Ты за кого, Сноуден?. Путин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Pic fa7aa38d13967b67c84197e1442e690e.jpg

В четверг вечером Guardian опубликовала новую порцию данных, полученных от бывшего сотрудника Агентства национальной безопасности (АНБ) США Эдварда Сноудена, - сообщает Forbes. Документы, полученные изданием, свидетельствуют, что Microsoft тесно сотрудничает с АНБ и ФБР, помогая им обходить собственную систему защиты и перехватывать данные пользователей. В частности, Guardian писала, что спецслужбы в рамках секретной программы PRISM имеют доступ к переписке пользователей почтового клиента Outlook, к аудио- и видеозаписям разговоров сервиса Skype, а также к облачному хранилищу данных SkyDrive, который насчитывает около 250 миллионов пользователей по всему миру. Согласно документам, спецслужбы впервые получили доступ к Skype 6 февраля 2011 года — то есть до того, как сервис купила Microsoft.

В Microsoft заявили, что данные пользователей предоставляются по запросу правоохранительных органов и служб безопасности США только после соответствующего решения суда и под контролем юристов компании. «Кроме того, мы исполняем распоряжения, касающиеся лишь конкретных счетов или пользователей, и мы бы не стали отвечать на распоряжения о всеохватывающем доступе, которые обсуждаются в прессе последние несколько недель», — заявил собеседник РИА Новости.

Ранее в Microsoft категорически опровергали появившуюся в СМИ информацию о доступе АНБ к сервисам компании. "У нас есть четкие принципы, которыми мы руководствуемся при получении требований со стороны правительства о предоставлении информации о своих клиентах, - сообщил корр.ИТАР-ТАСС представитель корпорации. - Мы предоставляем данные о клиентах только в ответ на вынесенные судебные решения, далее наши специалисты проверяют вердикты на соответствие всем юридическим нормам и требованиям, только после этого мы принимаем решение относительно возможности предоставить информацию правоохранительным органам или отказать", - сообщало ранее ИТАР-ТАСС.

В компании также напомнили, что 15 июня Microsoft раскрыла информацию о запросах, полученных со стороны спецслужб США. Так, во второй половине 2012 года она получила от 6-7 тысяч запросов со стороны спецслужб, они касались 31-32 тысяч пользователей ресурсов компании.

"Мы специально опубликовали данные о количестве подобных запросов со стороны спецслужб, ранее не подлежавших разглашению, чтобы было понятно, что Microsoft не предоставляет правительственным агентствам прямой доступ к SkyDrive, Outlook, Skype или другим продуктам", - подчеркнули в компании.

В свою очередь, в Национальной разведке и АНБ заявили, что американские программы проводятся под строгим контролем со стороны суда, Конгресса и директора национальной разведки.

Ранее СМИ сообщали о том, что АНБ имела доступ к серверам Microsoft, наряду с Google, Yahoo!, Apple, Skype и AOL, однако о масштабах сотрудничества ничего не говорилось. О секретной программе PRISM, с помощью которой американские спецслужбы следили за интернет-пользователями и дипломатами по всему миру, стало известно в начале июня благодаря Эдварду Сноудену.

В России разоблачения пришлись очень вовремя

000 Hkg8725895.jpg

«Главная новость в документах Эдварда Сноудена, которые он передал газетам, не в том, что американская электронная разведка АНБ пытается контролировать телекоммуникации по всему миру. Это не новость последние 60 лет, с тех пор как было подписано соглашение UKUSA в 1947 году, заложившее основы сети глобального электронного перехвата, в которой приняли участие пять англосаксонских стран — США, Великобритания, Канада, Новая Зеландия и Австралия. В 1990-е годы эта сеть обсуждалась в каждом европейском парламенте. Как тогда выяснилось, на ее основе была построена система спутникового шпионажа «Эшелон», с помощью которой американцы, кроме всего прочего, занимались промышленным шпионажем на территории Европы», - считает Forbes.

Таким образом, настоящей новостью в документах Сноудена стало участие в системе американского электронного шпионажа глобальных интернет-сервисов — AOL, Facebook, Google и т. п., которые по счастливому для спецслужб США стечению обстоятельств хостятся на территории Соединенных Штатов.

«Сразу после «арабской весны» российские спецслужбы начали думать, как сделать прозрачными социальные сети, не базирующиеся в России. Система фильтрации Рунета, запущенная в ноябре прошлого года, и разработка специальных мониторинговых программ, начатая едва ли не всеми спецслужбами страны, включая СВР и Следственный комитет, ничем не могли тут помочь.

Есть только два выхода из этой ситуации, и оба придуманы в Китае. Первый — это полностью запретить использование социальных сетей, серверы которых не находятся на территории страны (поэтому в Китае вместо Facebook — XiaoNei, а вместо Twitter — Weibo). Второй — заставить глобальные сервисы разработать национальную версию своего продукта (и в результате в Китае сегодня нельзя пользоваться обычным Skype, только китайским, полностью прозрачным для местных спецслужб).

Этим и исчерпывается арсенал средств, о которых могли думать в российских спецслужбах. К этому их подталкивал менталитет, а также свежий опыт взаимодействия российских властей с глобальными сервисами в 2012-2013 годах. Дело в том, что внедрение фильтрации в 2012 году привело к неожиданному открытию: когда выяснилось, что государство не остановится перед закрытием доступа к глобальным сервисам целиком (как это случилось с YouTube из-за ролика «Невинность мусульман» в нескольких регионах), глобальные сервисы оказались очень восприимчивы к российским просьбам.

Уже весной Роскомнадзор признал, что с крупными мировыми интернет-компаниями удалось установить диалог, и в большинстве случаев незаконная информация удаляется по первому требованию. Например, в конце марта Facebook по требованию Роскомнадзора заблокировал страницу «Школа суицида» с соответствующими картинками и черным юмором.

Блокировка информации, размещенной в соцсети пользователями, в принципе не противоречит и политике Twitter. В январе 2012 года компания объявила, что теперь обладает технологией, позволяющей блокировать контент в определенных странах, и будет это использовать для соблюдения законодательства в каждой конкретной стране мира. Как рассказывали представители Роскомнадзора СМИ, это стало возможно после долгих переговоров с руководством, и в марте им удалось договориться. Google тоже приходится идти на компромиссы, хотя, судя по отчету компании за вторую половину 2012 года, не без серьезной борьбы. За 2012 год Google получил 107 запросов на удаление информации про наркотики и самоубийства от Роскомнадзора, но заблокировал контент только в ответ на треть запросов.

Следующий логичный шаг по установлению контроля кажется очевидным: «приземлить» глобальные сервисы на российской территории, поставить их под российскую юрисдикцию, в том числе и в сфере проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Откровения Сноудена предоставили прекрасный повод для анонсирования этого нового этапа.
Два депутата и сенатор — Илья Костунов, Сергей Железняк и Руслан Гаттаров — уже выступили с похожими заявлениями, и все сослались на скандал вокруг АНБ. Заявление Железняка, судя по всему, было наиболее продуманным: под предлогом защиты персональных данных россиян он предложил принять осенью этого года закон, обязывающий размещать на территории России серверы, на которых хранятся персональные данные российских граждан и официальная информация органов власти.

Впрочем, этим полезность разоблачений Сноудена не исчерпывается: есть и более высокие ставки, чем backdoor к аккаунтам российских пользователей gmail.

Ссылаясь на скандал, Россия снова может пытаться разыграть карту, которую разыгрывала в декабре прошлого года, когда на сессии Международного союза электросвязи (МСЭ) пыталась подорвать «гегемонию» Соединенных Штатов и американских сервисов в интернете. Тогда Россия проиграла.

Сейчас российские власти вновь поднимают вопрос о том, что регулирование интернета должно быть передано от США международным структурам.

Шансы у России добиться своего не так малы, как кажется. Даже в декабре прошлого года за российские предложения по изменению существующих правил МСЭ, поддержанные Китаем, проголосовали 89 стран. Тогда эта инициатива была остановлена только потому, что Западная Европа, США и Канада отказались их поддержать. Но если уже тогда 89 стран были готовы принять российские идеи насчет суверенного интернета, то сейчас таких государств может стать значительно больше.

Впрочем, для выполнения этих далеко идущих планов будет хорошо, если Сноуден не останется на российской территории. Чем дольше он будет сохранять репутацию борца с системой, а не банального «шпиона», тем проще использовать его разоблачения в борьбе за изменение правил регулирования глобальной сети. Сейчас американская позиция в отношении Сноудена крайне проста: даже если он не был предателем, пока собирал секретные данные, он попадает под влияние спецслужб тех стран, в которые он прилетает, — отсюда спекуляции о его контактах с китайцами в Гонконге, и с ФСБ — в Шереметьево. У Сноудена была лишь одна возможность подчеркнуть свою независимость по прибытии в Москву — провести все часы ожидания посадки на новый рейс в окружении журналистов. Сноуден поступил ровно наоборот, поставив в глупое положение себя, поддерживающую его команду Wikileaks и даже Кремль», - полагает Forbes.

Источник мирового скандала

ИА REGNUM разместило на своем ресурсе интервью, взятое Джекобом Аппельбаумом и Лаурой Пойтрас у Эдварда Сноудэна еще в то время, когда он был на Гавайях. Само интервью опубликовано в одном из последних номеров германского еженедельника Spiegel.

Сам Аппельбаум так сообщает об обстоятельствах интервью со Сноуденом: «В середине мая режиссер-документалист Лаура Пойтрас связалась со мной. Она сказала мне, что вступила в контакт с возможным анонимным источником из Агентства национальной безопасности, который согласился дать ей интервью... Она предложила задавать вопросы вместе, поскольку полагала, что некоторые вопросы по сугубо технической теме могли бы стать важной частью процесса проверки достоверности источника. Одной из задач было определить: действительно ли мы имеем дело с осведомителем из АНБ... Мы отправили наши надежно зашифрованные вопросы нашему источнику. У меня не было никаких знаний о личности Эдварда Сноудена, прежде чем он был явлен миру в Гонконге. Он также не знал, кто я такой. Я ожидал, что, когда анонимность будет удалена, мы найдем человека в возрасте шестидесяти лет... Публикуемые вопросы взяты из большого интервью, в котором рассмотрены многочисленные темы, многие из которых имеют сугубо технический характер. Некоторые из вопросов были переписаны, чтобы обеспечить необходимый контекст. Вопросы сосредоточены почти исключительно на теме возможностей АНБ и проводимых им мероприятий. Важно понять, что эти вопросы и сам контекст не являются реакцией на события этой недели или даже на события этого месяца. Они были предложены в относительно спокойный период, когда Сноуден, скорее всего, наслаждался последними минутами своей жизни в гавайском раю. Он отказался от рая, чтобы каждый человек на планете мог прийти к пониманию текущей ситуации, как он... На более позднем этапе, я также имел прямой контакт с Эдвардом Сноуденом, в котором я показал ему собственную идентичность. В то время он выразил готовность и чувства, чтобы эта тема была опубликована, когда я думал, что пришло время».

Эдвард Сноуден. Интервью: АНБ и его добровольные помощники

Интервьюер: Каково назначение американского Агентства национальной безопасности (АНБ), и как его деятельность соотносится с рамками закона?

Сноуден: Ему поручено узнавать все важное, что происходит за пределами Соединенных Штатов. Это серьезный вызов. Когда дело сделано и ситуация выглядит так, как она есть, это экзистенциальный кризис. Потом вы чувствуете, что нарушение правил является нормой. Как только люди возненавидят вас за нарушение этих правил, слом их становится вопросом выживания.

Интервьюер: Вовлечены ли германские власти или германские политики в разведывательную систему АНБ?

Сноуден: Да, конечно. Мы в одной постели с немцами так же, как и с большинством других западных стран. Например, мы предупреждаем их, что нужная нам персона совершает полет через их аэропорты. Мы, к примеру, узнали об этом через телефон подруги подозреваемого хакера в совершенно несвязанной с нами третьей стране. И они передают его нам. Они не спрашивают, как мы узнали что-либо. Vice versa [лат. наоборот], чтобы оградить их политических лидеров от понимания того, как сильно они нарушают глобальную частную жизнь.

Интервьюер: Но если детали этой системы сейчас станут известны, кто будет нести ответственность?

Сноуден: Перед лицом судов США? Я не уверен, что вы серьезны. Следствие установит конкретных людей, которые уполномочили на несанкционированные прослушки миллионов и миллионов сообщений, которые при их подсчете привели бы к самым долгим приговорам в мировой истории. Но наше высшее должностное лицо просто потребовало бы, чтобы расследование было остановлено. Кто "может" быть подведен под приговор, когда верховенство закона не соблюдается. Законы предназначены для вас, а не для них.

Интервьюер: Сотрудничает ли АНБ с другими государствами такими, как Израиль?

Сноуден: Да. Все время. АНБ имеет специальный орган, ответственный за это: FAD - Директорат по зарубежным делам.

Интервьюер: Помогла ли АНБ создать Stuxnet? Stuxnet - вирус, компьютерный червь, который был использован против иранской ядерной программы.

Сноуден: АНБ и Израиль вместе написали эту программу.

Интервьюер: Есть ли действующие сейчас большие программы электронного шпионажа, в которых международные партнеры оказывают помощь АНБ?

Сноуден: В некоторых случаях так называемые партнеры "пять глаз" [США, Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия] выходят за рамки того, чем занимается само АНБ. Например, британский Центр правительственной связи (GCHQ) имеет систему, которая называется Tempora. Для служб электронной разведки в мире Tempora является первой программой полного захвата Интернет-буфера, которая совершенно не озабочена типом контента и уделяет лишь незначительное внимание Акту о правах человека. Она заглатывает все в текущий буфер, чтобы позволить обратное исследование, не пропуская ни одного бита. Сейчас буфер может содержать трехдневный трафик, но система совершенствуется. Кажется, три дня не значат много, но помните, что это не метаданные. Полный захват означает, что она ничего не пропускает, а заглатывает все циркулирующее полностью. Если вы отправите единственный ICMP пакет [Интернет протокол, т. е блок данных], и маршруты пройдут через Великобританию, мы получим его. Если вы что-то скачиваете и происходит CDN (доставка контента) от службы, находящейся в Британии, мы получим его. Если в лондонской клинике ведутся медицинские записи о вашей больной дочери... Ну, вы поняли идею.

Интервьюер: Есть ли способ обойти это?

Сноуден: Общее правило, до тех пор, пока у вас есть любой выбор вообще, вам никогда не следует ни при каких обстоятельствах пролагать маршрут через или заглядывать в Великобританию. Их волокна являются "радиоактивными", и даже всякие пустяки будут захвачены.

Интервьюер: Имеют ли АНБ и его партнеры по всему миру полное собрание телефонных разговоров, текстов и данных?

Сноуден: Да. Но сколько они могут получать, зависит от возможностей отдельных участков сбора. То есть, некоторые схемы имеют широкий канал, но небольшие системы отбора, поэтому они должны быть избирательными. Это больше проблема для зарубежных коллекций, но не для американских, что и делает внутреннюю коллекцию такой ужасающей. АНБ не ограничена властью, пространством и имеющейся техникой.

Интервьюер: АНБ создает огромный новый центр обработки данных в штате Юта. Каково его назначение?

Сноуден: Хранилище массива данных.

Интервьюер: Как долго хранятся собранные данные?

Сноуден: По состоянию на настоящий момент, собрание полного захвата растет быстро (за несколько дней) вне зависимости от того поручена ли аналитику "цель" или связи. Полученные данные хранятся "вечно" независимо от политики. Потому что вы всегда можете получить отказ. Метаданные также увеличиваются, хотя и не так быстро. АНБ хочет быть в точке, где, по крайней мере, все метаданные постоянно хранятся. В большинстве случаев содержание не так ценно, как сами метаданные, потому что вы можете либо заново получать данные на основе метаданных, или, если нет, просто ставите задачу всех будущих коммуникаций, представляющих интерес для постоянной коллекции, так как метаданные сообщают вам, что из потока данных вы, на самом деле, хотите получить.

Интервьюер: Частные компании помогают АНБ?

Сноуден: Да. Определенное доказательство этого - самая сложная часть, поскольку, как считает АНБ, ее телекоммуникационные партнеры - жемчужины в короне ее всеведения. Как правило, американским транснациональным корпорациям не следует доверять, пока не доказано обратное. Это печально, потому что они имеют возможность обеспечить лучшие и наиболее доверенные сервисы в мире, если бы они, на самом деле, пожелали сделать это. Для преодоления этого гражданские организации должны использовать это разоблачение, чтобы подтолкнуть их обновить их контракты, включить в них положения, что они не шпионят за вами, и они должны осуществить технические изменения. Если они могут получить хоть одну компанию для своей игры, это навсегда изменит безопасность глобальных коммуникаций. Если они не будут, это будет значимым началом для компании.

Интервьюер: Имеются ли компании, которые отказались от сотрудничества с АНБ?

Сноуден: Разумеется, есть, но я не могу представить какой-либо список. Эта категория получится много больше, если колаборанты будут наказаны потребителями на рынке. Это должно стать приоритетом для каждого, кто верит в свободу мысли.

Интервьюер: Какие сайты следует избегать, чтобы не стать "целью" для АНБ?

Сноуден: Как правило, вы можете стать целью на основе, например, вашего Facebook или через содержимое web переписки. Одно я лично знаю, участники форумов по джихаду безопасны в отношении идентификации.

Интервьюер: Что случается, если АНБ делает "целью" пользователя сети?

Сноуден: Они просто попадают под контроль. Аналитик станет получать ежедневный (или резюме по расписанию на основе фильтрации) отчет о том, что изменилось в системе. Захваченный пакет не может стать понятным без автоматизированных диссекторов. Это все, что остается делать аналитику. Машина цели не принадлежит ей больше, она принадлежит правительству США.

Неудобный гость

Напомним, что InoPressa 2 июля писала: «Только вчера утром глава Совета безопасности РФ Николай Патрушев сообщил, что президенты двух государств дали поручение, соответственно, директору ФСБ Александру Бортникову и директору ФБР Роберту Мюллеру «найти решение» по неудобному гостю».

«На этот раз Путин не хочет неприятностей с американцами. Российский президент заявил: «Господин Сноуден, я хочу подчеркнуть это (...), не является нашим агентом, никогда им не был и на сегодняшний день таковым не является. Наши специальные службы с ним не работали никогда и не работают. И он сам себя ощущает уже не бывшим сотрудником спецслужб, а борцом за права человека и в известной степени таким новым диссидентом, что-то наподобие академика Сахарова. В другом масштабе, но, тем не менее, по сути своей он борец за права человека, за демократию».

В то же время The Washington Post дала свою оценку событям. Журналист газеты Марк Тиссен писал: «С тех пор как он сбежал из США, разоблачитель тайн Агентства национальной безопасности Эдвард Сноуден публично обнародовал сверхсекретную информацию, которая помогла врагам Америки и нанесла вред отношениям с союзниками страны».

«Но настоящую опасность может представлять засекреченная информация, которую он еще не раскрыл», - предупреждает автор статьи.

«По сообщениям, Сноуден везет с собой четыре ноутбука со сверхсекретными документами американской разведки. Нет сомнений в том, что спецслужбы в странах, которые он посещает, купаются в имеющейся у него секретной информации», - пишет Тиссен.

Даже если Сноуден не давал согласия на сотрудничество, Народно-освободительная армия Китая проводит самые сложные в мире кибератаки, напоминает автор. «Хакеры НОАК взломали компьютеры министерства обороны США и украли чертежи более двух десятков крупных боевых комплексов. Думаете, они не смогут взломать четыре ноутбука, сидя в комнате отеля на территории Китая?»

«Теперь пришла очередь России», - считает Тиссен. Сноуден уже обнародовал то, что АНБ прослушивало разговоры тогдашнего президента Дмитрия Медведева и что агентство зафиксировало «изменение в том, как в обычном режиме передаются сигналы от российского руководства», говорится в статье.

«Как и Китай, Россия обладает развитым потенциалом в области ведения кибервойны. Если Сноуден привез свои ноутбуки в Москву, получить представление об их содержимом будет для ФСБ не труднее, чем прогуляться в парке», - утверждает Тиссен.

«Это еще не все. Сноуден, по сообщениям, передал копии всех архивов всех своих секретных документов новостным организациям в качестве меры предосторожности», - говорится в статье. Можно только представить себе, что иностранные спецслужбы делают с компьютерами корреспондента The Guardian Гленна Гринуолда и других, которые утверждают, что получили засекреченные документы от Сноудена, пишет автор.

Вывезя сверхсекретные документы из страны, Сноуден поощрил попытки шпионить за США со стороны НОАК и ФСБ, подытоживает автор. «Так что Сноуден не герой. Он предатель».

Ранее на эту тему на FLB:
Квест под названием «Сноуден»
Йотобайтный абсцесс АНБ
В России Сноуден не останется
Шпионская свадьба запуталась в Twitter
Никто не хотел отвечать

"