Тушенка для пушечного мяса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Тушенка для пушечного мяса О второй чеченской войне преступники узнали за год до ее начала. Они снабдили войска некачественной тушенкой, были пойманы и амнистированы… в честь Победы в Великой Отечественной


"О второй чеченской войне отечественные дельцы узнали задолго до ее начала. Не за неделю и не за месяц. За год.

       Информация совершенно секретна, доступна только тем, кто на самом верху. Официально-то вторая чеченская начнется лишь после вторжения в банд Хаттаба и Басаева. (Это потом туда введут войска, и они пойдут дальше — победным маршем в Чечню, как раз к тому моменту, когда Борис Ельцин назначит Путина своим преемником…) Все вокруг в полном неведении. Генералы — и то теряются в догадках.
       А предприниматели готовились получить госзаказ и совершенно точно знали, что войска будут вводить. До набега чеченских боевиков на — целый год, а контрабандисты уже волокли из Венгрии левую тушенку, чтобы отчасти продать ее в войска и МВД, лепили на банки нужные этикетки и говорили о предстоящей войсковой операции по телефону, как о совершенно ясной перспективе. О ней настолько хорошо знали в деловых и преступных кругах, что заранее включили еще не родившуюся войну в свои бизнес-планы.
Драма в четырех действиях с прологом и эпилогом. Телефонные диалоги документальны, действующие лица реальны
Пролог        Эта история далеко не такая уж частность. По такой схеме жила страна: нам так «продавали» не только продукты питания и ширпотреб, но и президента, правительство, депутатов…
       «Сверху» кормили мифом об очередной победоносной и справедливой войне, оказавшейся пиар-проектом перед выборами нового президента. «Снизу» —пытались накормить солдат левой некачественной тушенкой. Впрочем, тушенка эта досталась и гражданским: ее получили в Москве, Новосибирске, Барнауле, Чите, Иркутске, Воронеже, Белгороде…
       Идеологически тухлый продукт так похож на дутый мясной. Есть и еще один нюанс: те, кто создал миф о чеченской войне и саму войну как таковую, очевидно, никогда не предстанут перед судом. А те, кто продавал военным некачественную тушенку, из здания суда уже вышли, свободны как ветер и продолжают работать.
       Их совсем недавно отпустили в Мосгорсуде, вернув все изъятое имущество. Парадокс в том, что амнистировали их в честь 55-летия Победы в Великой Отечественной войне (хотя где они и где Победа), при единодушном согласии Московской и Генеральной прокуратур. Последние до того симпатизировали подсудимым, что даже не пытались оспорить приговор. Вот и спрашиваешь себя: если отпустили этих, нижних, то неужели замахнутся на тех, других?
       Спецслужбы (наши и западные) были столь оскорблены, что неофициально передали нам телефонные разговоры бизнесменов и их коллег (прослушивали совершенно законно в рамках уголовного дела). Если объединить избранные места из этих прослушек, получится драма в четырех действиях. Время, место, персонажи и диалоги, несмотря на циничность, совершенно реальны: все зафиксировано на пленке, отражено в документах…
       Действующие лица: некоторые по мере развития сюжета свободно перемещаются из московского офиса в Центре международной торговли («Совинцентр») в США, Швейцарию, Венгрию, Германию, Белоруссию, на Украину и Гранд-Канары.
       Аркадий Викторович Колениченко, тридцати пяти лет (6 октября 1968 г. р.), коренной москвич, по специальности автослесарь, по призванию — бизнесмен. В 1986 году Люблинский суд Москвы дал ему два года с отсрочкой приговора по статьям за укрывательство преступления, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. С 1997-го — соучредитель фирмы «Лабаз-М». В июле 1995-го под Аркадием Викторовичем и его другом и партнером Константином Владимировичем Саенковым взорвалась машина. Они чудом выжили. Аркадий Викторович — человек жесткий и эмоциональный, любит крепкое словцо. Свободно, но с явным русским акцентом говорит по-немецки.
       Константин Владимирович Саенков, сорока четырех лет (6 января 1960 г. р.), человек из Новосибирска, с мягким характером и средним образованием. Работал фотографом, был токарем на заводе. В августе 1988-го все тот же Люблинский суд Москвы дал ему два года исправительных работ по статье за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков. С 1997-го — соучредитель «Лабаза-М». После взрыва автомобиля стал сильно заикаться. Обходителен, избегает конфликтов.
       Олег Валерьевич Клочков, ему тридцать четыре (10 марта 1970 г. р.). Тоже из Новосибирска, имеет высшее образование. В фирме «Лабаз-М» был менеджером по региональным вопросам и соучредителем. Ходил в подчинении у своих старших партнеров.
       Павел Сергеевич Гордеев — средних лет, не лишенный чувства юмора, с обширными связями в чиновничьем мире. В «Лабазе-М» был управляющим. Способен пробить любую стену и достать любого генерала.
       Александр Плужник — директор венгерского предприятия (Hung-EST Product KFT), давний знакомый и партнер Аркадия и Константина. Подчеркнуто вежлив, с самыми неожиданными интересами в России, Венгрии, Польше, Италии, Голландии, США и других странах. Знакомый незадачливого венгерского производителя тушенки Бенше Золтана (его называют Золо), директора «Сигма Пак», переименованного в «Кишкунский консервный завод» (поселок Ченгеле, Венгрия).
       Ласло Тамашка (его называют Лоци) — человек Бенше Золтана.
       В эпизодах мелькают люди Константина и Аркадия, а также их партнеры, таможенники, чиновники от здравоохранения.
1. Как продают мясо войскам    Центр международной торговли («Совинцентр») с его барами, прозрачными лифтами и поглощающими звук коврами. Офис фирмы «Лабаз-М». За широким, почти во всю стену окном — московский пейзаж. В Москве утро. Первый день июня 1998 года. Менеджер лениво говорит в трубку:
       — Шесть машин должно прийти . Костя говорит, с бакалеей какой-то, тушенка там . Эту х…ню, скажем так, вообще можно отдать, например, в Новосибирск, Аркаша сказал.  В «Военпроме» там товар лежит, как для хранения бесплатного. Потихонечку продают . Пока мы не закроем вопрос с центральной базой МВД (туда тушенку уже поставили? — Р. Ш.), он не сможет свою программу дальше делать. Программа, которую они начинают сейчас: говорит, в войска вот-вот будут вводить. База зашевелилась на предмет покупки провианта…
       В офисе работает телевизор. В утренних новостях говорят про официальную позицию российских властей: уверяют, что никаких войск в не будет. Тем временем в другом кабинете фирмы ее флегматичный и несколько утомленный сотрудник Александр Аганезович, сидя в уютном кресле, беседует с дамой из Воронежа.
       А. А.: Слушай, я здесь торгую тушенкой  говяжьей, молдавской , значит, здесь написано «высший сорт» , так же точно корова нарисована , собаки у меня едят очень хорошо…
       Дама: Нашла я базу, которая обеспечивает, как ты говорил, милицию пайками…
       А. А.: Да, УВД, МВД и всякое ВД  Тушенку по армии, по армии в основном, то есть спец вот эти все . Я в Сочи закинул вопрос, они же там сейчас, МЧС-фигес всякие.  Борисоглебск вот этот ваш, который выпускает тушенку (предприятие поставляет продукцию для Госрезерва и оборонки. — Р. Ш.). Знаешь, чего надо сделать? Взять сертификаты  вот и саму банку…
       Дама: Поняла, и этикетки .
       А. А.: Выйти именно на завод и сделать там как бы прикрытие. Чтобы сказали в общем-то: «Да, продавали», если какой-то покупатель поинтересуется, а потом сказать: «Ребята, мы вообще их не знаем», если вдруг что-то более серьезное . Чтобы можно было, предположим, не вагон сделать, а десять.  Просто там чтобы особых вопросов не задавалось.
       Дама: Будем все делать очень тихо . Нам сейчас надо выйти на Центроторг, они сжирают огромное количество тушенки . Им без разницы, потому что у них Госснаб очень большой. А вот эти наши дела  — борисоглебская вся в солярке жуткой .
       А. А.: В смазке, в которой идет в Госрезерв . Долго ли намазать, это не та проблема…
       Лирическое отступление: в реальности никакой молдавской тушенки и ее производителя (на этикетке написано — «Молдинтерпродукт») не существует. По адресу этой фирмы или завода в Кишиневе с 1986 года тихо и мирно обитает некая гражданка.
       На самом деле тушенку выпускали в Венгрии на заводе Бенше Золтана. На банках ставили любой нужный номер (выпуклые цифры маркировки), этикетку тоже лепили какую угодно. Делать из нее потом можно было молдавскую или калининградскую, борисоглебского или черкизовского завода. А то и вовсе окатить банки машинным маслом и говорить, что из Госрезерва. Однако через российскую таможню дешевле ввозить тушенку, выдавая ее за молдавскую (у РФ с Молдовой льготный режим).
       По поводу качества — не обессудьте. Зато какая прибыль! В России брали примерно 1 доллар 11 центов за банку (бывало и меньше) — это 6800 руб. (летом 1998 года) при тогдашней московской рыночной цене 11—15 тыс. рублей в зависимости от размера банки. На допросе Золтан утверждал, что в общей сложности отгрузил в Россию тушенки на 10 млн 341 тыс. 941 доллар и 45 центов США — это 166 полноценных вагонов (пара-тройка эшелонов). Думаю, можно увеличить сумму примерно в полтора-два раза.
       Вообразите объем прибыли наших деловых сограждан на черный 1998 год. Деньги переводили на счета аж четырех офшорок в латвийском «Айзкрауклекс-банке» (Рига).
       Официально в РФ на тот момент шаром покати, то есть денег нет, дефолт. И в этот черный день мелкая фирмешка ворочает миллионами долларов. Что ж у крупных-то было? Не дефолт, а просто праздник какой-то…
       Но вернемся к мясу. Этими совершенно левыми консервами загрузили чуть ли не всех российских силовиков: МВД, пограничников, армию…
       Константин: Сегодня подписали, МВД хочет забрать из новой партии миллион банок с расчетом через две недели.
       Александр Плужник: Ну, так это хорошо, это очень хорошо !
       Константин: И у меня в среду будет подтверждение от военных на 300 штучек (имеется в виду 300 тыс., очевидно, не рублей. — Р. Ш.).
       На российских силовиках, собственно, и заканчивается лирический Лермонтов с его «честными контрабандистами» и начинается беспощадный Гоголь.
       Генерального директора ЗАО «РАО Военпром» звали Грехов-Мешков. Он имел большой госконтракт с Главным управлением ресурсного обеспечения (ГУМТ и ВС) МВД РФ и должен был выложить на пропитание 450 тонн тушенки за шесть с половиной миллиардов рублей (цены 1997 г.). «Военпрому» и впарили левый «Молдинтерпродукт» через различных посредников, в том числе абсолютно фиктивных.
       Хорошо хоть главный ветеринарный врач РФ успел пресечь часть поставок. Но разве мог он остановить столь мощный поток? По мелким фирмам банки с говядиной расползлись, как тараканы, и достались практически всем — и военным (в/ч, складам, округам), и гражданским.
Левую тушенку получили:
       Силовики:
       1. Главное управление ресурсного обеспечения МВД РФ.
       2. Базы МВД, ОРС НОД-3 и ОРС НОД-2.
       3. Западно-Сибирская база МВД РФ.
       4. Военные склады № 1003, 998, 1933, 631.
       5. ГТО МВД РФ.
       6. Дальневосточный пограничный округ.
       7. В/ч № 62710, 54636, 01475, 34148, 54090, 34096, 93791, 14123.
       Гражданские:
       1. Москва (оптовые рынки, продбаза Тушино). Новосибирск, Барнаул, Чита, Иркутск, Воронеж, Белгород, Курск.
       2. 26 частных фирм.
       3. 24 частных предпринимателя.
       4. Лобнинский техникум строительной индустрии.        Слава богу, хоть никто не умер.
       С левым продуктом, конечно, возникали проблемы, которые приходилось решать с нервным напряжением. Вот и появился на сцене закономерный не только в литературе, но, как выяснилось, и в жизни, персонаж по имени Федор: он продавал некачественную тушенку, знал об этом, и ему было стыдно. Но не продавать не мог…
       Федор: …Прокуратура раз приперлась и говорит: «Ребята, вы кто?». Я, мол, бл…дь, посредник .
       Аркадий (торопливо): Молодец!
       Федор: Нет, но е…ут! Нервы не железные.  Пойти, что ли, их огорошить…
       Еще один партнер, Валерий, принимается увещевать Федора, чтобы тот не ходил.
       Валерий: Федь, просто ты знаешь, твоя фраза ведет к каким-то последствиям, бл… . Зная обо всем, ты вот работал, зарабатывал деньги, а теперь такая история начинается?!
       Федор (в нем в этот момент совесть особенно разыгралась, и он выдал «положение на фронте». — Р.Ш.): …Значит, получается так, что отгружали товар дутый, некачественный, а документы левые. Значит, отправили в армию. Вот, а теперь через полгода отказались от этого официальным письмом.  Все, кто продавал там, я, Миша, Паша, Даша, Саша, Аркадий, Костя и Олег там или сами знаете кто, отказались от него, от этого товара. Это была фальсификация, и мы это дело фальсифицировали, понимаешь?!  Фальсификация была товара под марку черкизовского завода (думаю, заводу будет интересно. — Р. Ш.). Я здесь ни в чем не виноват, Валер, я был как работник .
       Федор и дальше продавал дутую тушенку, и все так же испытывал угрызения совести.
2. Как рождают медицинские экспертизы        Жаркое лето. Управляющий «Лабаза-М» Павел Сергеевич Гордеев берет измором приемную Департамента пищевой гигиены Минздрава РФ. Солнце почти в зените. Медицинских начальников нет. А «качество» товара нужно чем-то подтверждать…
       Павел Сергеевич: Аркаш, ну преобладает картина тотальной ж… Ни исполнитель, ни Петухов, завдепартамента, почему-то на работу не пришли.  Сижу в приемной с пропуском и жду их . Анализ-то (заключение экспертов. — Р. Ш.), он лежит, он уже здесь, а клерки не шевелятся.  За неделю я добрался до Петухова, до начальника департамента , а он сказал, что не в курсе и сегодня разберется. Но сегодня его нету просто, и все.
       Аркадий: Ни пейджера, ни х…я у него нету?
       Павел Сергеевич: Ну это же врачи, Аркаш, это не таможенники. Он начальник департамента . Во всяком случае, ни у меня нет (его номера. — Р. Ш.), ни у его друга, с которым они делают копеечку в Институте питания. Вроде бы и деньги берут, но ни пейджера, ни мобильного телефона . Более того, он сказал: «Павел Сергеевич, вы его все же пригласите покушать , если он решит вопрос…». Я ему говорю: «Борь, е…те, я ему не только… я ему еще клизму поставлю из борща, но надо же двигаться вперед!».
       А месяцем раньше Павел Сергеевич отчитывался перед Константином:
       — Мы говорили с первым человеком и с заведующим лабораторией. Люди, с одной стороны, такие совковые и боязливые, а с другой стороны — понимающие. Передал я указанное письмо. Обещание такое, что они сделают анализ из моих проб, и если там будет возможность привести в соответствие, ну хоть как-то, они это сделают…
       А вот как рождали экспертизу в Белоруссии (товар идет через границы, потому экспертиза нужна и там).
       Константин: Экспертиза пришла или нет?
       Валерий: В понедельник все решим . Там с двух концов дали добро. Эта курица уйдет как бы в отпуск, б.., а ее зам решит вопрос. . Я уже, говорит, посылала один раз  х…ню, а теперь буду посылать другую? Говорит, боже упаси , но уже не артачится…
       Разумеется, подобные экспертизы, хоть и добытые с большим трудом, тушенку не улучшили.
3. Как проходят таможню        Где-то в глубине России — неувязка с машинами. На таможне заподозрили, что шли они не так, как положено, и стали делать совершенно не нужные для бизнесменов запросы, в том числе и в бывшие союзные республики. Выход один: платить…
       Аркадий: ...Андрюша, я тебе говорю, что нужно давать денег конкретно , потому что в середине это замять уже будет невозможно . Тебе будет дешевле купить этих всех людей, поверь мне. Я тебе даже передать не могу цифру, которая может всплыть по этой недоставке. У нас сейчас всплыли четыре машины по Курску, знаешь, какая оплата? 500 тысяч долларов . Не жалей денег, поверь мне, Андрюша, это дешевле будет. Чтоб потом ты не ныл, не стонал и не скрывался нигде . Я не знаю, какие у вас там суммы денег большие, чтобы люди закрывали глаза. А по-другому не получится .
       Аркадий: Максим, скажи, вот начальник Шитова .
       Максим: Ну она по платежам, по-моему . Тут она чего-то вы…валась, что мы должны в двойном размере платить сборы за оформление. Мы в ГТК — письмо, бл.., денежку дали, нам написали, что в одинарном .
       Аркадий: А кто вам, кто это письмо написал у вас из ГТК?
       Максим: Храмов какой-то подписывал (в то время первый замначальника Главного управления федеральных таможенных доходов ГТК РФ, генерал-майор. — Р. Ш.), Храмов — это, по-моему, у Сафарова, зам его…
       После того как Аркадий положил трубку, в офисе долго не смолкали взволнованные пересуды:
       — Отвоевали только с помощью ГТК. Макс просто всех там купил, он, бл.., ходит с мешками, всем там раздает, б… (смех).  «Танкиста» они купили, «танкист» им дает из ГТК информацию…
       Под занавес забавная деталь: инспектор Кимрского таможенного поста Тверской таможни Соколов на предварительном следствии дал показания, что действительно составлял фиктивные акты осмотра груза, то есть тушенки. И за это получил… швейцарский нож. А в общем, и без него было ясно, что экономическая граница у нас на замке.
       Вот так, где-то большими, а где-то малыми усилиями продвигалась тушенка через рубежи родины. Многие из персонажей в таможне уже не работают: кто-то ушел сам, кем-то заинтересовалась служба собственной безопасности. Во всяком случае, если нужно, мы готовы передать ГТК всю информацию, которой располагаем.
4. Круговорот мяса на рынке        Некачественную тушенку возвращают из нескольких городов. Решено пустить товар по второму кругу — снова в продажу под другими этикетками и в массе другой тушенки. Разбавить то есть…
       Аркадий (его беспокоит уровень продаж) объясняется с венгром Лоци: В пяти городах сделали проверку, и в пяти городах она вышла некачественная. Не знаю почему.  Я тебе говорил, что нужно выслать эту вот гадость, мы бы ее просто намешали бы, дали бы другие этикетки и воткнули бы .
       Аэропорт Будапешта. Бенше Золтан и Александр Плужник — в глубокой задумчивости, но, похоже, решились. Плужник звонит в Москву.
       Александр: Костик, слышишь меня?  Скажи, вот если бы мы разбавили вот эту вот плохую тушенку хорошей тушенкой, как быстро ты бы смог продать? В течение 35 дней ты бы продал и ту и ту тушенку всю?
       Константин: Ну, я думаю, что да, Саш.
Эпилог        Из зала Мосгорсуда амнистированные в честь 55-летия Победы бизнесмены вышли без промедления, с нескрываемой радостью. Лица государственных обвинителей (из Московской прокуратуры) особой печалью тоже не отличались. Они, напомним, даже не пытались обжаловать мягкий приговор, и он вступил в силу. Имущество вернули все — арестованные «Мерседесы», квартиры, то, что было на фирмах… Одним словом, праздник победы удался.
       Прокуроры, конечно, будут валить все на некачественное следствие и во всех грехах обвинять МВД, где, собственно, и вели разбирательство… Но вот загвоздка — обычно эти прокуроры по несколько раз забирают к себе громкие уголовные дела для проверки… А тут такая невнимательность?
       Обвинительное заключение подписывал первый замгенпрокурора Юрий Бирюков. Неужели гособвинители из Московской прокуратуры совсем избавились от страха? Ведь они же опротестовывают чуть ли не каждый приговор, и вдруг — пассивность, невзирая на такую подпись… Да и Генпрокуратура РФ просто сложила руки, хотя ее прямая обязанность еще и в том, чтобы требовать компенсации ущерба, нанесенного государству.
       Есть одна догадка. Дело это вел следователь Павел Зайцев — тот самый, из Следственного комитета МВД, который занимался известным делом «Трех китов» (тоже по контрабанде). «Трехкитовые» материалы, если помните, у него забрали в Генпрокуратуру и там хотели похоронить. А самого Зайцева, когда он воспротивился, стали таскать по судам и таскают уже который год. Для Генпрокуратуры, похоже, дело следователя Зайцева стало уголовным делом принципа, которое заслоняет все иное.
Признаться честно, мы думали, что дикий бизнес, подобный тушеночному, остался в далеком российском прошлом. Но как выяснилось, многие потерялись в том полузабытом времени. И если их с удовольствием амнистируют, значит, пещерные принципы их существования считаются вполне приемлемыми для современной России."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации