УГМК Махмудова сворачивает вредоносные проекты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Махмудов, Искандер Кахрамонович

Прожорливую структуру УГМК Махмудова не раз критиковали экологи и СМИ: коррупция, откаты, круговая безответственность, кивание на связи с чиновниками


Громоздкая и прожорливая корпоративная структура Уральской горно-металлургической компании, подконтрольной олигархам Искандеру Махмудову и Андрею Козицыну, все хуже вписывается в быстро меняющиеся политические и экономические реалии. Коррупция, откаты, круговая безответственность и кивание на связи с чиновниками…


Очередной удар по репутации УГМК недавно получила из администрации Владимира Путина (напомним, 5 января 2016 года он подписал указ о проведении Года экологии - 2017). По данным корреспондентов интернет-ресурса «Компромат-Урал», в Кремле принято «волевое решение» прекратить экологически-опасные и экономически-сомнительные разработки месторождений никеля и, возможно, урана в российском Черноземье, от пагубного проекта УГМК могли пострадать сразу несколько регионов Центральной России.


В ситуацию вмешалась федеральный уполномоченный по правам человека Элла Памфилова, просившая Путина пресечь варварство над природой и сохранить аграрный потенциал Черноземья. Как напоминают обозреватели редакции «Компромат-Урал», УГМКовцы серьезно потратились на освоение воронежских месторождений. Вплоть до того, что против протестующих активистов было сфабриковано уголовное дело в центральном департаменте экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ (впрочем, вскоре начальник этого влиятельного подразделения, лояльный к УГМК молодой генерал полиции Денис Сугробов сам оказался в тюремной камере, а его зам Борис Колесников совершил самоубийство прямо во время допроса в СКР, после чего лобби УГМК ослабло).


Помимо силового прикрытия, холдинг Козицына-Махмудова снаряжал десанты своих эмиссаров в Воронежскую область для идеологической и материальной обработки местных чиновников, общественников и голодных по сравнению с Уралом журналистов. Благодаря Владимиру Путину весь этот «коррупционный конвейер» сдулся. Источники редакции «Компромат-Урал» в руководстве ООО «УГМК-Холдинг» ожидают, что теперь виноватых в провале будут искать внутри самой компании (ведь надо на кого-то списать столько разворованных денег!). Очевидные претенденты – отвечавшие за прокачку Хопра замы Козицына: «философ» Евгений Брагин, «финансист» Олег Мелюхов и «горняк» Григорий Рудой (он, кстати, тоже знаком с тюремной камерой – в 2012 году находился в «Матросской тишине» по делу о даче взяток руководителям Росприроднадзора). Вообще, экологическая репутация УГМК трещит по швам: в другом регионе, Северной Осетии, их завод «Электроцинк» изгоняют из Владикавказа за губительные загрязнения и мизерные налоговые отчисления «вертикали успеха».


КРЕМЛЬ ВЫБРАЛ ЧЕРНОЗЕМ


Проект по разработке никелевого месторождения на черноземных землях Воронежской области будет свернут. Так решили в Кремле


Громкий скандал (http://www.kompromatural.ru/bastryikin_rasporyadilsya_proverit_ugmk_i_chinovnikov) вокруг проекта Уральской горно-металлургической компании (УГМК) по разработке никелевых (и, как предполагали специалисты, еще и урановых) руд в российском Черноземье близится к финалу. По информации, имеющейся в распоряжении редакции, в Кремле принято решение остановить работы. Выражаясь официальным языком, проект УГМК российские власти признали нецелесообразным.


Мертвая хватка Махмудова


Напомним, как развивались события. Залежи никелевых руд в Еланско-Коленовском массиве Воронежской области были открыты и исследованы в 70-80-е годы прошлого века. Но работ на них не проводилось. И только в мае 2012 года Роснедра объявили конкурс на право пользования Еланско-Ёлкинскими рудопроявлениями. Победителем стало ООО «Медногорский медно-серный комбинат» - дочерняя структура УГМК.


В январе 2013 года на участках начались полевые работы. Однако они вызвали крайне резкое неприятие со стороны местного населения, уверенного в том, что реализация этого крайне вредного с экологической точки зрения сырьевого проекта на черноземных землях станет настоящей катастрофой не только для Воронежской, но и для части Волгоградской области. «Будет убит чернозем – а это фактически геноцид местного населения, - рассказывал тогда нашему изданию старший научный сотрудник Института водных проблем РАН Юрий Медовар. – В результате люди получат рак и астму. Резко упадет уровень грунтовых вод и чернозем начнет увядать». Местные жители обращали внимание еще и на то, что никакой экономической прибыли ни район, ни область на самом деле не получат. Никель почти целиком уходит на экспорт. А как наши олигархи умеют прятать деньги в оффшорах, не надо объяснять даже в российской глубинке.

2 июня 2013 года, не дождавшись никакой реакции на свои вопросы (компания не предъявляла никаких, даже самых базовых документов по 18 позициям), экоактивисты из движения «Стоп-Никель» и представители местного населения, попытались силой остановить геологоразведочные работы. Однако УГМК при поддержке региональных властей, сотрудников силовых структур и активной кампании в СМИ удалось удержать ситуацию. Более того, против активистов применили банальную провокацию. В результате двое из них, Игорь Житенев и Михаил Безменский, были арестованы. Им предъявлены обвинения в вымогательстве 24 миллионов рублей у руководства УГМК. Дело до сих пор находится в Новоусманском суде Воронежской области.


«Удар по авторитету федеральной власти»


Ugmk.jpg Ugmk 1.jpg


Защитники Черноземья и Хоперского заповедника, который бы «умер» в случае реализации проекта, понимали, что вопрос может быть решен только на федеральном уровне. В Администрацию Президента направлялись коллективные обращения, но, судя по всему, они успешно блокировались УГМК на министерском уровне. Тем более что губернатор области Алексей Гордеев вдруг изменил свое мнение и стал активно поддерживать добычу никеля.


Но тут случилась Украина, кризис и санкции. Сменился глава минсельхоза. И тема сельского хозяйства и продуктов питания стала приоритетной. И жители региона, не желавшие стать очередными заложниками олигархического бизнеса, сделали правильный шаг.


10 декабря 2015 года в адрес Владимира Путина ушло письмо за подписью Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Эллы Памфиловой (копия письма имеется в редакции). «В Новохоперском районе Воронежской области на стратегически важных для продовольственной безопасности государства территориях планируется разработка месторождений цветных металлов, являющихся высокотоксичными в производстве», отмечала она.


Население хочет жить, а не выживать на своей исторической Родине, добавляет Памфилова. Люди намерены спасти и уникальные почвы, и чистейшие природные и заповедные зоны. Реализация же проекта чревата серьезными негативными последствиями – понижением уровня грунтовых вод и др. Пострадает и генофонд населения. «Вред высокотоксичной промышленной зоны для человека неизмерим, - пишет она. – Исследование ситуации в регионах, где расположены аналогичные производства, свидетельствуют о серьезном ухудшении здоровья местных жителей».


При этом добыча никеля вряд ли оправдана со всех точек зрения, в том числе с экономической, следует из текста обращения к главе государства. «На мировом рынке существует избыток никеля, - отмечает Элла Памфилова. – В то время как 40 стран мира столкнулись с нехваткой продовольствия и резким ростом цен на него». (Хотя чего далеко ходить в другие страны – достаточно посетить любой российский магазин). Опровергает она, по сути, и заявления Алексея Гордеева о необычайно прибыльности «Никелевого проекта». «В настоящее время годовой оборот с/х продукции на порядок выше предполагаемого оборота производства медно-никелевого концентрата».


Самая большая социальная угроза, которую несет за собой проект, - это протесты населения, причем не только в Воронежской, но и в Волгоградской и Тульской областях, считает г-жа Памфилова. «[Проект] создает резко негативный образ бизнеса, наносит удар по авторитету региональной и федеральной властей, создает социально-политическую напряженность в стране».


Исходя из этого, полагает Памфилова, а также учитывая содержание президентского послания Федеральному собранию от 3 декабря, надо сделать приоритетным развитие сельского хозяйства, «а не экспорт принадлежащих стране полезных ископаемых».


В заключение Элла Памфилова просит Владимира Путина поручить правительству рассмотреть вопрос о целесообразности строительства ГОК на этих территориях. Что интересно – президентскую резолюцию «Медведеву Д.А. Прошу рассмотреть и доложить Ваше мнение» начали исполнять очень быстро. 17 декабря поручение за подписью Александра Хлопонина с пометкой «вручить немедленно» уходит в адрес Минприроды, Минпромторга, Минсельхоза и Минэкономразвития России. Срок подготовки материалов для Президента установлен жесткий: 25 декабря.


Потерянные миллионы и миллиарды


Нам неизвестно полное содержание подготовленного доклада, но, по сообщению источника из Администрации Президента, проект разработки никелевых месторождений на Хопре реализован не будет. Волевое решения принято.


Какие могут быть последствия такого решения для всех участников процесса? Решения, выглядящего сегодня более чем логично и оправданно. УГМК, то бишь Искандер Махмудов и Андрей Козицын, теряет новый, перспективный и более удобный с точки зрения логистики никелевый проект. Но их потери носят экономический характер.


Гораздо хуже придется Алексею Гордееву. Воронежский губернатор за короткое время сменил амплуа защитника региона и чернозема, говорившего, что он никогда не допустит никаких работ, на ярого сторонника УГМК. Так, в августе 2013 года он говорил: «Если жители Новохоперска против создания таких производств и разработок, то, естественно, этого быть не может. Я, как губернатор, защищаю ваши права. В принятии решений я буду исходить из интересов граждан». Однако во время острой стадии конфликта г-н Гордеев «держал паузу», а потом, как утверждают СМИ, и вовсе стал лоббировать интересы УГМК в благодарность за финансирование выборной кампании.


Но это, судя по письму Эллы Памфиловой, не помогло. «Добывать на уникальной почве, которая формировалась около ста тысяч лет, ограниченное количество никеля и разрушить, в результате, эту почву могут только очень недалекие люди», говорил в беседе с нашим корреспондентом Юрий Медовар. Похоже, что в Кремле эти слова услышали. И расставили приоритеты. Семен Артемьев «Общая газета»

«ЭЛЕКТРОЦИНК» ДОЛЖЕН УЙТИ ИЗ ВЛАДИКАВКАЗА!

На перенос вредного предприятия понадобится 5 лет, считают эксперты


Из столицы Северной Осетии предприятие холдинга УГМК должно перебраться в другое место. Этого упорно добиваются активисты-экологи и горожане, заявляя о вредных выбросах в атмосферу этим производством.


Депутат парламента Северной Осетии-Алании Вячеслав Мамукаев и сотрудник Министерства финансов республики Дзамболат Кундухов недавно во время интервью радио «Алания» признались, что процесс переноса предприятия - дело и дорогое, и небыстрое. Оказывается, постепенный перенос опасного производства из республики в другой регион займет не менее пяти лет. При этом республика лишится части налогов, что получало от холдинга в республиканский бюджет, и без работы рискуют остаться 2000 человек, сейчас занятых на предприятии.


Еще 27 декабря Вячеслав Битаров, председатель правительства республики, заявил, что холдинг УГМК просто обязан вывести с территории Северной Осетии завод «Электроцинк».


Напомним, что акциям протеста против «Электроцинка» нет конца и края. Протестуют и местные жители, и активисты-экологи, приводя удручающие данные о загрязнении атмосферы заводскими выбросами и ухудшении экологической обстановки в городе.


При этом руководство предприятия не желает принимать никаких мер к улучшению обстановки, экономя прибыль. В ответ на эти упреки администрация завода заявляет, что причин для беспокойства нет, а все акции и демонстрации связаны с искажением информации о деятельности предприятия.


Но народ получил поддержку сверху - парламент не только поддержал своих спикеров Тамерлана Агузарова и председателя правительства Вячеслава Битарова, но и выступил активным фронтом против холдинга.


Куда перенесут «Электроцинк»? Пока неизвестно. Есть предложение - в Верхнюю Пышму, где находится головное предприятие холдинга. Но экологическим проблемам Владикавказа еще с советского времени, когда построили и ввели в эксплуатацию завод, уже не помогут современные технологические процессы - слишком все запущено.


А как же налоги? Простите, но, оказалось, что вреда от «Электроцинка» все же больше, чем налоговых отчислений в местный бюджет.


В 2014 году налоговые и неналоговые доходы республики Северной Осетии-Алании составили 7 млрд 501 млн рублей. Причем, доля спорного предприятия в них - 142 млн рублей. Посчитали? Да-да, менее 0,2%. Причем в эту сумму входят налог на имущество, налог за негативное воздействие на окружающую среду и НДФЛ.

И только-то?

Ссылки

Источник публикации