Тяжёлая наследственность "Ингосстраха"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Тяжёлая наследственность "Ингосстраха"

© Газета "Наша Версия", origindate::10.12.2007, Фото: "Коммерсант", Страх потеряли?

Как "Базовый элемент" выдавливает чешских инвесторов из общего бизнеса

Павел Тайков

Converted 25817.jpg Нынешнее рейдерство, что и говорить, явление прогрессирующее. Вспомните, ещё лет 10 назад все имущественные вопросы решались крайне незатейливо: несговорчивых коммерсантов стреляли, взрывали, травили... Сегодня собственность отбирают гораздо более культурными методами. Самый простой способ — обеспечить передел собственности путём «размыва» пакета акций прочих собственников предприятия. Правда, в нелёгком деле корпоративных войн есть свои, понятные только специалистам тонкости. Какие именно, легко понять на примере незатихающего конфликта акционеров знаменитого «Ингосстраха»: дочерних структур чешской компании PPF Invesments и российского «Базэла».

Недружественные захваты бизнеса, если верить учебникам истории, перестали быть новостью века с XVI. Грешили рейдерством ещё высокородные российские дворяне, а один такой захват даже послужил великому Пушкину основой сюжета повести «Дубровский». Тем не менее своей продуманной технологией этот хитрый бизнес у нас оброс только к концу XX века. И наша страна имеет здесь не меньшие заслуги, чем, скажем, в космонавтике. Собственно, само слово raid означает внезапное нападение, налёт. При этом на Западе рейдерством называют как обычное и совершенно законное приобретение компании без согласия фактического собственника и менеджмента, так и силовой захват с целью смены собственника. У нас же термин «рейдерство» скрывает поистине неисчерпаемые запасы приёмов «сравнительно честного отъёма» собственности. В том числе в практике российских корпоративных войн встречаются даже такие экзотические инциденты, когда в роли обороняющейся стороны выступает не основной собственник предприятия, а благонамеренный западный инвестор, совершенно не разбирающийся в наших местечковых «понятиях».

Тяжёлая наследственность

Эту компанию совершенно справедливо считают одним из национальных символов. Начав работать на международном и внутреннем рынках в трудном послевоенном 1947 году, «Ингосстрах» в кратчайшие сроки стал одним из крупнейших универсальных страховщиков мирового уровня. Бурные 90-е годы компания перенесла с завидной стойкостью: сегодня «Ингосстрах» находится в тройке лидеров отечественного страхового рынка как по объёму страховой премии и сумме выплаченного страхового возмещения, так и по основным балансовым показателям. В числе партнёров — ведущие международные компании: AIG, Allianz, AXA, CCR, Gen Re, Hannover Re, синдикаты Lloyd's, Munich Re, Partner Re, QBE, SCOR,

Swiss Re, Transatlantic Re, XL Re и др. Высокая деловая репутация «Ингосстраха» подтверждена Международным агентством Standard & Poor's. А рейтинг «Ингосстраха» по российской шкале достигает заоблачной высоты в АА+.

Понятно, что в условиях рыночной экономики «Ингосстрах» рано или поздно должен был стать частной компанией. Жаль только, что, как считают эксперты газеты «Ведомости», приватизация «Ингосстраха» прошла, скажем так, небезупречно. Причём нарушения, допущенные при «разгосударствлении» этого страховщика, словно запрограммировали все дальнейшие проблемы его собственников.

Свои выводы журналисты сделали на основе специального отчёта Счётной палаты. В частности, аудиторы обнаружили, что само формирование уставного капитала «Ингосстраха» в 1991 году было не вполне законным, так как «оценка противоречила «Временному методическому положению по оценке стоимости имущества» от 29 ноября 1990 года, по которому необходимо было учитывать прибыль компании за последние пять лет». При этом Счётная палата утверждает, что «государству при оценке был нанесён ущерб в размере около 6 млрд. рублей».

Кроме того, как пишут «Ведомости», «Счётная палата утверждает, что решение о преобразовании «Ингосстраха» в АО было принято незаконно. 19 июля 1991 года в силу вступил закон «О приватизации». Им была введена существующая и поныне система продаж: решение о приватизации принимает Минимущество, а продавцом выступает РФФИ (конечно, тогда эти ведомства назывались иначе). Постановление Верховного Совета, которым был введён в действие этот закон, предписывало Совету министров до 15 августа 1991 года отменить все акты, противоречащие закону. Это значит, что продажа акций «Ингосстраха» тоже подлежала отмене, считают аудиторы Счётной палаты».

А дальше, судя по материалам Счётной палаты, в ход пошла типичная схема «размыва». По данным газеты «Ведомости», «в отчёте Счётной палаты увеличение уставного капитала «Ингосстраха» прямо названо «недействительным» «...Было ещё несколько эмиссий, в результате которых уставный капитал «Ингосстраха» к лету 2001 года увеличился до 100 млрд. рублей, а доля государства упала до 2,5%».

Одним из основных акционеров компании тогда был некто Андрей Андреев, бывший сотрудник ОБХСС. Осенью 2001 года появилась неофициальная информация в прессе о том, что пакет акций «Ингосстраха», принадлежащий Андрееву, стал объектом притязаний рейдеров. В январе 2002 года сам предприниматель обратился в правоохранительные органы с жалобой. По его словам, его вынудили подписать документы об уступке прав на принадлежавшие ему компании, включая «Ингосстрах». Против самого Андреева началась форменная травля в российской прессе. Следствие, как и предупреждали некоторые скептики из числа московских юристов, закончилось ничем. Владельцами бизнеса Андрея Андреева оказались компании, подконтрольные Олегу Дерипаски. А новые держатели пакета акций немедленно инициировали новую эмиссию, моментально и катастрофически «размыв» его.

Характерно, что представители одного из главных акционеров «Ингосстраха», компания господина Дерипаски, как сообщает газета «Ведомости», «отвечать на вопросы отказались». Как предполагают сами «Ведомости», причина тому может быть одна: «из отчёта следует, что государство могло бы вернуть себе как минимум блокирующий пакет акций компании». А значит, действуя в точном соответствии с законом, государство может спросить неустойку с излишне ловких приватизаторов. К тому же, как бы ни трактовалась давняя история с госпакетом акций с точки зрения закона, сегодня она выглядит по меньшей мере некрасиво, а потому может негативно повлиять на имидж алюминиевой империи Дерипаски. И, что самое главное, историю «размыва» «Ингосстраха» никак нельзя назвать «преданьем старины глубокой». Судя по всему, именно таким способом сегодня главный акционер страховой компании пытается избавиться от своего нового западного партнёра.

Поворот на Прагу

Пожалуй, главным стимулом для западных инвесторов помимо невразумительных российских законов и безбрежного по своим возможностям отечественного рынка стали слова Президента России Владимира Путина. Раз за разом, на каждой из важных государственных встреч он призывал иностранных предпринимателей вкладывать деньги в российскую экономику. И Запад, забыв свою природную мнительность, президенту верил. Так же сотни лет назад по призыву российских государей срывались с насиженных мест именитые европейцы, чтобы основать на одной шестой части суши новые, ныне знаменитые предприятия и компании.

Одним из участников «нового президентского призыва» инвесторов стала и основанная чехами финансовая компания PPF Investments. Интерес к России был для неё скорее закономерен: эта международная группа по управлению частным капиталом вкладывает средства частных инвесторов и управляет ими посредством приобретения долевого участия в различных компаниях и проектах в бурно развивающихся странах Центральной, Восточной Европы и Азии. К тому же председатель совета директоров компании PPF Investments бизнесмен Томаш Брзобогаты никогда не скрывал своих симпатий к нашей стране. Правда, теперь говорят, он всё чаще повторяет, что слово «недоразумение» на чешском и русском звучит одинаково...

PPF Investments в приватизационных российских войнах не участвовала, а потому должным представлением о «порядках» на здешнем рынке не обладала. Зато чётко определила наиболее перспективные направления бизнеса. Развитие промышленной сферы, транспортной инфраструктуры, строительства невозможно без массированных инвестиций в рынок страхования. А значит, именно страхование станет тем самым золотым коньком, который может вывести грамотного инвестора к недосягаемым для других финансовым вершинам.

Свой выбор чешские бизнесмены остановили на «Ингосстрахе», начав весной 2006 года переговоры о покупке пакета акций компании с известным российским предпринимателем Александром Мамутом. PPF Investments подала ходатайство в ФАС и получила согласие на приобретение акций 28 декабря 2006 года. Официально зарегистрированные акционеры «Ингосстраха» — компании «Вега», «Новый капитал», «Инвестиционная инициатива», ранее принадлежавшие Мамуту, — стали собственностью PPF Beta Ltd., управляемой группой PPF Investments. В совокупности им принадлежит 38,46% акций «Ингосстраха».

Другие акционеры страховщика возможностью приобретения этой доли не воспользовались. Тем не менее уже в начале лета того же года состоялись переговоры ключевых руководителей группы PPF, компании PPF Investments и российских акционеров. Предметом беседы стали изменения в составе акционеров страховщика.

Вначале, как это обычно бывает, никаких сложностей в межнациональном взаимопонимании не наблюдалось. Чешские участники встречи предложили вариант, при котором группа PPF приобрела бы акции господина Мамута, а затем «Ингосстрах», подконтрольный Олегу Дерипаске, и крупнейшая чешская страховая компания «Чешска поиштёвна», подконтрольная группе PPF, объединились бы в рамках совместного холдинга. Господин Дерипаска пообещал подумать. А потом выдвинул встречное предложение, которое явственно отдавало лубочным «крепостным правом».

Так, группа PPF никогда бы не имела права приобретения более чем 38,5% доли в «Ингосстрахе». Остальные запреты выглядели лёгкими придирками. К примеру, группа PPF отныне не имела бы права самостоятельно заниматься страхованием на территории СНГ и стран бывшей Югославии. Кроме того, она обязалась бы предоставить в распоряжение страховой компании полтора десятка лучших менеджеров «Чешска поиштёвна». А в случае невыполнения плана развития группа PPF обязалась бы продать свои акции в «Ингосстрахе» россиянам со внушительной скидкой.

Понятно, что согласиться на такие условия можно было только под дулом пистолета. Выкупив на законных основаниях 38,46% компании «Ингосстрах», PPF Investments не испытывала ровно никакого желания лезть в самую настоящую кабалу ради сомнительного «сотрудничества». Пакет акций, превосходящий блокирующий по своим размерам, позволял в достаточной мере влиять на процесс управления компанией. Тем не менее расчёт чешских инвесторов оказался ошибочным. Они не учли специфики российского бизнеса. Атака на несговорчивых пражан была спланирована по тому же лекалу, что и война с акционером Андреевым в 2002-м или акционером Россией в 1991-м.

Оставалось ждать худшего. Так и случилось. В «Ингосстрахе» втайне начали готовиться к дополнительной эмиссии акций, следствием которой должно было стать «размывание» пакета PPF Investments. Параллельно, согласно стандартному сценарию, на PPF Investments обрушилось море печатной грязи.

Дальше — больше. Иностранных инвесторов обвинили ни много ни мало в подрыве основ российской государственности. Вот выдержки из высказываний известного телерепортёра Владимира Соловьёва, размещённые на сайте электронной газеты NewsTreli.ru. «...Хотелось бы напомнить, — писал этот мастер пера, — меня «Ингосстрах» мало волнует, у меня с ними личный конфликт. Более того, я не терплю Дерипаску, считаю его известным рейдером, воевал и буду воевать против него. Но здесь речь идёт совершенно о другом — о национальных интересах!.. На мой взгляд, Мамут предал национальные интересы, продав долю иностранной фирме».

И наконец, основательно «подогрев» аудиторию, в дело запустили юридическо-бюрократические уловки.

«Эмитент» жалобы

Механизм «зачистки» приглянувшейся компании отработан нашими бизнесменами до полного автоматизма. Как правило, выглядит процедура «выдавливания» миноритарных акционеров довольно просто. Вначале, не считаясь с интересами компании, мажоритарные акционеры решают важнейшие вопросы без присутствия миноритарных акционеров. А потом, прибегая к распространённой и проверенной тактике увеличения уставного капитала, гарантированно уменьшают доли миноритариев. Конечно, просто так выпустить дополнительную серию акций не может даже самый авторитарный директор компании, вопросы подобного рода решает собрание акционеров. По мнению западных инвесторов, пакет акций в 38% гарантировал их от подобных подвохов. «Мажоритарии» думали иначе. Схема «мягкого устранения» была включена в общую систему «выдавливания партнёров», а потому сработала практически незаметно.

Собрание акционеров основные владельцы «Ингосстраха», конечно, провели. Но сделали они это так замысловато, что не всякий следователь УБЭП разберётся. К примеру, провели его, пометив датой origindate::08.10.2007 года, в форме заочного голосования, уже при формировании повестки дня нарушив закон РФ «Об акционерных обществах». Согласно п. 3 ст. 49 этого закона поднимать вопрос о дополнительной эмиссии акций можно только по предложению совета директоров компании. Так вот, такого предложения к моменту собрания совет директоров не выносил, а следовательно, участники «общего» собрания принять легитимного решения об увеличении уставного капитала просто не могли. Другая статья этого же закона требует уведомить всех заинтересованных лиц о готовящемся эпохальном событии. К примеру, как это записано в уставе «Ингосстраха», опубликовать объявление в официальной «Российской газете» либо оповестить заказным письмом или лично и под роспись. Инициаторы же «размыва» пакета акций упорно ссылаются на плохую работу почты, ошибки в адресах и т.д. (хотя есть свидетельства того, что эти заказные почтовые послания были отозваны самим отправителем вскоре после подачи). Леностью почтальонов они объяснили и тот факт, что голоса «против», всё-таки поданные в письменном виде противниками распьиения пакетов акций, так и не были учтены при окончательном подведении итогов заочного собрания.

Неудивительно, что после таких кульбитов Арбитражный суд запретил ФСФР производить государственную регистрацию дополнительных акций «Ингосстраха» до полного выяснения всех обстоятельств, которое должно начаться 13 декабря этого года.

Кстати, в деловом международном сленге тоже есть выражение «разговор по понятиям». Только там это словосочетание означает не банальный бандитский «наезд», а длительную и затратную судебную тяжбу. И в зале арбитража, как показывает мировая практика, должна быть бессильной любая «крыша». Разбор полётов здесь происходит вполне открыто, при живейшем участии объективной, а не проплаченной прессы.

Готовясь к этому событию, миноритарные акционеры «Ингосстраха» на протяжении последних полутора месяцев несколько раз запрашивали у «Ингосстраха» документы по внеочередному собранию акционеров, а также дополнительные документы о деятельности общества. Но после долгих бюрократических проволочек запрашиваемый комплект документов был предоставлен им лишь частично и в нём отсутствовали наиболее значимые документы, касающиеся проведения собрания и принятого на нём решения о значительном увеличении уставного капитала страхового общества. Стоит ли удивляться, что пострадавшие акционеры вынуждены были направить в Федеральную службу по финансовым рынкам жалобу «на непредоставление документов о собрании акционеров страховщика, в ходе которого было принято решение об увеличении уставного капитала компании». О чём и сообщили официальным письмом в адрес всех членов совета директоров ОСАО «Ингосстрах».

Иностранных инвесторов можно понять. Сложно принимать участие в управлении компанией, не имея достоверной и оперативной информации о её деятельности. А ведь, казалось бы, очевидно, что акционер, вложивший в дело сотни миллионов долларов и, следовательно, давший многим людям новые рабочие места, не может довольствоваться ролью стороннего наблюдателя. Его главная цель — способствовать дальнейшему росту стоимости этого капиталовложения, развитию бизнеса, которое просто невозможно без слаженной и дружественной работы всех участников процесса.

Страховка будущего

Чем может закончиться судебное разбирательство акционеров, предсказать нетрудно. Могучая машина закона может вернуть компанию в первоначальное состояние. А наказанием для ловких «распылителей пакетов акций» станут максимум имиджевые потери, которые вряд ли могут считаться существенными. В лихие 90-е годы подобные предприниматели обеспечивали сенсационными материалами всю отечественную жёлтую прессу, сражаясь в самых громких на тот момент корпоративных конфликтах. А вот для отечественного страхового рынка последствия могут быть не в пример печальнее. После такого грандиозного скандала он с полным на то основанием будет считаться высокорисковым и до лучших времён может просто не дожить.

В заявлениях для прессы представители PPF Investments неоднократно утверждали, что у России колоссальный потенциал для роста. «В этом смысле ваша страна, — сказал глава PPF Investments Томаш Брзобогаты, — один из самых недооценённых рынков в мире. И чешский бизнес, я знаю, очень активно работает в России». PPF Investments -крупнейшая в центральной Европе группа по управлению частным капиталом. И ни в одной из компаний, где она владеет долями, у чешских бизнесменов никогда не возникало споров с акционерами. Никаких оснований вести себя в России иначе у них попросту нет.

Сегодня у зарубежых инвесторов пока нет серьёзных оснований не доверять руководству нашей страны, которое утверждает, что с Россией можно иметь дело. Хотелось бы верить, что по итогам сложившейся конфликтной ситуации эти основания у иностранцев всё-таки не возникнут.

***

Converted 25818.jpg

Судьбу "Ингосстраха" должен определить Арбитражный суд