самостоятельности правительства не может быть и речи, а в такой системе амбициозные люди просто не выживают.

С другой стороны есть жестокая экономическая реальность. Экономисты утверждают, чтобы России выйти из когорты развивающихся стран, нужен годовой рост производства не менее 8% в течение целого десятилетия. Такая задача решается двумя способами: радикальная либерализация с разделом естественных монополий, зеленым светом малому бизнесу, ускоренным вступлением в ВТО и т. д., либо переходом к мобилизационной модели экономики с полным разгромом олигархов, национализацией стратегических отраслей промышленности, монополизацией внешней торговли…

Какой из этих путей, или, возможно, их сочетание, нас ожидает, пока неизвестно. Но уже точно можно сказать, что с этим правительством ни один из них невозможен…

Александр Николишин.