УНИТАрное предприятие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::11.04.2001

УНИТАрное предприятие

Татьяна Рахманова

Converted 28664.jpg

Жан Кристоф Миттеран

В конце марта 1993 Жан Кристоф Миттеран, старший сын президента Миттерана, вышел погулять. Париж - город, замечательный для прогулок. Нет ничего удивительного, что навстречу Жану Кристофу попался Жан Бертран Крусиаль. Ничего удивительного нет также и в том, что, встретившись на улице, Миттеран и Крусиаль разговорились о поставках оружия в Анголу.

Жан Кристоф Миттеран в течение десяти лет возглавлял отдел африканских стран в администрации президента Франции, а именно своего отца, не зря его звали «Папа мне сказал». Пользуясь своей должностью при папе, он поддерживал отношения со всеми серьезными африканскими игроками.

Жан Кристоф посоветовал Крусиалю обратиться к некоему франко-бразильскому бизнесмену Пьеру Фальконе, который продавал африканским странам всяческую военную и полувоенную технику через специальную фирму, созданную французским министерством внутренних дел.

Министр внутренних дел Франции Шарль Паскуа слывет человеком, понимающим роль своей страны в Африке. Пьер Фальконе сразу же согласился помочь с оружием и предложил, чтобы избежать проблем с получением разрешения на экспорт французских пушек, обратиться к третьей стороне. То есть к нему самому и к его, Фальконе, партнеру, Аркадию Гайдамаку. Предложение было принято с радостью и удовольствием.

Пьер Фальконе уже несколько лет считался доверенным лицом могущественного министра внутренних дел Шарля Паскуа. Аркадий Гайдамак тоже не был новичком в секретных операциях, недаром бывший заместитель директора французской контрразведки Раймон Нарт сказал, что знает его с 1982 года и что Аркадий оказывал многочисленные услуги французскому государству.

Сегодня Аркадий Гайдамак известен всей Франции. Называют его в местной прессе очень просто: «мультимиллионер российского происхождения».

В результате случайной (так они заявляют на следствии. - «!») встречи Жана Кристофа Миттерана и Жана Бертрана Крусиаля Аркадий Гайдамак получил 630 млн. долларов, Ангола - крупную партию российского вооружения, а Франция - контракты на разработку нефтяных месторождений в Африке и самый громкий коррупционный скандал в своей истории.

Нефть, алмаз, инвест

В марте 1993 года, накануне исторической прогулки сына Миттерана по Парижу, произошло еще одно менее значимое событие. Президент Анголы Жозе Эдуарду душ Сантуш направил президенту Франции просьбу о срочной поставке большой партии оружия. Марксистский президент Анголы, лишившись после развала социалистического блока поддержки СССР и Кубы, уже не мог оказывать сопротивления соединениям УНИТА под руководством Савимби.

Жозе Эдуарду душ Сантуш умолял Францию помочь удержать власть. Хотя ничего не было высказано вслух, но все участники понимали, что за помощь оружием Франция получит все контракты на добычу и продажу ангольской нефти. А это как минимум 3 млрд. долларов в год. Так что получился «двусторонне выгодный контракт», как говорили в советские времена.

Париж уже давно пытался получить монопольное право на добычу ангольской нефти, которую разрабатывали американцы («Шеврон» и «Эксон». - «!»). Для этого Париж как раз и помогал УНИТА, глава которой Жонас Савимби был личным другом некоторых высоких чинов в спецслужбах Франции.

И совсем уже была победа на стороне Савимби и Франции. Но в последний момент США тоже решили поддержать УНИТА. Следовательно, в случае своей победы Савимби отдал бы лучшие контракты американским фирмам.

Чего стоят милейшие французы, даже если они старые друзья, по сравнению с мощным Пентагоном и бездонными американскими кошельками? Такого проигрыша Париж допустить не мог. И дело даже не в тоннах добытой нефти.

Ангольская экономика вся практически состоит из добычи нефти, да еще алмазов. А, значит, тот, кто контролирует нефть в Анголе, автоматически оплачивает и контролирует правительство страны. За последние десятилетия в Африке это стало уже традицией. Представительства крупных французских государственных компаний выполняют все функции посольств, а посольства служат для выдачи виз и организации официальных приемов.

Ангола помимо всего прочего является ключевым для Центральной Африки регионом. На деньги Анголы и с помощью ее прямого военного участия Браззавиль справился с возможным переворотом. Кабила (Демократическая Республика Конго. - «!») без помощи Анголы проиграла гражданскую войну.

Тот, кто контролирует правительство в Луанде, автоматически контролирует большую часть центральноафриканских государств, изобилующих, в свою очередь, нефтью, алмазами и цветными металлами. Отдать такое богатство Америке Франция просто не могла.

Официально Франция уже сорок лет как признала полную независимость своих колоний в Африке, но на деле продолжает активно влиять, а иногда и просто управлять, странами так называемой франкофонной Африки. Другие бывшие колониальные империи (Великобритания, Испания и Португалия) давно признали победу США в войне за господство над странами третьего мира. Но Париж этого сделать никак не может.

Французы искренне верят в то, что их страна до сих пор является мировой сверхдержавой, и всячески сопротивляются американскому диктату. Основным полем сражения в последнее десятилетие обе стороны выбрали Африку.

В 60-80 годах Африка была одним из участков глобального фронта холодной войны, где основными воющими странами были СССР, поддерживаемый Кубой, и Франция с Бельгией. А начиная с 80-х годов в борьбу за контроль над богатейшими природными запасами Африканского континента включились США.

С исчезновением СССР как одного из ведущих игроков в Африке впрямую столкнулись интересы Франции и Америки. Первые последствия нового распределения сил на континенте - взрыв военных конфликтов в экваториальной и субэкваториальной Африке, а также волна терроризма в Алжире.

И вот в такой момент Луанда добровольно «сдается» Франции. Президенту Миттерану все карты в руки. Помоги душ Сантушу оружием и выгони американцев из Анголы. Но не все так просто.

К 1993 году Миттеран потерял большинство в парламенте и вынужден был сосуществовать с правительством, представляющим правые партии. Контракт о поставках оружия, по французским законам, должен быть согласован с министром обороны. На тот момент этот пост занимал Франсуа Леотар, который был не просто против помощи промарксистскому режиму в Анголе, но и считал Савимби своим личным другом. Кроме этого, новое поколение политиков в Париже не слишком одобряло неоколониальную политику правительства, наивно требуя дать африканским народам право самим определять свое будущее.

Так и пропал бы Жозе Эдуарду душ Сантуш, если бы сын президента Миттерана вовремя не вышел прогуляться по Парижу.

Пушки вместо мяса

Получив отмашку от Миттерана, Гайдамак и Фальконе бойко взялись за дело. Уже к концу года через французскую фирму и под патронажем официального Парижа в Анголу поступила первая партия оружия. Официально оружие было продано словацкой фирмой ZTS Osol, но, судя по спецификациям, оружие было российское. Вообще-то поставками советского оружия через Чехословакию занималось еще КГБ начиная с сороковых годов. Видимо, старыми каналами КГБ Гайдамак и воспользовался.

За два года в общей сложности в Анголу было поставлено вооружений (тяжелая артиллерия и вертолеты) на сумму 630 млн. долларов США. Почти все участники операции получили по куску от сладкого пирога.

Жан Кристоф Миттеран обнаружил на своем секретном счету в Швейцарии кругленькую сумму в 1,8 млн. долларов США.

Некая загадочная вдова Марта Мондолони, проживающая в Габоне, перевела на счет созданной Шарлем Паскуа партии несколько миллионов франков.

О Фальконе и Гайдамаке и говорить не приходится. Сколько денег из 630 млн. долларов они заплатили за оружие, а сколько осталось им самим, мы вряд ли узнаем. Платили они за оружие по внутренним российским ценам, а продавали его по ценам мирового рынка. Зато все знают, во что услуги Гайдамака оценила Франция.

В 1996 году Аркадий Гайдамак был награжден одним из высших орденов Франции - Орденом за заслуги. Самое интересное, что представлен он был к награде по специальному списку президента Ширака в рамках министерства сельского хозяйства Франции за успехи в торговле мясом с Россией...

Все поставки «мяса» из России в Анголу были закончены в рекордно быстрые сроки. Деньги заплачены сполна. Душ Сантуш удержал власть. А Франция получила нефтяной контракт.

Попутно Аркадий Гайдамак выступил посредником при списании большей части государственного долга Анголы перед Россией. А заодно заключил с ангольским правительством контракт на добычу алмазов.

Свято место

Так бы Гайдамак и ходил в «героях» Франции и России, а операция по спасению душ Сантуша оставалась за семью печатями. Там, где хранятся и другие дела: о помощи ЦК КПСС Миттерану во время его избирательной кампании или о поставках оружия из Франции в Чечню. Но Гайдамак и Фальконе решили сэкономить на налогах, хотя их фирма («Бренко». - «!») была зарегистрирована во Франции.

Информация об уклонении «Бренко» от уплаты налогов попала к соответствующим французским службам еще в 1994 году, сразу после завершения контракта на поставку российских вооружений в Анголу.

Укрытие налогов является тягчайшим преступлением во всех странах западного мира, так что поступившие сведения были приняты к сведению. Машина налоговой инспекции со скрипом, тяжкими вздохами и неким испугом, продиктованным величиной сумм и положением участников операции, все-таки раскрутила обороты.

К середине прошлого года против основных участников операции было выдвинуто официальное обвинение в уходе от уплаты налогов на невиданную во Франции сумму в 1 256 766 403 франков (почти 200 млн. евро. - «!»).

Многие тогда сомневались, стоит ли устраивать скандал из-за каких-то денег. Ведь потянешь, как известно, за конец ниточки - клубочек-то и размотается. А зачем же его разматывать, слишком много там понакручено.

Так и получилось. Начали с ареста Пьера Фальконе и его секретарши, а в итоге посадили сына самого президента Миттерана, которому пришлось встречать Рождество за решеткой. Позже Миттерана все-таки выпустили на свободу под залог в пять миллионов франков.

У французского правосудия на сегодняшний день накопилось немало вопросов и к Аркадию Гайдамаку. Мандат на его арест был выдан еще в начале декабря прошлого года. Но российский бизнесмен, обладатель, по меньшей мере, четырех паспортов - французского, канадского, ангольского и израильского, - скрывается в Израиле и возвращаться во Францию пока не собирается.

В ходе расследования провели обыск в офисе «Бренко», где глазастые следователи обнаружили запылившуюся дискету. Вроде так себе дискета, а оказалось, что она содержит список лиц, которых регулярно субсидировала «Бренко». Список этот очень напоминает список членов престижного гольф-клуба: известный писатель, бывшие и нынешние советники президента Франции, африканские дипломаты и целый ряд крупных чинов из секретных служб нескольких стран.

Так что на сегодняшний день Франция охвачена крупнейшим за всю свою историю политическим скандалом. В Париже многие пытаются переложить ответственность за скандал на коррумпированную власть Анголы.

По этому поводу президент Габона сделал даже специальное заявление:

- Ни в одном нашем наречии такого слова, как коррупция, даже не существует, вы его создали. Ангола и есть настоящая жертва во всей этой истории. Ее просто обворовали: ружья русские, посредники французские, а деньги украли у Анголы. И на что вы жалуетесь...

Посредник всему голова

Вообще-то Францию можно понять. Как еще она может сопротивляться наступлению США и американских фирм в Африке. США - это Пентагон, Всемирный банк и МВФ, а главное, большой доллар. Франции остается только использовать свои давние связи и личную дружбу.

Кстати, Габон тоже покупал оружие у тандема Фальконе - Гайдамак и по той же схеме. Как показало французское расследование, поставки были осуществлены в 1994 году на сумму не менее 72 миллионов долларов. Оплата осуществлялась через Национальный банк Нью-Йорка (счет 608-206-024). Конечным же получателем был счет все той же компании ZTS Osol в одном из московских банков (не в банке ли «Российский кредит», где председательствует Аркадий Гайдамак? - Т.Р.).

Казалось, Франция нашла новый метод борьбы с США: берем российское оружие, поставляем его нашим африканским друзьям, получаем деньги за товар, платим поставщикам, самим себе и нужным людям в Африке. За что имеем: наших людей у власти, личную признательность и самые выгодные контракты.

Необходимое условие - правильный посредник, поскольку спекуляция чужим оружием - бизнес грязный и опасный. А что деньги посредник получит, не беда, зато нефтяные контракты будут наши.

К сожалению, скандал с Фальконе и Гайдамаком и продолжающийся громкий процесс Эльф вынудил Париж отказаться от закулисных игр с Анголой. Впервые в истории Франции было решено, что интересы страны нужно защищать только в рамках существующих законов.

Шарль Паскуа, один из столпов французского влияния в Африке, не может скрыть своего возмущения: «До сих пор ангольское правительство отдавало Франции наиболее выгодные нефтяные контракты, а теперь они могут уплыть в США. На это судьям, конечно, наплевать! Но Франции не наплевать. Никто из руководителей африканских государств не поверит, что ни французское правительство, ни сам президент республики не могут повлиять на следователей».

А ведь Шарль Паскуа прав. Пока в Африке бьют нефтяные фонтаны, а в недрах таятся алмазы, на каждого душ Сантуша найдется свой Гайдамак или Брюс Раппопорт. Африканских правителей не переделать, а понятия коррупции у них в языке не существует. Остается только добавить, что политика - это достижение реальных целей с помощью реальных средств. С моралью она не имеет ничего общего.

* * *

В конце февраля этого года грузовое судно «Анастасия», зарегистрированное в Грузии и направлявшееся в Анголу с «грузом запасных частей для автомобилей», по техническим причинам зашло в порт на Канарских островах.

Испанская полиция поднялась на борт для таможенного досмотра. При проверке запчасти оказались 636 тоннами различного оружия, отправленного в Анголу «Росвооружением». Судно было задержано до выяснения обстоятельств.

Обстоятельства выяснились довольно быстро. Ангольский представитель в Мадриде немедленно заплатил штраф в 800 тысяч долларов и отправил судно по назначению.

Недавно ангольский президент, принимая нового посла Франции, пожаловался на то, что дерево дружбы двух стран может засохнуть, если Франция перестанет его поливать. Интересно, чье же дерево дружбы поливает сегодня «Росвооружение»?

Ответ на этот вопрос мы скоро узнаем. При заключении Анголой новых нефтяных контрактов.