Тюремная кухня Виктора Бута

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Собственноручно написанные дневники «оружейного барона», которые он передал для публикации из одиночной камеры американской тюрьмы

Pics.2-150x113.jpgЭто была не экстрадиция, а скорее экстракция. 15 ноября вечером в блок пришли охранники. Сказали, что меня переведут в «более хороший блок». Собрали вещи, посадили в минибас и повезли по территории тюрьмы. Привезли к блоку. На нем надпись: «Блок казней». Свежеотстроенный, вокруг газоны, цветы, пруд. Занесли мои вещи внутрь. Там несколько помещений: за стеклом 3 металлические кровати с застежками, где делают смертельные инъекции, и напротив три одиночные камеры. Мне предложили одну… Я отказался. Охранники стали кому-то звонить, а я ждал во дворике «блока казней», на звездное небо смотрел. Через некоторое время сказали: «Ок!» — отвезли обратно, извинились «за неудобства».

Утром 16 ноября за час до визита адвоката и посещения супруги сказали: «Переходим в другой блок. Вещи не бери. Вначале посмотри, если понравится, то тогда вернешься за вещами». На внутренней дороге стояло много машин, в том числе и полицейских (что обычно не бывает, туда машины не запускают). У центрального офиса толпились полицейские, люди в черной боевой форме с касками, автоматами, бронежилетами, и американские агенты в черных ветровках с надписью «DEA». Я тут понял, что меня продали. Были представители управления коррекции (тюрем) Таиланда, Королевская полиция, прокуратура. Привели врача, он осмотрел, померил давление. Далее я сказал, что требую увидеть своего адвоката и консула, ответили — нельзя. После этого завели в комнату с американским агентом, раздели, осмотрели, включая унизительную процедуру осмотра гениталий и ануса, дали спортивный костюм, явно ношеный, и пахнущую потом синюю футболку. Я отказался. Сказал американцу: «У вас что, на новые вещи денег нет? Я свои вещи надену, пусть принесут». — «Нельзя, нельзя».

Pics.2.jpg

Далее чиновник прокуратуры сказал: «Правительство решило тебя передать американцам». Надели цепи на ноги, наручники, бронежилет, каску, посадили в полицейский джип с их «спецназом» по бокам и повезли в аэропорт. В аэропорту подвезли к VIP-салону, где в одной из комнат зала ожидания произошла «передача» — американские агенты расписались в каком-то документе. Я его не видел. Никаких оснований или решений мне не было зачитано. Я был просто «товар», посылка, а уже не человек.

Интересная деталь: 16 апреля 2010 года, во время Сонгкрана, тайского Нового года (10 дней выходных), меня вытащили из камеры, сказали: «Тебя хотят увидеть большие люди». Привели в кабинет начальника. Через несколько минут пришел директор тюрьмы и двое незнакомцев. Один представился на английском языке как персональный помощник премьер-министра Абхисита Вичачива, другой — как член парламента Саричок Сопха. Стали спрашивать о моих «связях» с бывшим премьер-министром Таиланда Таксином Шипаватрой. Я ответил, что хотя и знаю, кто такой Таксин, но, к сожалению, лично с ним не имею чести быть знакомым. Тогда он дал мне статью из интернета со шри-ланкийского сайта о посещении в декабре 2004 года Коломбо Таксином и его якобы переговорах с ланкийскими политиками и министрами. Я спросил: «А я какое имею к этому отношение?» Саричок Сопха: «Ну как же, вот «Ил-76» с казахским экипажем, который был арестован 5 декабря в Бангкоке с грузом оружия из Северной Кореи, летел согласно флайт-плану через Коломбо (Шри-Ланка). Мы подозреваем, что Таксин планировал тайком разгрузить это оружие в Бангкоке и передать его своим «краснорубашечным» сторонникам».

— Полный бред, на мой взгляд, — сказал я ему.

— Тогда куда летел этот рейс?

Я ответил: «Я не знаю, я в тюрьме сижу без доступа даже к тайской газете «Бангкок Пост» на английском языке, а вы у меня спрашиваете… Если я что-то понимаю в авиаперевозках, то это в 2 раза длиннее маршрута через Россию или Казахстан в Украину. Ищите, кто оплатил перевозку, откуда поступили деньги брокеру, который организовал эту перевозку. Тем более что авиаперевозки в Азии намного дороже, чем в Казахстане». Далее он спросил: «А сколько агентов КГБ работает в Бангкоке?» Я ответил: «КГБ уже давно нет, я с КГБ или ФСБ не связан и не знаю». Далее он спросил, как им поймать Таксина: «Почему он был в Москве, и Москва его не арестовала и не выдала Таиланду? Он же преступник, он обогащался, будучи на этом посту…» В общем, разговор был интересный. Зачем тайскому премьеру посылать своего помощника по кличке «обои» (woll-paper, так как он всегда с ним, на фоне, как обои на стенке) к заключенному в тюрьму? Ответ я понял позднее: после 20 августа, когда Апелляционный суд огласил свое решение, датированное 23 маем…

23 мая Бангкок горел после разгона демонстрантов (где армия убила 89 человек), 36 зданий были подожжены, всё было закрыто на 10 дней. Это была самая настоящая гражданская война… Суды, банки, транспорт были закрыты. Армия ловила красных… Только 3 судьи приехали в суд.

Администрация США критиковала правительство Абхисита Вичачивы за применение силы, грозила санкциями. И тут как по волшебному взмаху палочки все прекратилось…Как раз 23 мая…

Видимо, Абхисит использовал этот приговор как «козырь» — США перестают «наезжать», Таиланд «отдаст» Бута…*

Это отступление очень важно, чтобы читатели поняли, что мое дело — это не «криминальное дело» о «заговоре», а всего лишь политическая операция, которой тайские «политики» решили по полной воспользоваться, чтобы не попасть, как Каддафи, под каток санкций Белого дома.

«Россия хотела тебя ликвидировать»

После процедуры приема-передачи — снова в машину и — к трапу самолета. Самолет был американской регистрации «Челленджер Глобал Экспресс». Видимо, одной из тех фирм, которые зарабатывали себе на жизнь, возя арестованных в разных странах, подозреваемых в терроризме, для пыток в Египет, Сирию или секретные тюрьмы в Румынию. В самолете снова раздели, обыскали, сфотографировали (голым, думаю, для PLAYBOY не пригожусь). После этого 6 агентов DEA прочитали предупреждение, доставши из бумажника заламинированную шпаргалку: «Вы имеете право хранить молчание», — и так далее. (Как при аресте.) Стали говорить, что, если я буду с ними (то есть со следствием) сотрудничать, то и срок скостят, и в «хорошую» тюрьму порекомендуют. Особенно если я пойму, что Россия меня хотела ликвидировать (поэтому были бронежилет и каска на мне, которую сняли только на борту самолета), я должен им начать помогать и рассказать о своих «связях». Я ответил: «Господа, если вы мне прочитали мои права, где у меня есть право хранить молчание, то я им, естественно, воспользуюсь». На этом попытки «разговорить» закончились. Меня посадили в кресло, я был в наручниках и кандалах весь полет, только в туалет по нужде отстегивали наручники, и «нянька» стояла в туалете (благо он больше, чем в регулярных самолетах). Предложили ту же еду, что давали и агентам. Я что-то читал, потом попросил наушники и слушал музыку. Полет был долгим. Со сменой экипажа и дозаправкой на Крите — почти 23 часа.

Камера для особо опасных

После посадки в Нью-Йорке на аэродроме деловой авиации завели в ангар, там был офис таможенно-пограничной службы. Раздели, проверили, вдруг что-то «появилось» в анусе. Очень агрессивно и угрожающе: типа, если дернешься, «я всех убиваю, я псих». Еще раз обыскали, посадили после в броневик (типа инкассаторской машины) и повезли в тюрьму. Была ночь, шел дождь, ничего не было видно. Первое впечатление — мало света, дома какие-то темные. Единственное, что удалось увидеть в самом конце «вояжа», — это Бруклинский мост (помню по фильмам). Так как никогда не был в США, Нью-Йорке, это все, что я видел. Название заведения — Metropolitan Correctional Center (не путайте с Metropolitan Opera); даже трудно самому представить, что это за здание. Меня там, в приемнике, закрыли в клетку, сняли цепи и кандалы, велели полностью раздеться и показать им зад (что унизительно, особенно это каждый раз при приводах в суд), язык, рот, волосы. Далее дали оранжевый комбинезон, оранжевую майку, носки, китайские тапочки, и снова — в наручники и в камеру. Одиночная камера спецблока для особо опасных преступников представляет собой две обычные камеры, сдвоенные, с двумя дверями с лотками для передачи пищи и надевания наручников; «кровать» из железобетонного основания с 6 узлами для фиксирования наручников и кандалов, стол из пеноблоков, отлитый из бетона, «стул»; блок раковины-унитаза из нержавеющей стали и душа из нержавейки и одну кнопку для воды (только горячей). Был матрас (в чехле из целлофана), дали зубную щетку, мыло, пасту, полотенце, простыню, одеяльце. Стены обшиты железными листами, две камеры наблюдения. Пол цементный, покрашенный серой эмалью. Люминесцентные фонари (3 шт.) в специальных защитных кожухах. Два окна, решетка и сверху на болтах «молочный» (непрозрачный) лист оргстекла. Есть вентиляция. <…>

Режим

Охрана делает свою работу: все перемещения только в наручниках, если в медицинскую часть, то и с цепью на поясе и кандалами. Разговоров никаких, только передают три раза в день еду и водят на посещение адвокатов и с женой на свидание.

Под это дело в «10 south» (10-й блок «южный») отведены 2 рубки, каждая разделена стеклом и мелкой металлической решеткой, в одной — ты на пластиковом стуле, в другой — адвокат или консул. Впечатление как от психбольницы. Благо новые адвокаты на своем первом появлении в суде потребовали, чтобы было возможно общаться в нормальной адвокатской, как все остальные. С 11 марта уже водят туда.

Pics.31.jpg

Кормят три раза в день: где-то в 6—7 утра (по выходным позже); в 11—12 и 17—18.30. Приносят два контейнера из пенопласта: в одном «холодное» (хлеб, растворимые напитки, иногда фрукты или салат), горячее. Питание по-американски «обильное», но фактически нет свежих овощей, салатов, много сладких сиропов, джемов, молока (которое я не пью). Пришлось поначалу просить вегетарианскую диету: я не ем мяса, рыбы. Где-то недели через 2 стали давать такую пищу. <…>

Чем кормят в камере-одиночке (вегетарианское меню):

15.03

Завтрак: манка на воде, яблоко, кусок «бисквита». (Пакеты растворимого кофе, сахарозаменителя выкинул.) Горячей воды не было. Чай не пил, молоко не брал.

Обед: запеченный корнеплод (батат), мороженые овощи отварные (горошек, морковь, картошка) — это горячее. Холодное: капуста с майонезом, творог, 3 куска серого сэндвичского хлеба, 2 куска маргарина (не ем), 6 пакетов «вишневого» напитка (химия), апельсины (съел со шкуркой — больше витаминов).

Ужин: горячее — рис (на пару), морковка отварная; холодное — творог (типа деревенского) (съел, проголодавшись), 4 пластинки маргарина (не ем), 3 куска серого хлеба (съел 1), 6 пакетов вишневого пунша (гадость!), 3 пакетика соли, 4 пакета черного перца (съем завтра на голодный желудок).

16.03.

Банан, кусок кекса (бисквит «лимонный»), 3 пакета заменителя сахара (химия, не употребляю), кофе три пакета, 2 «Келлогс» — кукурузные подушечки (съел) плюс заварил тепленькой водой овсянку, чай. Хм…

Обед: горячее — картофельные батончики, обжаренные в масле, соевое мясо-фарш; холодное — 2 куска помидора, 3 кусочка соленого огурца, 6 кусков салата (типа «Романо»), два среза лука, 2 пакетика майонеза, 2 пакета кетчупа, 4 пакета напитка (вишня, химия), 4 пакетика черного перца, 1 апельсин (съел целиком со шкуркой), 1 квадрат сыра «Чеддер» (не ем!), булочка.

Ужин: холодное — 4 куска маргарина, 6 кусков серого сэндвичского хлеба, 4 пакетика соли, 4 пакетика перца, 6 пакетиков напитка «пунш вишневый», 6 ломтиков сыра «Чеддер» (нет фруктов); горячее: зеленый горошек отварной, красная фасоль в томатном соусе, соевый «фарш», обжаренный с кусочком помидора.

Съел пластинку мацы (matzos of streits). (Как Козловский** заявил, что я бухарский еврей, в своем комментарии.) Была относительно горячая вода, выпил «чай».

Соль сохраню для пилинга ног, лица, полоскания горла (с медом или без).

17.03.

Завтрак: холодное — кусок бисквита (типа лимонный), 4 пакетика растворимого кофе, 6 пакетиков заменителя сахара (все выкидываю), апельсин (съел с кожурой); горячее — каша из кукурузной крупы с кусочками сыра (съедобно).

Чай не получился, вода тепловатая, чай никак не заварить.

Обед: холодное — арахисовое масло, 3 куска хлеба (серый сэндвич), 3 маргарина, апельсин, соль — 3 пакетика, перец — 3 пакетика; горячее — отварная морковь, пюре картофельное (из порошка).

Ужин: горячее — рис со специями, консервированная молодая кукуруза, темная фасоль в томатном соусе (типа лобио); холодное — томатный соус, такос (лепешки из кукурузы обжаренные), хлеб 3 куска, 4 маргарина, 4 пакетика «пунша», соль. Нет фрукта!

18.03

Завтрак: горячее — овсянка с корицей (Ок, вкусно!); холодное — кусок «лимонного бисквита», 2 маргарина, 4 пакетика кофе, 4 пакетика заменителя сахара, зеленый банан (грустный смайлик). Молоко 2х226 мл приносят каждое утро, его не беру даже. Заварил чай (на 2 с плюсом)…

Ужин: горячее — макароны с соевым мясом, отварной шпинат; холодное — 3 куска хлеба, банан, маргарин — 3 куска, 3 пакетика соли.

19.03

Завтрак: холодное — 2 упаковки «Кэллогс» (яблочные колечки, кусочки), кусок бисквита лимонного, 4 пакетика сахарозаменителя, 2 куска маргарина, апельсин.

Обед: горячее: красная фасоль с овощами, соевый бифштекс; холодное — 3 куска хлеба, отварные макароны под майонезом, 4 куска маргарина, 4 пакетика черного перца, 6 пакетиков соли, яблоко красное.

Ужин: холодное — салса (соус томатный), 20 г айсберг-салата, 3 кукурузные лепешки (тако), перец — 4 пакетика, соль — 6 пакетиков, 6 — маргарина, апельсин; горячее — рис со специями (мексиканская смесь), кукуруза (консервированная), темная фасоль с овощами.

* Естественно, это точка зрения Бута на причины гражданской войны (Прим. ред).
** Журналист из Нью-Йорка, освещавший процесс Бута, в т.ч. в «Новой».

Оригинал материала: "Новая газета"