Ты на кого наехал?!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ты на кого наехал?!

Опасные номера на российских дорогах: "смертельно опасны", "опасны", "лучше не связываться"

Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::28.11.2005

Руль не прав, если нет мигалки. Власть с мигалками в очередной раз дала понять, кто на дороге — быдло. Быдло почему-то обиделось...

Светлана Иванова

Converted 20238.jpg

Кортеж президента России — одного из немногих, кто о московских пробках слышал, но давно не помнит, как они выглядят

22 ноября 2005 года в суде Зонального района Алтайского края начался суд над Олегом Щербинским, обвиняемым в совершении ДТП, в результате которого 7 августа 2005 года погиб алтайский губернатор Михаил Евдокимов и сопровождавшие его водитель и охранник. Суть претензий прокуратуры заключается в том, что Щербинский якобы не уступил дорогу спецтранспорту. То есть губернаторскому Mercedes, который, вооруженный мигалкой, на скорости почти 200 км/ч обходил его по встречной полосе. Уголовное дело возбуждено по статье 264 части 3 УК — «Нарушение правил безопасности дорожного движения, повлекшее по неосторожности гибель двух и более человек». Если суд признает водителя Toyota виновным, ему грозит до семи лет лишения свободы.

Паровозом по «стрелочнику»

Около здания суда сцепщик вагонов Олег Щербинский курит сигарету за сигаретой. Рядом — довольно многочисленная группа поддержки: жена Светлана, члены профсоюза железнодорожников, просто автомобилисты, друзья. Сам Олег приехал в суд на машине друга: его Toyota Marina конфискована. Чтобы нанять адвоката, пришлось продать дачу, гараж и залезть в долги. Ни он сам, ни его жена еще не отошли от шока, но глядят веселее, чем месяц назад. Тогда по телефону Олег говорил, что надежды нет и он готов к тому, что его посадят лет на пять.

Для него большой неожиданностью было то, что автомобилисты со всей России решили скинуться для оплаты услуг адвокатов. В результате в суде Щербинского защищают трое: привлеченный к процессу первым Сергей Шмаков, старший правовой инспектор профсоюзного комитета железнодорожников Алтая Александр Главин и представитель Московской коллегии адвокатов «Адвокат XXI век» Андрей Карпов (он защищает его безвозмездно).

Кстати, в качестве моральной поддержки Алтайский территориальный комитет профсоюза железнодорожников на конференции вынес такое решение: не присваивать дизель-электропоезду имя погибшего губернатора Михаила Евдокимова, если Олегу Щербинскому судом будет вынесен обвинительный приговор.

На улице — минус 20, народ подпрыгивает, чтобы согреться, но не расходится. Николай Катунцев, напарник Щербинского, горячится:

— Мы Олега в беде не оставим! И деньгами поможем, и вообще... Нам со всех городов звонят водители, говорят: «Держитесь, мы с вами!» Такой шум поднялся, неужели к нам всем власти не прислушаются, надо ж этот беспредел с мигалками остановить!

Пожалуй, такого шума среди водил — хоть праворульных, хоть наоборот — еще не было. Ни когда повышали таможенные пошлины, ни когда пытались запретить правый руль. Автомобилисты предлагают в знак протеста ездить с зажженными фарами, перекрыть Рублевку, кататься на городам со скоростью 30 км/ч с плакатом на заднем стекле и т.д. Оно, конечно, забавно, но важно другое: дело получило общественный резонанс. Известный «автомобильный» журналист Юрий Гейко (именно ему принадлежит инициатива сбора средств в Москве) считает: «Если посадят в тюрьму или осудят Олега Щербинского, это все равно что посадят или признают виновным каждого из нас. Потому что на его месте, на пути представительского Mercedes, а точнее — на пути махины власти, мог оказаться любой из нас».

Президентский «базар»

Только не надо обвинять нас в оказании давления на следствие! На него уже надавили.

Неизвестно, как бы продвигалось «дело Щербинского», если бы на телевизионной пресс-конференции 27 сентября президент Владимир Путин не сказал: «Вы знаете об этой ужасной трагедии, которая произошла на Алтае с губернатором Алтайского края... В ДТП участвовала машина с правым рулем. И водитель просто ничего не успел заметить из того, что произошло... С правым рулем. Таких примеров, к сожалению, очень много». Президент, юрист, кстати, по образованию, тем самым, получается, нарушил презумпцию невиновности гражданина России Олега Щербинского, оказав, вольно или невольно, давление на следствие, высказав свое негативное мнение к машинам с правым рулем. С его слов получается, что «не успел заметить» и есть едва ли не причина аварии, а не скорость Mercedes под 200 км/ч.

У нас нет возможности спросить у президента, как поется в известной песне, «шо ты имела в виду». Но, похоже, чиновникам сразу стало ясно: виновный — железнодорожник Щербинский, он же «стрелочник» — найден.

Оставим в стороне претензии к праворульным машинам, хотя от возмущения всколыхнулся весь Дальний Восток, Сибирь и даже Москва вздрогнула, — пусть спорят специалисты.

Однако простые коллеги «праворульного железнодорожника» трактуют ситуацию иначе. Мол, власть еще раз дает понять: что бы на дорогах ни вытворяли «мигалки», виноватыми их не признают. Как показывает опыт, аварии с участием сановных автомобилей вообще редко расследуются объективно. В России на дороге обычно прав не тот, кто соблюдает ПДД, а тот, у кого есть крутой госномер, мигалка и прочие атрибуты принадлежности к «небожителям». Уголовное дело о гибели губернатора Евдокимова, как видно, исключением не стало.

Ради чести мундира будь готов снять штаны

Ежегодно в России на дорогах погибает 35 тыс. человек, пострадавшими оказываются 250 тыс. К сожалению, статистика умалчивает, каков «вклад» в эту статистику тех, кто ездит с мигалками и правительственными номерами: вполне возможно, что даже и нет такой статистики. Хотя информированные источники в ГИБДД утверждают — каждый случай с VIP-нарушителем контролируется откуда-то «сверху».

Правда, в отделе пропаганды ГИБДД России «Профилю» заявили, что автомобили с установленной на крыше мигалкой вряд ли серьезно влияют на безопасность. По мнению дорожных инспекторов, такие машины скорее «озлобляют» рядовых водителей, что, в свою очередь, может привести к авариям. Дескать, завидно, вот они и бесятся.

— Вы видели, чтобы по вине водителей именно таких машин случались дорожно-транспортные происшествия? Мы — нет. И вообще, у нас статистики ДТП с участием автомобилей со спецсигналами не ведется, — сказали в ГИБДД.

Правы «пропагандисты». Редко такое увидишь. Чтобы не вызывать излишнего «злорадства» народа, попавший в аварию «членовоз» пытаются тщательно замаскировать. Вот что рассказал нам сотрудник ГИБДД, пожелавший остаться неизвестным:

— Помню, начальство инструктаж с нами проводило. Объясняли, что если кто крутой в аварию попал, то наша задача — замаскировать номера. Чтобы, значит, никто не догадался, чья это машина. Я, конечно, спросил: «Как же их замаскируешь?» — «А так, мля! Снимешь, если понадобится, с себя штаны и повесишь на передний номер. А лучше свою машину перед мордой «членовоза» поставь. Если номер сзади на багажнике, то крышку багажника открой, пусть номер в небо смотрит».

Дальше, по словам того же сотрудника, нужно «деликатно» дать понять «простому» водителю, как он сильно не прав:

— Думаете, анекдот про «мерина» и асфальтовый каток («как подрезал, как обгонял») прямо такая уж фантастика? Иной раз мозги набекрень, как объяснить водиле, что он, стоя на обочине с неработающим двигателем, помешал движению спецтранспорта, который ему в бочину въехал. Это я слегка утрирую, но суть именно такова.

А если виновницей аварии будет милицейская машина? Гарантировано ли объективное расследование? Кажется, вопрос этот — риторический. Редко, но бывают неприятные ситуации, когда сталкиваются, например, две милицейские машины. Но это уже «дело семейное».

Слова нашего анонима из милиции подтверждают и правозащитники. Виктор Травин, президент коллегии правовой защиты автовладельцев: «Я за шесть последних лет не припомню ни одного случая, когда бы суд признал виновником аварии не простого водителя, а водителя «членовоза». Даже если дело выглядит прозрачным, нужно быть готовым к тому, что внезапно начнут исчезать из материалов дела документы, пропадать свидетели и их показания, появляться новые свидетели обвинения и т.д. Нормальная практика — когда следователь заявляет в открытую: «Ты понимаешь, с кем судишься?»

Каков поп, таков и приход (русский фольклор)

Тем не менее прецедент создан. Объединившиеся под лозунгом «Мы — не быдло!» водилы готовы поддерживать и морально, и финансово Щербинского на всех ступенях судебной системы (а в том, что районным судом дело не закончится, мало кто сомневается).

Виктор Травин: «Народ терпелив и воспринимает все как данность. И винить стоит самих себя — за то, что позволяем так с нами обращаться. И действующее законодательство, которое дает право отступать от правил».

Кстати, об отступлении от правил. Президент, между прочим, 15 ноября на совещании президиума Госсовета РФ, где обсуждались вопросы повышения безопасности дорожного движения в России, очень правильно высказался: «...в обществе должно быть жесткое неприятие хамства на дорогах, бравады и лихачества». Видимо, он имел в виду и то, что это должно относиться ко всем. Без исключения. Но если ко всем — почему бы высшим чиновникам самим не подать пример?! Скажем, стоять на равных со всеми в пробке. Как во Франции. Причем тут Франция? А при том, что как раз перед французами президент в свое время и извинился, когда из-за него движение перекрыли.

***

Роман Кириллов

Сегодня мигалки разрешено устанавливать на машины оперативных служб при условии наличия на их наружных поверхностях соответствующей раскраски. В этой компании оказался транспорт пожарной охраны, «Скорой помощи», милиции, военной автоинспекции, службы спецперевозок Банка и Гохрана России и аварийно-спасательных служб. Помимо этого мигалки можно ставить на крыши целого ряда машин без специальных бортовых цветовых схем. Для МВД это 200 машин. У МЧС — всего 7. Министерство обороны может установить 19 маяков. Сотрудникам ФСБ выделили 95 мигалок, Служба внешней разведки использует 14 проблесковых маячков. Мигалками оборудованы 105 автомобилей Федеральной службы охраны. За транспортом МИДа, перевозящего дипломатическую почту, закреплено 15 мигалок. Минсвязи и Минюст тоже имеют по 15 таких машин, Государственная фельдъегерская служба гораздо больше — 68. На спецнужды таможенников государство выделило 8 маяков. Управление делами президента располагает 17 спецавтомобилями, в том числе 5 в главном медуправлении. В гараже ведомства генпрокурора Владимира Устинова 10 машин с мигалками, судебные приставы разъезжают на 4 таких автомобилях. У Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков имеется 20 мигалок, а у Росэнергоатома — всего 2. Что касается «нелегалов», мигающих на свой страх и риск, то в ГИБДД России «Профиль» заверили, что «с ними активно борются» и самовольно установленные маяки решительно отнимают.

***

Автодемократия

Александр Безлепкин

Помимо России традиции спецпроезда сохранились еще в нескольких постсоветских государствах, например в Белоруссии. На Украине они существовали до последнего времени, но были отменены после "оранжевой революции". Постепенно изживают их и другие страны Восточной Европы. Несколько лет назад министр транспорта Венгрии Ласло Ногради подал в отставку после того, как его Audi с мигалкой и сиреной, обгоняя колонну, выскочила на встречную полосу и врезалась в ехавший по ней автомобиль. Министру не помогло ни то, что он был пассажиром, ни то, что в исключительных случаях (при наличии полученного на этот день разрешения правительственной охраны или в ситуации, когда жизни чиновника угрожает опасность) езда со специальными сигналами в Венгрии все-таки разрешена. Далее к западу отрицательное отношение к привилегиям на проезд укоренено еще прочнее. Во Франции и Германии дороги иногда перекрываются— только для высокопоставленных гостей из других стран. Немцы используют в этом случае спутниковую систему, помогающую построить такой маршрут проезда, чтобы как можно меньше мешать другим автомобилистам. Никаких преимуществ нет даже у канцлера, который вынужден к тому же оплачивать пользование служебным автомобилем внерабочее время (например, перемещение из дома на место службы и обратно). В похожем положении находится и французский президент. Когда Франсуа Миттеран, который опаздывал на встречу с прилетевшей в Париж английской королевой, попросил перекрыть дорогу в аэропорт, он не только получил категорический отказ мэра, но и прочитал потом о себе много неприятного в газетах. И даже вполне легально воспользовавшемуся перекрытием парижских улиц Владимиру Путину пришлось после этого гасить недовольство парижан извинениями за причиненные неудобства. Руководство Евросоюза идет в этом смысле дальше, чем отдельные страны Европы. Для экономии времени, теряемого в брюссельских пробках, и улучшения своего чрезмерно бюрократического имиджа Еврокомиссия занялась в сентябре этого года пересаживанием сотрудников с автомобилей на велосипеды. Первыми личный пример подали два заместителя председателя этой организации — Сийм Каллас и Маргот Уолстрем. В США и Великобритании принято, не перекрывая дорог, ненадолго освобождать перекрестки перед проездом главы государства. Один из трех сопровождающих Rolls-Royce Елизаветы Второй мотоциклистов в таких случаях просто выезжает вперед и на считанные секунды задерживает поперечное движение. Никому другому, включая глав иностранных государств, не предоставляется даже такая привилегия. Похожим образом передвигается по дорогам Америки огромный, в несколько десятков машин, кортеж президента Соединенных Штатов. Поездки этой колонны планируются на время, когда дороги не загружены, и необходимость в них возникает нечасто, поскольку президент и живет, и работает в Белом доме. Более других в мире «транспортным либерализмом» известны короли Норвегии. Предшественник нынешнего монарха, Улаф Пятый, во время топливного кризиса 70-х годов ездил «на работу» на велосипеде, а на отдых — на трамвае или метро, пресекая попытки контролеров освободить его от платы за проезд. Его сын Харальд Пятый предпочитает автомобили «демократичных» марок и серий, без спецсигналов и охраны. Единственная привилегия короля — право на приобретение авто без уплаты налога на ввоз. Благодаря этому он стал самым преуспевающим в стране продавцом подержанных машин, которые сбывает после их службы в королевском гараже по ценам, заметно превышающим стоимость покупки.

Наезд по-крутому

Как правило, обладатели спецсигналов уходят от ответственности даже в случае смерти пострадавших в ДТП с их участием. Вот только некоторые случаи.

20 мая 2005 года в Москве Александр Иванов, сын министра обороны России Сергея Иванова, на автомобиле Volkswagen Bora на регулируемом