Убийство в рекламных целях

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Убийство в рекламных целях

"Убийство рекламного магната Бориса Гольдмана — громкое во всех смыслах. И по способу исполнения, и по числу жертв, и по общему антуражу. “МК” уже писал, что в последнее время число заказных убийств в Москве заметно снизилось. По неофициальной информации, крупные бизнесмены заключили негласный договор с криминалом: все вопросы решать без крови. Теперь если кого в столице и “заказывают”, так это мелких коммерсантов либо уголовников.

     Борис Гольдман стал исключением из правил.
     Побывав на месте преступления и пообщавшись с людьми, которые знали известного рекламщика, мы убедились: корни убийства нужно искать в прошлом бизнесмена.
     “Здесь авария, страшная авария!” — первое, что крикнул в телефонную трубку свидетель убийства. Было 20.15. И в самом деле: сначала у многих сложилось впечатление, что мотоцикл протаранил “Вольво” на перекрестке, а уж потом иномарка загорелась. Увы, реальность оказалась страшнее.
     Когда журналисты “МК” приехали на угол улиц Вавилова и Дмитрия Ульянова, пожарные уже залили полыхавшую иномарку пеной. Асфальт стал белым, как если бы выпал снег. Рядом чернели обугленные останки мотоцикла, еще чуть поодаль, скрючившись, лежал труп охранника. Сотни прохожих собрались поглазеть на место происшествия. 
     “Витрина жутких денег стоит! Кто нам за это заплатит?!” — сокрушался работник магазина в доме 7 по улице Дмитрия Ульянова. Сколько стоит человеческая жизнь, его, похоже, не сильно волновало, хотя мужчина только что сам рисковал головой. За несколько секунд до взрыва он переходил дорогу именно в том месте и даже видел, как бронированный “Вольво” приближается к перекрестку. 
     “Киллер хорошо изучил маршрут”, — рассказали “МК” сотрудники МУРа. Кстати, свидетели тут же вспомнили, что несколько раз видели на этом перекрестке мотоциклистов. Хотя, возможно, это были обычные байкеры. Но преступник действительно учел многие мелочи. Он знал, что, выехав из своего офиса около метро “Академическая”, Гольдман поедет домой именно этой дорогой. Знал, что бизнесмен будет сидеть в первом авто (машина сопровождения шла сзади). Знал, что первую остановку “Вольво” почти наверняка сделает на первом светофоре: зеленый здесь горит очень мало, и почти всегда образовываются пробки. Скорее всего убийца дождался, пока коммерсант выйдет из офиса, оседлал мотоцикл “Сузуки-Бандит”, довел иномарку до перекрестка... Затем он подбежал к машине и положил на крышу чемоданчик с взрывчаткой. Один из охранников, сидевший в джипе, успел выскочить из машины, бросился к мотоциклисту, но в эту секунду прогремел взрыв. Затем автомобиль загорелся. Но потушили его буквально за четверть часа: пожарные быстро провели пенную атаку.
     Врачам “скорой” и криминалистам остается только посочувствовать: смотреть на то, что осталось от людей после такого взрыва, — испытание не для слабонервных. Водителю Сергею Шкадову просто снесло верхнюю часть туловища. На Борисе Гольдмане сгорела вся одежда. Убийца тоже обгорел до неузнаваемости.
     Помимо Гольдмана и его людей невольными жертвами теракта стали трое прохожих. 55-летнюю Валентину Горину увезли в 1-ю горбольницу с закрытой травмой живота, 25-летнего Сергея Краснова — туда же с открытой раной головы, 70-летнего Бориса Туровцева — с сотрясением мозга.
     Исследовательские работы на месте взрыва затянулись. Быстро стемнело, и более тщательный осмотр решили отложить до утра. Так что вчера даже к 13.00 еще не были вывезены остатки автомобиля жертвы и мотоцикл преступника. Кипела работа и в пострадавшем доме 55/7 по улице Вавилова. Светлана, проживающая в 64-й квартире этого дома, рассказала нам, что стекла работники местного ДЕЗа начали вставлять еще в 10 вечера накануне.
     — У нас в квартире выбило 5 стекол. Слава богу, что вынесло только внешние стекла, и осколки упали внутрь пакета...
     Наконец покореженную машину подцепили и увезли на штрафстоянку, в проезд Одоевского. На месте преступления сиротливо остался лежать мотоцикл убийцы...
“КИЛЛЕР БЫЛ НАСТОЯЩИМ ГОНЩИКОМ”
     О первых ходах следствия “МК” на условиях анонимности рассказал представитель прокуратуры.
     — Насколько быстро установили личность киллера?
     — Почти что сразу. Это Максим Коньков 1980 года рождения, житель района Южное Тушино. Молодой человек был одет во все черное, на голове — гоночный шлем. А между ног — портфель-“дипломат”, который он и положил на крышу машины. При взрыве ему оторвало руки. В кожаной куртке Конькова мы нашли записную книжку и водительское удостоверение на его имя. Спортивный молодой человек, официально нигде не работавший. Каких-то неприятностей с законом у него тоже не было.
     — Он что, заядлый мотоциклист?
     — Мотоцикл, конечно, навороченный. Я не специалист, но знаю, что такие мотоциклы, как правило, предпочитают “стрит-райсеры” — любители экстремальных гонок по городу. Неподготовленный водитель с таким агрегатом сразу не справится. Кстати, машина была оформлена на него совсем недавно — в марте. На мотоцикле даже не было регистрационного номера.
     — Не странно ли это? Киллер отправляется на задание с документами, на своем мотоцикле... Нет ощущения, что его просто использовали втемную?
     — Эта версия проверяется. Хотя больше похоже, что он знал, какое задание получил. Мы нашли очень важную улику — японскую рацию, похожую на те, какими пользуются сотрудники милиции. Она была прикреплена к поясу молодого человека и мигала красной лампочкой вызова. Кто-то хотел с ним поговорить. Но пока никого задержать не удалось.
     — Что из себя представляло взрывное устройство?
     — Самодельное безоболочковое, направленного действия, эквивалентное 600 граммам тротила. Пока неясно, как оно приводилось в действие. Проверяется версия, согласно которой ее включили по радиосигналу дистанционно из проезжавшей мимо машины. Соответственно, сделано это было с таким расчетом, чтобы киллер не успел уехать и погиб вместе с Гольдманом. А возможно, сам преступник не разобрался со сложным устройством, не успел отъехать и погубил себя.
      — Был ли у Гольдмана хоть какой-то шанс выжить?
     — Охранник из джипа сопровождения бросился к “Вольво”, когда прогремел взрыв. Гольдман сидел на заднем сиденье справа. Но дверь с его стороны заклинило. Удалось открыть переднюю дверь и вытащить 36-летнего охранника Михаила Тарасова. Однако он уже был мертв.
     — Связываете ли первое и второе покушение на Гольдмана?
     — И первый, и второй случай мы пока склонны связывать с тяжбой между компаньонами. Они вообще очень похожи: первый взрыв прогремел на этой же улице, почти в этом же месте — взрывчатка была под днищем, и пострадал охранник. По этому преступлению было много сделано, но прямых доказательств не было, и привлечь к ответственности никого не удалось.
* * *
     Соседи не могут поверить, что погибший при взрыве “Вольво” 24-летний Максим Коньков — главный подозреваемый в совершении преступления. 
     — Один он был у родителей, — рассказывает соседка по площадке Лена. — И главное, такая благополучная семья! Лет десять они уже рядом с нами живут. Отец — бывший пожарный, только что вышел на пенсию, мать сейчас еще работает, Максим раньше борьбой профессионально увлекался. Непьющий... Последние года два, правда, Максим редко дома появлялся — приезжал на этом мотоцикле с девушкой раз-два в неделю. Родителей навещали. Со шпаной никогда не водился, общительный такой, буквально несколько дней назад в лифте его встретила: “Как дела?” — спросила. Он так весело кивнул... Да какой из него киллер?! Извините, мне тяжело о нем говорить...
     Несчастная мать Конькова с корреспондентами разговаривать не захотела: “Все сразу на сына навешали”, — плача, сказала она в телефонную трубку.
ДВОЙНОЙ ЗАКАЗ
     На 49-летнего Бориса Гольдмана уже один раз покушались. 20 октября 2003 года все на той же улице Дмитрия Ульянова (там находится офис его компании NFQ) преступники заложили в его джип “Тойота” взрывное устройство. Тогда Гольдман отделался шоком, а водитель получил ранения ног.
     В милиции предположили, что Гольдмана тогда пытались скорее запугать, чем устранить. По крайней мере запугать бизнесмена удалось: после покушения Гольдман усилил свою охрану и взял в аренду бронированный “Вольво S80”.
     Из досье “МК”. В прошлом учитель русского языка и литературы, Борис Гольдман начал карьеру в рекламном бизнесе 12 лет назад. Свою деятельность он начал в компании “Российская автомобильная биржа”. После ее развала в 1992 г. вместе с Максимом Блохом и Сергеем Фомкиным он создал рекламное агентство полного цикла NFQ (New Found Quality — “Новый взгляд на качество”), которое делало все — от планирования и размещения рекламы на телевидении, радио, в СМИ, на транспорте и улицах до производства сувениров и полиграфической продукции.
     Среди тех брэндов, которые на российском рынке продвигало NFQ, можно назвать компании “Рамстор”, “Нивея”, “Мерседес-Бенц”, “Форд”, чай Dilman, сок “Чемпион”, пиво “Красный Восток”, “Чешский стандарт” и “Солодов”, строительные смеси “Консолит”, радио “Максимум”. Перед выборами 1996 года агентство занялось политикой. Совместно с Фондом эффективной политики Глеба Павловского NFQ участвовало в предвыборных кампаниях в Госдуму и президентских выборах Бориса Ельцина.
     В феврале 1999 г. New Found Quality оказалось втянуто в скандал. В офисе фирмы проводились выемки, а руководителей не раз вызывали в Генпрокуратуру по делу “Аэрофлота” и “Андавы”. Следователи искали связь компании с фирмами Березовского: NFQ осуществляло рекламную поддержку этих структур.
     После этого в 2001 году из компании ушел один из учредителей — Александр Спектор. Он пришел в агентство, когда то уже давно существовало, но при этом имел значительную часть акций компании. После ухода он основал новое агентство — AdPeople.
     Бывшие коллеги пытались поделить между собой клиентов. Это, а также другие разногласия приводили к большим конфликтам. Как результат были расторгнуты контракты NFQ с производителями пива “Красный Восток” и гипермаркетами “Рамстор”.
     Еще после первого покушения в правоохранительных органах предположили, что удар мог нанести кто-то из бывших коллег Гольдмана. Следователи проверяли также деловые контакты бизнесмена в сфере полиграфии и проблемы с принадлежавшей ему недвижимостью. Но следствие шло довольно вяло, хотя сам Гольдман, как говорят люди, знавшие его, пытался содействовать установлению истины. В итоге заказчиков и исполнителей осеннего взрыва все равно не нашли.
     Безусловно, первое покушение на Гольдмана и нынешнее убийство — звенья одной цепи. Работай следствие тогда поактивнее — нынешнее убийство можно было бы предотвратить.
“ПОЧЕМУ ПОСТРАДАЛ ИМЕННО МОЙ МУЖ?”
     Среди случайных жертв взрыва автомобиля “Вольво” — 25-летний Сергей Краснов, 71-летний Борис Туровцев и 55-летняя Валентина Горина. Все они оказались по чистой случайности в центре событий.
     Сергей Краснов (он работает на съемках кинофильма “Бедная Настя” и развозит актеров на службу и домой) ехал на заправку, после чего собирался на съемочную площадку за актерами. На перекрестке улиц Вавилова и Дмитрия Ульянова он притормозил на красный свет светофора рядом со злополучным “Вольво”. А через секунду раздался взрыв...
     — Я успел только упасть на сиденье. Даже не знаю, как у меня это получилось, — признается Сергей.
     С травмами головы и ожогом сетчатки глаз Краснов был доставлен в 1-ю Градскую больницу. Сейчас ему наложили швы, но состояние по-прежнему остается среднетяжелым.
     Борис Туровцев в момент взрыва возвращался со своей дочерью домой из гаража, где они готовили автомобиль к техосмотру.
     — Они как раз проходили мимо “Вольво”, — плачет супруга Туровцева Валентина. — Осколками во время взрыва дочку лишь слегка поцарапало в области лба. А вот супруга ударной волной отбросило на несколько метров. Когда дочь подбежала к нему, Борис лежал без сознания, а из головы хлестала кровь...
     С черепно-мозговой травмой Туровцева увезли на “скорой” в институт имени Склифосовского, где ему тут же сделали операцию (в голове мужчины застряли два осколка).
     — Ну почему пострадал именно мой муж?! Самый скромный, порядочный, ни в чем не повинный человек... Господи! Да что же происходит в Москве?! Здесь стало страшно жить: каждый день то взрывы, то аварии... Что-то ведь надо делать!!!
“Я ВСЕ РАВНО ЕГО ЖДУ”
     — Пустота в квартире без Миши. Пустота, — шепчет как заклинание маленькая худенькая женщина, зябко кутаясь в шаль. Мать Михаила Тарасова — охранника, погибшего вместе с бизнесменом Борисом Гольдманом, не может смириться с потерей сына. 
     Справка “МК”. Гольдмана охраняли сотрудники ЧОП “Джи Би Эм”. Это предприятие формировалось в основном из сотрудников 9-го Управления КГБ СССР. И кроме рекламщика охраняло руководителей “Сиданко”, “Роснефти”, “Диам-Банка”. 
     Работать охранником в рекламное агентство NFQ 36-летний Михаил пришел три года назад. Окончил МАИ, по специальности инженер, но после службы в армии десантником предпочел охранное дело. Понятно, что платили неплохо. 
     Всю свою жизнь Михаил прожил в квартире с мамой Александрой Федоровной и с семьей младшего брата. Подруг у Миши было хоть отбавляй, а вот спутницу жизни он так и не успел найти. “Он смеялся, что его будущая жена еще растет”, — вздыхает Александра Федоровна. 
     С мамой Михаила входим в Мишину комнату. Обстановка простая, но уютная. На столе лежат пульты от телевизора и видео, а на подоконнике — рассада. За дверью в комнату — целая дюжина поглаженных чистых рубашек, в шкафу развешаны несколько костюмов черно-синего цвета. Одеваться с иголочки было непременным условием работы в фирме Гольдмана. И Михаил каждый вечер начищал свою обувь до блеска.
     — В понедельник он встал рано, в половине шестого, — вспоминает Александра Федоровна. — Оделся, позавтракал и ушел на работу. Вечером я смотрела новости и ужаснулась, когда услышала про взрыв. Но даже представить себе не могла, что в этой иномарке мой сын.
     Звонок по домофону раздался в половине второго ночи. Мужской голос объяснил, что это Мишины друзья с работы. Александра Федоровна на минутку задумалась: “Может, Миша гулял с друзьями где-то?” Но когда открыла дверь, на лестничной площадке стояли трое мужчин. Без Миши.
     — А где Миша?
     — Его нет. 
     — Как нет? А где он? В аварию попал? Кто вы такие?
     — Его совсем нет. Он погиб...
     На стене висит портрет мальчугана с пухлыми щечками и задорным веселым взглядом. И тут же другая его фотография — в кепи и ярких шортах под струями водопада стоит человек-великан в позе силача, поднимающего гири. И те же смешинки в глазах...
     Родственники, знакомые, друзья отзываются о Михаиле как о веселом, жизнерадостном и очень добром человеке. Где бы он ни появлялся, он всегда был в центре внимания и своими шутками, задорным смехом мог заразить любого собеседника. 
     — Мы с семьей на дачу любили ездить, когда там был Мишка, — делится Светлана, жена старшего брата Михаила. — Это значит, что там веселье, компании и шашлыки. 
     — Ушел и нет его, — задумчиво произносит Александра Федоровна, теребя платок в руке. И вдруг с отчаянием добавляет: — Но я все равно его жду!
     Водитель Бориса Гольдмана Сергей Шкадин был с ним и во время первого покушения. Тогда он чудом уцелел, теперь погиб вместе со своим боссом.
БРОНЯ КРЕПКА, НО МОТОЦИКЛЫ БЫСТРЫ
     В современной российской криминальной истории это второй случай, когда гангстеры устраняют неугодных столь варварским способом. В октябре 1999 года точно так же убили депутата Госдумы Новоселова: преступник положил пакет с бомбой на крышу его машины. Убийца пытался скрыться с места преступления пешком, и неудачно: его арестовали. Возможно, поэтому организаторы убийства Гольдмана решили одним взрывом убить двух зайцев. Ну а бизнесменам теперь впору позаботиться о том, чтобы пересесть в броневики. Или сесть на танки.
     Как стало известно “МК”, с “Вольво”, взорванной на углу улиц Вавилова и Дмитрия Ульянова, изначально были сложности. Ее долго не могли продать и в конце концов отдали в прокат. Броню на “Вольво” ставили в Чехии. Зарегистрировали машину в фирме “Армортех” в феврале 2003 года. А осенью ею стал пользоваться Гольдман.
     Вообще, сегодня автоброневики производятся не только за рубежом, но и в России. Есть два пути: найти машину, бронированную на заводе-изготовителе, или отдать предпочтение авто неоригинальной бронировки, выполненной профессионально занимающейся этим фирмой. Самый распространенный европейский вариант — защита уровня В4+. По периметру такая броня “держит” пулю с мягким сердечником, выпущенную из АК-47 (производство боеприпасов такого типа в нашей стране прекращено еще в 1991 году, и нынче их изготовляют только в Китае). С крышей же еще хуже: выстрел под углом 30°. Это актуально лишь для Европы, где в большинстве случаев киллеры ходят “на дело” с пистолетами: для более серьезного оружия и взрывчатки броня уровня В4+ помехой не является. В России более актуальной является защита от модернизированного автомата Калашникова с бронебойно-зажигательным или имеющим термоупрочненный сердечник патроном — все остальное просто несерьезно. Заказчик должен четко представлять, от какого рода нападения ему предстоит защищаться, и не экономить на этом. Оптимальный вариант — своеобразная капсула: защита устанавливается по всему салону, от двигателя до багажника — бронируются пол, крыша, стойки дверей и все внутренние полости.
Однако, несмотря на все меры предосторожности, в конечном итоге все будет зависеть от изобретательности киллера — от выбора оружия или количества взрывчатки. Обеспечить 100-процентную защиту невозможно: автомобиль — не танк. И “Вольво” Гольдмана — не исключение. К тому же у этой модели довольно слабая подвеска, и много брони на нее не навесишь."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации