Убийство гендиректора "Спартака" Ларисы Нечаевой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::30.01.2006

Как убивали «Спартак»

В распоряжение «Версии» попали эксклюзивные документы по расстрелу гендиректора «народной» команды

Алексей Матвеев

Converted 20707.jpg

Апофеозом кризиса самой популярной футбольной команды страны стало громкое убийство генерального директора «Спартака» Ларисы Нечаевой. В распоряжение «Версии» попали эксклюзивные материалы этого уголовного дела. Они проливают свет на то, что происходило в недрах нашего ведущего футбольного клуба в 90-е годы. При этом дело не закрыто, а всего лишь приостановлено. Впрочем, обо всём по порядку.

Итак, 15 июня 1997 года около 2 часов дня в дачном домике Ларисы Нечаевой раздались выстрелы. Как следует из заключения судмедэкспертизы, двумя выстрелами в живот и голову была застрелена сама гендиректор «Спартака», пули в лицо и голову сразили также её подругу Зою Рудзате. Чудом выжил брат Нечаевой Геннадий Сорокин, получивший ранения в шею и правое предплечье. Больше всех повезло лишь знакомому Ларисы Валентину Полякову: в ночь с 14 на 15 июня он мирно спал в бане дачного домика и даже не услышал роковых выстрелов. Когда окровавленный Геннадий Сорокин докричался наконец до своего приятеля, тот вызвал «скорую помощь» и милицию...

Спустя пару дней после убийства преступник запросто разъезжал по городу

Converted 20708.jpg

Компания из четырёх человек отправилась на дачу Нечаевой в посёлок Таратино Владимирской области накануне вечером 14 июня, сразу по окончании матча с участием «Спартака» и нижегородского «Локомотива». Отдохнуть, попить пива — всё это явствует из показаний тех же Сорокина и Полякова. На следующий день около полудня Лариса и Зоя поехали на машине за очередной порцией алкоголя, на обратном пути их уже сопроводил домой оранжевый «Москвич», в нём-то и следовали убийцы.

«Тёплая» беседа завязалась уже в самом домике Ларисы. Преступники сообщили жертве, что её убийство заказано, откупиться она может только солидной суммой в $100 тысяч. Нечаева обещала удовлетворить требование налётчиков, когда вернётся в Москву, с собой у неё, разумеется, подобной суммы не было. Бандитов это не остановило — последовали выстрелы. Стрелял, согласно показаниям выжившего Сорокина, некий Алексей Здор, ранее несудимый. Направлял руку товарища более опытный Владимир Теношвили, дважды отбывавший сроки заключения. Преступникам было всего по 26 лет, оба уроженцы подмосковного городка Лыткарина.

Поиски убийц до сих пор не дали результата, хотя они, судя по оперативным данным, не особо и скрывались. «Силами сотрудников УВД Владимирской области и ОВД города Лыткарино организованы засады, — сообщает в Генеральную прокуратуру начальник отдела криминалистики Владимирской областной прокуратуры Лаврухин. — При отработке связей установлено следующее: из показаний Чебушевой Елизаветы Борисовны, проживающей в г. Лыткарино, последний раз Теношвили видели 17 июня за рулём «Мерседеса». До этого Теношвили вместе с Чебушевой ездил по городу Лыткарину на машине марки «ВАЗ-2108».

Другими словами, спустя буквально пару дней после убийства один из преступников запросто разъезжал по малюсенькому городу, где все друг друга знают. Видимо, не возымели действия милицейские «засады»... А ещё, как зафиксировано в обзорной справке о работе по раскрытию убийства Нечаевой, на следующий день после расстрела Теношвили был доставлен своим отцом в больницу города Лыткарина и помещён на стационарное лечение с диагнозом «аллергия». Вот только на следующее утро аллергика в больнице уже не обнаружили...

При проверке оперативниками особо близких связей подозреваемого установлено, что сожительница Теношвили Ирина рейсом №1139 вылетела в Краснодар с молодым человеком, по приметам очень похожим на разыскиваемого. Конечно, ни самого убийцу, ни упомянутую Карпенко так и не нашли. Равно как и его напарника Алексея Здора, следы которого затерялись где-то в Сочи. Затем, по словам очевидцев, обоих преступников видели в и Чечне. Столь успешно замести следы им, безусловно, кто-то очень сильно помог.

Большинство сделок проворачивал вездесущий помощник Романцева Есауленко

Роль самого именитого в новейшей российской истории футбольного специалиста в развале клуба, где он сделал себе имя сначала как игрок, а позднее как тренер, трудно переоценить. Ведь это Олег Романцев попросил в своё время уйти с поста президента «Спартака» Юрия Шляпина: мол, в противном случае игроки в массовом порядке начнут покидать команду. Однако именно в период правления самого Романцева начался и продолжился «великий исход» лучших футболистов прославленного клуба.

В своё время «Версия» подробно сообщала, чем были вызваны кардинальные перемены в составе спартаковцев — в основном это диктовалось причинами сугубо меркантильного характера. К тому же в недрах «Спартака» обосновались люди откровенно криминального типа. Романцев неизменно бравировал: он сам-де привёл их в славный коллектив. При этом команда хирела на глазах: в результате, обескровленная в кадровом и финансовом отношениях, она скатилась до роли середняка российского первенства, от которой постепенно избавляется только сейчас.

...Из протокола допроса Олега Романцева по уголовному делу об убийстве Ларисы Нечаевой: «Я полностью доверял Нечаевой как специалисту и не вникал в её деятельность... Каких-либо причин убийства, связанных с работой Ларисы, не вижу. Проверки финансового состояния команды не выявили существенных нарушений...»

Они оказались настолько «несущественными», что в марте 2003 года Генеральная прокуратура РФ возбудила-таки по представлению тогдашней Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП) уголовное дело в отношении руководства ФК «Спартак» — президента Олега Романцева, его зама Григория Есауленко, генерального директора Юрия Заварзина и главного бухгалтера Павла Панасенко. Основные претензии — уклонение от уплаты налогов в крупном размере. Спартаковцы в процессе всякого рода финансовых махинаций (о них тоже подробно писала «Версия») задолжали казне более $1,5 миллиона. Правда, обвинение предъявили одному Григорию Есауленко, Романцев и Заварзин проходили в качестве свидетелей. Вот дело это до логического конца, как водится, не довели.

Романцев, по его же словам, будучи президентом клуба, не вникал в финансовые вопросы. Большинство сделок проворачивал его вездесущий помощник Григорий Есауленко. Ну а клубные деньги «Спартака», заработанные футболистами в различных турнирах, рассылались по всему миру на таинственные счета. Совсем не бескорыстно для господ Романцева, Есауленко, Заварзина и иже с ними. «Спартак» получал миллионы долларов за регулярные выступления в самом престижном клубном турнире Европы — Лиге чемпионов, спонсоры также щедро осыпали «красно-белых» солидными бонусами. Денежные вливания текли полноводной рекой, здесь как раз и нужен был рачительный хозяин, и он у клуба появился. Но...

Охрана Нечаевой запоздала на сутки

...Из протокола допроса по уголовному делу Нечаевой генерального директора частного охранного предприятия «Скат» Александра Воронова: «6 июня 1997 года (всего за девять дней до убийства. — Ред.) во второй половине дня нам позвонила женщина, представившаяся генеральным директором футбольного клуба «Спартак» Нечаевой Ларисой Геннадиевной. Она сказала, что хотела бы переговорить по вопросу её личной охраны, знакомые рекомендовали нанять профессиональных охранников... Мы договорились, что с 16 июня (Нечаеву застрелили в дачном домике днём раньше. — Ред.) у неё будет постоянная охрана, заключили официальный договор, на том и расстались».

Лариса Нечаева была весьма скрытной натурой: никому, даже родному брату Геннадию Сорокину, она и словом не обмолвилась об угрозах в свой адрес. При этом опасения за жизнь у неё, видимо, были, ведь возникла же потребность обратиться за помощью к сотрудникам частного охранного предприятия. Ну а заказчики преступления, похоже, очень спешили убрать Нечаеву, поскольку каким-то образом узнали о её планах нанять охранников. Другими словами, понятно, что ни о какой конфиденциальности в «Спартаке» в то время не могло быть и речи: слишком уж неразборчивым оказался его тогдашний президент в подборе кадров.

Уже после трагической кончины Нечаевой Романцев подписал документ, в котором доверял распоряжаться деньгами «Спартака» всё тому же Есауленко и новоиспечённому гендиректору Юрию Заварзину. Позднее, на нашумевшей пресс-конференции, посвящённой отставке Романцева, президент «красно-белых» Андрей Червиченко рассказал народу, что все данные о финансовой деятельности знаменитого клуба в 90-е годы были попросту стёрты из компьютеров его прежними владельцами...

Разницы между клубной кассой и личным счётом боссы «красно-белых» не замечали

Впрочем, вернёмся к убийству Ларисы Нечаевой. Хотя Олег Романцев и отрицал клубную подоплёку расправы над ней, следователям эта версия представлялась наиболее логичной. Это прослеживается и в тексте допроса тогдашнего вице-президента клуба Григория Есауленко. «Хотя я был вице-президентом «Спартака», но у меня не было права подписи, — заверяет следователя Есауленко. — И поэтому все договора на покупку или продажу игроков вела Нечаева. Финансовыми делами в основном занималась Нечаева с ведома Романцева. Личных счетов в банке у меня не было и нет. Механизма перечисления денег за покупку и продажу игроков я не знаю, так как этим делом занималась Нечаева Л.Г. Хочу добавить, что я точно не знаю, как Романцев О.И. контролировал деятельность Нечаевой Л.Г. в процессе покупки или продажи футболистов».

Вот только подписи Есауленко почему-то стоят едва ли не на всех контрактах игроков «Спартака» той поры. Наверное, Нечаева просто пыталась вмешаться в этот процесс, но, судя по всему, безуспешно. Ещё раньше «Версия» опубликовала обширную и весьма любопытную переписку господина Есауленко с управляющим швейцарского банка Arzi bank AG, из которой становится очевидно, как шустрый вице-президент «красно-белых» манипулировал спартаковской валютой. «Если денег на моём счёте не хватает, переведите деньги со счёта «Спартака» на мой счёт, — просит Есауленко управляющего банком. — Но платёж в любом случае проведите оттуда». Похоже, разницы между клубной кассой и своим личным счётом тогдашние боссы «красно-белых» просто не замечали.

Свет на взаимоотношения начальников «Спартака» проливают и показания одного из близких друзей Нечаевой Дмитрия Савотина: «Образно говоря, вице-президент клуба Есауленко Г. пытался разделить монополию финансовых вопросов, которыми занималась Нечаева. Лариса недолюбливала Есауленко по работе и всячески пыталась отстранить его от работы в клубе, то есть была за его уход, увольнение...»

Убийство заказал Есауленко, а организатором стала чеченская «крыша»

Чрезвычайно любопытно и одно анонимное письмо, поступившее 14 июля 1997 года в адрес следственного комитета ФСБ РФ, его текст мы приведём полностью. «Я хорошо знаю ситуацию, сложившуюся вокруг «Спартака», — сообщает аноним. — Лично знаю людей в руководстве клуба. Произошло там следующее. До прошлого года деньги, приходящие в клуб от продажи футболистов, а также спонсорские средства ложились на личные счета Есауленко Г.В. И всеми финансовыми операциями негласно ведал он. До какого-то момента Олег Романцев верил, что деньги на личные счета кладутся якобы для того, чтобы уйти от налогов и т.д. Человек Олег Иванович хороший, но алкоголик. Поэтому заморочить голову ему было несложно, устраивая бесконечные попойки с выездом на дачу. Некоторое время назад он стал догадываться, что с деньгами творится что-то неладное. Тогда Романцев уговорил Нечаеву прийти на работу в клуб. Когда она вникла в происходящее, то соответственно во всём разобралась, так как была умной, дотошной женщиной. Где-то полгода назад в клубе произошёл внутренний скандал, когда Есауленко Г.В. чуть не выгнали с работы. Нечаева пыталась лишить его финансового влияния. Скорее всего заказал убийство Есауленко, а организатором явился его друг и «крыша» чеченец Турпало».

Старший следователь прокуратуры Владимирской области Прохоров оперативно отреагировал на это послание, дав задание сотрудникам ОЭП УВД Владимирской области проверить информацию. В частности, имеются ли личные счета у Есауленко, каковы их источники и направления дальнейшего движения средств. Вот только серьёзных результатов эта проверка не дала.

Зато после получения письма был очерчен круг наиболее вероятных заказчиков убийства Ларисы Нечаевой. Вот что сообщает в своём рапорте старший оперуполномоченный ГУУР МВД РФ подполковник милиции Деркач начальнику того же ведомства генерал-лейтенанту Храпову: «Докладываю, что в ходе проведения мероприятий по выявлению вероятных заказчиков убийства генерального директора футбольного клуба «Спартак» установлено следующее. Вице-президент клуба Есауленко Г.В. после смерти Нечаевой Л.Г. исполняет обязанности директора. Работая вице-президентом, Есауленко занимался приобретением и продажей футболистов. Часть вырученных денег от продажи он присваивал. Есауленко выделялись средства на организацию судейства в заказных матчах. Он о расходовании денег ни перед кем не отчитывался. С приходом Нечаевой Есауленко стали отстранять от вышеназванных обязанностей. На этой почве у них неоднократно происходили конфликты. Есауленко тоже предпринимал попытки отстранить Нечаеву от занимаемой должности. Большинство сотрудников клуба выступало на стороне Нечаевой.

Кроме этого Есауленко неоднократно видели в обществе братьев-чеченцев Атлангириевых — Турпула и Мавлади, последний находился в местах лишения свободы вместе с подозреваемым в убийстве Владимиром Теношвили. Братья Атлангириевы являются учредителями ресторана «Разгуляй», Есауленко имеет в ресторане «свою долю». Есауленко поддерживает связи с лидерами люберецкой ОПГ и в своей коммерческой деятельности пользуется услугами чеченцев. В клубе Есауленко наиболее близок с исполнительным директором Коротковым и тренером-администратором Хаджи. В случае возникновения каких-либо проблем Есауленко старается выехать за пределы России, в основном в Испанию». Вот вам и главный подозреваемый — с мотивом и возможностями.

Почти всё руководство «Спартака» было связано с криминальными группировками

Вообще, Григорий Есауленко — личность уникальная. Он успел наследить не только в России, но и в Европе. История с неудавшимся подкупом главного тренера «МЮ» Алекса Фергюсона (Есауленко пытался дать ему взятку в 40 тыс. фунтов за трансфер Андрея Канчельскиса) обошла весь спортивный мир. На родине ему предъявили обвинение в рамках уголовного дела за уклонение от уплаты «Спартаком» налогов в крупном размере. Прослеживается и участие Есауленко в убийстве бывшего гендиректора «Спартака». Наконец, оперативники установили его связи с представителями криминальных структур. А Григорию Васильевичу всё нипочём — поймать его не могут до сих пор.

Исполнительный директор ФК «Спартак» Коротков М.В., говорится дальше в рапорте милицейского начальника (по версии милиционеров, ещё один из вероятных заказчиков убийства), «поддерживает отношения с лидером ОПГ г. Лыткарина Валерием Силенок. Силенок знаком с разыскиваемыми Здором и Теношвили, расстрелявшими Нечаеву. Работая в занимаемой должности, Коротков открыл на территории клуба несколько киосков по торговле сувенирами. Нечаева взяла эту торговлю под свой контроль, и Коротков лишился неконтролируемого дохода».

«В обязанности менеджера-администратора Хаджи, — сообщает дальше подполковник милиции А. Деркач, — входит приобретение спортивной формы, другого инвентаря. На эти цели Хаджи получал денежные средства, но спортивные принадлежности покупал более низкого качества, а оставшиеся средства присваивал. Нечаева стала самостоятельно приобретать инвентарь, пытаясь заключить контракт с фирмой «Пума». Хаджи, Есауленко и Коротков выступают против такого шага. Хаджи поддерживает связи с лидерами люберецкой ОПГ, которых он приводит на матчи «Спартака» и предоставляет им лучшие места на трибунах. Нечаева подозревала Хаджи в реализации поддельных билетов на матчи «Спартака» и говорила ему об этом.

В целях установления причастности вышеназванных лиц к организации убийства Нечаевой необходимо провести комплекс оперативно-технических мероприятий, проверив финансово-хозяйственную деятельность Есауленко, Хаджи и Короткова...»

Все эти мероприятия, видимо, ведутся до сих пор — пока никто не понёс наказания за смерть Нечаевой. В розыск объявлены лишь два непосредственных исполнителя преступления, найти которых правоохранительные органы тоже не в состоянии. А вообще, убийство гендиректора «Спартака», как ни цинично это звучит, органично вписывается в финансовый беспредел, творившийся в клубе при Олеге Романцеве. Ведь, по сведениям следователей, едва ли не вся клубная верхушка в то время была связана с различными криминальными группировками. Кстати, некоторые из людей, упомянутых в деле, работают в «народной» команде и по сей день: пока не будут схвачены киллеры, предъявить им обвинение невозможно. Ну а людей, 9 лет назад расстрелявших Ларису Нечаеву, быть может, уже и на свете нет. А значит, смерть единственного человека, пытавшегося противостоять спартаковскому беспределу, по всей видимости, навсегда останется безнаказанной.