Убийство Андрея Козлова Стало Гостайной

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Любые публикации, связанные с расследованием громких уголовных дел, могут быть квалифицированы как уголовно наказуемые деяния

1161930433-0.jpg Генпрокуратура России возбудила уголовное дело по факту разглашении гостайны при расследовании уголовного дела об убийстве 1-го зампреда Центробанка Андрея Козлова. Методы, использованные оперативниками для поимки предполагаемых киллеров, как выяснилось, составляли тайну, пока о них не написали в газетах. Таким образом, Генпрокуратура дала журналистам понять, что отныне любые публикации, связанные с расследованием громких уголовных дел, могут быть квалифицированы как уголовно наказуемые деяния.

5-я статья федерального закона о государственной тайне относит к перечню сведений, составляющих гостайну, и сведения в области оперативно-розыскной деятельности. В свою очередь, закон «Об оперативно-розыскной деятельности» сообщает, в частности, что сведения «об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность».

Уголовное дело возбудил замначальника управления по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры Салман Ковраев, возглавляющий следственную бригаду по делу об убийстве Андрея Козлова. Утечку информации он не стал квалифицировать по специально предусмотренной для этого УК статье 310 («разглашение данных предварительного расследования»), предусматривающей исправработы, а выбрал более тяжкую 283-ю статью («разглашение гостайны», санкция до четырех лет лишения свободы). В сообщении Генпрокуратуры говорится, что разглашать гостайну журналисты начали с 10 октября, то есть примерно через месяц после начала следствия по убийству господина Козлова. Тогда же Генпрокуратура установила, что источник информации, которым воспользовались журналисты, «связан с расследованием этого уголовного дела», и начала масштабную служебную проверку в своем ведомстве. Замгенпрокурора Александр Буксман заявил, что «лицо, которое выдало эти материалы, находится в структурах, близких к следствию и оперативной работе», и выразил надежду, что «виновника все-таки найдут».

Пока подчиненные писали объяснительные Салману Ковраеву, утечка шла полным ходом – в разных газетах чуть ли не ежедневно появлялись публикации, раскрывающие все новые и новые шаги следствия. В итоге обычная служебная проверка по факту разглашения превратилась в самостоятельное уголовное дело. При этом господин Буксман дал понять, что просочившаяся в прессу информация о задержании троих предполагаемых убийц господина Козлова мало волнуют его ведомство. Однако публичное обсуждение «способов, которые применило следствие в поисках преступников, как вышли на этих людей и как их задержали», по мнению замгенпрокурора Буксмана, «составляет тайну, поскольку существуют специальные программы».

Между тем в МВД России, сотрудники которого входят в оперативно-следственную группу, отвечая как раз за поиск и задержание подозреваемых, с господином Буксманом, видимо, не совсем согласны. Всего за два дня до возбуждения уголовного дела о разглашении первый замглавы МВД Андрей Новиков сообщил журналистам, что передаваемая ими информация о ходе расследования дела об убийстве господина Козлова мало соответствует действительности. «Никто добровольно в милицию не являлся,– заявил генерал-полковник Новиков, комментируя заметку, о явке с повинной киллеров.– Задержание стало возможно благодаря кропотливой и экстремальной работе сотрудников милиции». Замминистра пообещал «официально и подробно рассказать о раскрытии этого преступления через несколько дней».

«Возбуждение уголовного дела о разглашении гостайны в данном случае – это какая-то юридическая глупость,– сказал защитник Руслан Коблев, принимавший участие во многих резонансных делах.– Если журналист, например, пишет о том, что «на преступников вышли, получив распечатки соединений их мобильных телефонов», это вовсе не означает, что он раскрыл один из способов оперативной работы. Об этом «методе ОРМ» сегодня знают все. Об этом открыто говорят на процессах – например, в суде по делу об убийстве Пола Хлебникова гособвинитель Дмитрий Шохин неоднократно призывал присяжных обратить внимание на данные мобильных соединений обвиняемых. Следствию почему-то не приходит в голову, что все его ходы можно легко просчитать без всякой утечки информации». [...]

Сергей Машкин

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::27.10.06