Убийство гендиректора Нечаевой вызрело в недрах "Спартака"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Едва ли не вся верхушка "народной" команды была связана с представителями криминалитета

Заказал убийство Есауленко, а организатором явился его друг и "крыша" чеченец Турпало

© "Наша Версия" (Москва), origindate::16.07.2007, Мы с тобой одной крови!

Убийство генерального директора Ларисы Нечаевой вызрело в недрах "Спартака"

Алексей Матвеев

Converted 24574.jpg

Небольшая дача Ларисы Нечаевой под Петушками - место кровавой расправы

Чуть более 10 лет назад, 15 июня 1997 года, по всей России прогремело преступление, ставшее одним из самых громких за всю историю отечественного спорта. У себя на даче была убита Лариса Нечаева, генеральный директор легендарного "Спартака", причем, судя но всем признакам, расправа носила явно заказной характер. Расследование начали с необычайной активностью, и уже через несколько дней были установлены исполнители: два наркомана - Алексей Здор и Владимир Теношвили. Однако им удалось скрыться от сыщиков в мятежной Чечне, и дело тут же забуксовало. Попытки определить заказчиков убийства не увенчались успехом, и от греха подальше расследование решили засекретить. Полтора года назад "Наша Версия" подробно рассказывала о материалах дела Нечаевой, попавших в распоряжение журналистов газеты. Сегодня, сразу после 10-летия трагедии, мы решили выяснить, что происходит с ним в последнее время. Для этого наш корреспондент побеседовал с родственниками Ларисы Нечаевой и с представителями прокуратуры Владимирской области, которая ведет следствие.

"Примерно через полтора года после трагедии, в конце 1998 года, мне позвонили с Петровки и предложили... заплатить за возможную операцию по поимке исполнителей убийства - так неожиданно начал свой рассказ наш собеседник Андрей Лукин, старший сын убитой. - Они будто бы оказались в руках чеченцев, которые могли выдать преступников за определенную мзду. То есть требовался выкуп. У членов нашей семьи, разумеется, подобной суммы просто не было. После отказа заплатить "благодетели" больше не объявлялись... Кто-то, может, осудит нас за то, что мы решили это дело оставить как есть. Но если сразу расследование не пошло, что поделаешь? А у нас связи в правоохранительных органах отсутствуют... Правда, остается еще слабая надежда: может быть, кто-то "наверху" даст наконец импульс к расследованию убийства моей мамы? Она внешне очень похожа на супругу нашего президента, и убеждения у нее были такими же, что у Владимира Владимировича, активно ратующего за развитие физкультуры и спорта в нашей стране. Мама-то в свое время выдвигалась в депутаты Красноярского края, на встречах с избирателями как раз и говорила о спортплощадках по месту жительства, строительстве крупных арен и так далее..."

Вообще, по словам близких, Лариса Геннадиевна была властной, в меру самолюбивой, целеустремленной женщиной. И частых советов "уйти в сторонку" и "не высовываться" она не воспринимала. К тому же, по словам окружения, Нечаева явно вошла во вкус, оказавшись успешной бизнес-леди, и бросать свое дело не собиралась даже из-за регулярных угроз. По словам сына, она почти не посвящала близких в свои дела, чтобы они спали спокойно. Впрочем, в ее скупых фразах проскальзывало, что она ввязалась в очень непростое и малоприятное предприятие.

"Это было во всех ее рассказах о "Спартаке", - вспоминает Андрей. - В частности, ей очень сложно было общаться с тогдашним вице-президентом клуба Григорием Есауленко. Даже было определенное предчувствие беды - с марта 1996 года, когда обстановка в "Спартаке" особенно накалилась. Я это ощутил, когда мама и мой дядя Геннадий Сорокин (он был тяжело ранен 15 июня 1997 года и чудом остался в живых. - Ред.) стали поговаривать о профессиональных телохранителях: мол, пора их завести, от греха подальше. Но как-то все оттягивали - мама, я видел, просто не верила в столь близкую развязку..."

При этом, по словам Андрея Лукина, со знаменитым тренером "красно-белых" Олегом Романцевым у его матери всегда были хорошие отношения, ведь именно он позвал ее на работу в клуб. Вот только в тот момент в "Спартаке" он уже немногое решал, за него это делали другие люди... При этом Нечаева была своеобразным мозговым центром, она прорабатывала все операции клуба. Романцев, номинально являвшийся в то время его президентом, только подписывал подготовленные документы.

"Романцев в свое время был для меня иконой, лучшим тренером России, - рассказывает Андрей Лукин. - Когда я впервые узнал, что мама общается с Олегом Ивановичем, у меня было состояние, близкое к шоку. Но восхищение постепенно сменилось разочарованием. Благодаря маме я приобщился к внутренней жизни коллектива и атмосферу в нем охарактеризовал бы так: тотальное лицемерие... Ну а после того как мамы не стало, Олег Иванович нам даже ни разу не позвонил.

Правда, оплатил мою учебу в Юридической академии на три года вперед, за это я ему очень благодарен. Об этом мы с ним договорились еще во время похорон мамы - это была моя последняя возможность пообщаться с Романцевым".

По ощущениям самого Андрея и его близких, острота от потери родного человека за 10 лет несколько притупилась. Взращивать в себе искусственно чувство мести он не хотел никогда. Да и в чудесную поимку убийц, выпустивших несколько пуль в его мать и дядю, он по большому счету не верит - слишком много времени упущено.

"Имя, фамилию предполагаемого заказчика озвучивали и следователь, и мой дядя.

Это не секрет, - говорит Андрей. - Григорий Есауленко при жизни мамы все время сторонился общения со мной. Я не придавал этому значения: полагал, что люди, подобные Есауленко, владеющие солидными капиталами, как правило, просто несколько замкнуты. Но позднее я стал иначе оценивать процессы, происходившие в команде. Теперь многое представляется зловещим..."

Отношения со своим дядей, Геннадием Сорокиным, Андрей, конечно, поддерживает.

Получив несколько тяжелейших огнестрельных ранений, тот выжил, но получил инвалидность и через некоторое время покинул столицу - отправился на родину, в Алушту. "Дядя просто похоронил в себе эту историю: он и раньше-то был закрытым человеком, а сейчас и подавно, - объясняет наш собеседник. - Кстати, уехал он вовсе не из соображений безопасности. Геннадий Геннадиевич - человек без образования, умеет разве что машиной управлять, поэтому мама и сделала его личным водителем. Он решил жить в городе с хорошей экологией, спокойно, без особых хлопот... А вот с младшим братом Максимом мои отношения не сложились: он всегда был избалованным ребенком, его не учили уважать старших. Макс проявил заинтересованность в процессе раздела имущества, а, получив свою долю наследства, совсем к нам охладел. К слову, ту дачу, где произошла трагедия, мы продали, и с братом теперь встречаемся лишь на кладбище, чтобы маму помянуть.

Кстати, на 10-летие ее гибели никто из "Спартака" так и не приехал. Посидели мы с братом немного и разъехались в разные стороны..."

Следы убийц растворились на юге России

Прокурор Петушинского района Владимирской области, где и произошла трагедия, Олег Макаров, с которым побеседовал корреспондент "Нашей Версии", полагает, что преступники скорее всего "навечно" остались на территории одной из "горячих" южных республик России. "Они могли погибнуть при обстоятельствах, безотносительных к содеянному 10 лет назад в поселке Таратино", - считает Олег Владимирович. При этом признался, что давно не снимал с полки это уголовное дело, его секретарь с трудом откопала запылившуюся от времени папку. "Дело приостановлено в ноябре того же, 1997 года", - рассказал прокурор. - Но по-прежнему проводятся оперативно-разыскные мероприятия. Какие именно, не могу разглашать - это государственная тайна. Впрочем, объективно реальной перспективы возобновления дело не имеет: все, что возможно, уже и так расследовано. Да, заказчик, думаю, так или иначе связан с профессиональной деятельностью Ларисы Нечаевой. Но, увы, мы не располагаем изобличающими его доказательствами. В нашей практике на заказчика обычно выходят через исполнителей. Вот и ищем их уже 10 лет..."

..Десять лет назад, вечером 14 июня 1997 года, Лариса Нечаева, ее подруга Зоя Рудзате, уже упомянутый Геннадий Сорокин и генерал таможенного комитета Валентин Поляков отправились на дачу в поселок Таратино Владимирской области. Попариться в бане, попить пива. Следующим днем Лариса и Зоя поехали на машине за очередной порцией алкоголя: тут-то за ними на авто и пристроились будущие убийцы. Так и приехали вместе буквально к порогу дома Нечаевой. Преступники сообщили жертве, что ее убийство заказано и что откупиться она может суммой в 100 тыс. долларов.

Лариса обещала удовлетворить аппетиты бандитов, когда вернется в Москву, - с собой у нее таких денег, разумеется, не было. Раздались выстрелы...

Киллерам, похоже, помогли уйти

Стрелял, согласно показаниям Сорокина, Алексей Здор. А помогал товарищу более опытный Владимир Теношвили, ранее дважды судимый. Поиски убийц, как явствует из вышесказанного, не дали никакого результата до сих пор. Хотя они, как ни странно, не особо и скрывались. Вот что сообщал в Генпрокуратуру тогдашний начальник отдела криминалистики областной Владимирской прокуратуры Лаврухин: "Силами сотрудников УВД Владимирской области и ОВД города Лыткарино организованы засады... Из показаний Чебушевой Елизаветы Борисовны, проживающей в г.Лыткарино, последний раз Теношвили видели 17 июня за рулем "Мерседеса". До этого Теношвили вместе с Чебушевой ездил по городу Лыткарино на машине марки "ВАЗ-2108". Так что спустя буквально пару дней после убийства один из преступников запросто разъезжал по городу, где все друг друга знают. Остается только задаться вопросом: что за "засады" организовывали представители правоохранительных органов в это же самое время?

Иллюстрирует работу милиционеров и такой факт. На следующий после преступления день Теношвили был доставлен своим отцом в больницу города Лыткарино с диагнозом "аллергия". Когда "больного" хватились, его, разумеется, в больничной палате не оказалось: он сбежал оттуда следующим же утром.

Личная охрана опоздала на один день

Другими словами, преступникам просто помогли уйти: следы киллеров затерялись где-то в Сочи, позднее их видели в Чечне и. Они до сих пор в бегах, если бегство, конечно, не завершилось летальным исходом. По некоторой информации, они воевали вместе с чеченскими боевиками и были убиты в ходе конфликта, вспыхнувшего из-за банальной ревности.

В документах уголовного дела есть и протокол допроса генерального директора частного охранного предприятия "Скат" Александра Воронова. Вот что он поведал следователю: "6 июня 1997 года (всего за девять дней до убийства. - Ред.) во второй половине дня нам позвонила женщина, представившаяся генеральным директором футбольного клуба "Спартак". Она сказала, что хотела бы переговорить по вопросу ее личной охраны, знакомые рекомендовали нанять профессиональных охранников. Мы договорились, что с 16 июня у нее будет постоянная охрана.

Заключили договор, на том и расстались".

Итак, ввиду рокового стечения обстоятельств охрана запоздала всего на один день.

Теперь можно только гадать, помогла бы она Ларисе Нечаевой или нет.

Действительно, в недрах самого "Спартака" дотошный генеральный директор мешала очень многим. Ведь людям в руководстве нужно было "осваивать" многомиллионную прибыль от участия "красно-белых" в Лиге чемпионов...

Вскоре после убийства Нечаевой "Спартак" почти обанкротился После кончины Ларисы Нечаевой спартаковский президент Олег Романцев доверил распоряжаться клубными средствами одиозным личностям - Григорию Есауленко и Юрию Заварзину. Результат хорошо известен: "Спартак" оказался на грани банкротства.

Об этом было прямо заявлено на нашумевшей в свое время пресс-конференции, посвященной отставке Олега Романцева со своего поста (его сподвижники Есауленко и Заварзин сбежали из команды еще раньше, перед этим разбросав спартаковские миллионы на счета всевозможных офшоров). Так вот, на той самой пресс-конференции новый президент "красно-белых" Андрей Червиченко поведал народу, что все данные о финансовой деятельности клуба в 90-е годы были попросту стерты из памяти компьютеров его прежними владельцами...

Кстати, в документах уголовного дела есть и прелюбопытное послание одного анонима в адрес Следственного комитета ФСБ РФ. "Я хорошо знаю ситуацию, сложившуюся вокруг "Спартака", - сообщает в своем послании аноним от 14 июля 1997 года (спустя буквально месяц после убийства. - Ред.). - Лично знаю людей в руководстве клуба. Произошло там следующее. До прошлого года деньги, приходящие в клуб от продажи футболистов, а также спонсорские средства ложились на личные счета Есауленко Г.В. Всеми финансовыми операциями негласно ведал он. До какого-то момента Олег Романцев верил, что деньги на личные счета кладутся для того, чтобы уйти от налогов и т.д. Некоторое время назад он стал догадываться, что с деньгами творится что-то неладное. Тогда Романцев уговорил Нечаеву прийти на работу в клуб. Когда она вникла в происходящее, то соответственно во всем разобралась, так как была умной, дотошной женщиной. Где-то полгода назад в клубе произошел внутренний скандал, когда Есауленко Г.В. чуть не выгнали с работы.

Нечаева пыталась лишить его финансового влияния. Скорее всего заказал убийство Есауленко, а организатором явился его друг и "крыша" чеченец Турпало".

Многие из руководителей "народной" команды были связаны с криминалом Сотрудники правоохранительных органов Владимирской области проверяли коммерческую деятельность упомянутого Есауленко, но весомых результатов она не дала. Тем не менее в ходе проведения мероприятий по выявлению вероятных заказчиков убийства генерального директора ФК "Спартак" Нечаевой было установлено, что "Есауленко Г.В. занимался приобретением и продажей футболистов.

Часть вырученных денег от продажи он присваивал. Есауленко выделялись средства на организацию судейства в заказных матчах. Он о расходовании денег ни перед кем не отчитывался. С приходом Нечаевой Есауленко пытались отстранить от вышеназванных обязанностей. Есауленко тоже предпринимал попытки отстранить Нечаеву от занимаемой должности..."

Далее сыщики констатируют: "Есауленко неоднократно видели в обществе братьев-чеченцев Атлангириевых - Мавлади и Турпало, первый находился в местах лишения свободы вместе с подозреваемым в убийстве Владимиром Теношвили. Братья Атлангириевы являются учредителями ресторана "Разгуляй", Есауленко имеет там свою долю. Он же поддерживает связи с лидерами люберецкой ОПГ и в своей коммерческой деятельности пользуется поддержкой чеченцев... В случае возникновения каких-либо проблем Есауленко старается выехать за пределы России, в основном в Испанию". Однако все это - лишь косвенные доказательства: после того как следы исполнителей убийства растворились в Чечне, заказчики преступления стали чувствовать себя совершенно вольготно.

И это несмотря на то, что милиционеры установили, что едва ли не вся верхушка "народной" команды, так или иначе, была связана с представителями криминалитета.

И стоит ли в этой связи удивляться тому, что заказное убийство Ларисы Нечаевой вызрело именно в недрах самого "Спартака", ставшего своего рода вотчиной для околофутбольного криминала.

[page_18133.htm Наверх]

Другие материалы раздела:

[page_18133.htm Убийство Нечаевой]
10 лет спустя
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif