Убийство как оперативное мероприятие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Убийство как оперативное мероприятие Суд над бандой, которую можно смело назвать лубянской

" «А вы боитесь ФСБ

       Такой вопрос задал на очной ставке со своим боевиком главарь банды Максим Лазовский. Этот документ был оглашен 18 марта на процессе в Мосгорсуде во время слушаний по делу террористов и убийц.
       Когда покойный подполковник МУРа Владимир Цхай арестовал Лазовского, им занялась прокуратура Москвы.
       Обвинения были серьезные: бандитизм и убийства. Допросы и очные ставки – едва не каждый день. В один из них, в мае 1997 года, Лазовского усадили напротив хорошо знакомого ему уголовника Владимира Большакова, тому вменяли кражу и соучастие в убийстве. Лазовский сдерживался с трудом: Большакова несло. Он утверждал, что компаньона босса Атлана Натаева вывозили убивать офицеры спецслужб, что в банде полно действующих офицеров ФСБ, что они занимаются таким же криминалом, как и остальные бандиты, что все акции группы Лазовского обсуждаются в УФСБ Москвы. Сумасшедший? И тогда Лазов-
       ский не выдержал, бросил свой главный козырь: «А вы боитесь ФСБ?». Большаков умолк — и надолго.
       Очная ставка записана на видеокамеру, это доказательство, принятое сегодня судом. 
       Десятый день к 11 часам утра хожу во Дворец правосудия – Московский городской суд. Здесь на четвертом этаже в зале № 413 с 27 февраля идут судебные заседания по делу № 129244 – следствие с 1994 года вела прокуратура Москвы.
       В общих чертах я уже рассказывал, сколько людей успели угробить бандиты с 1992 по 2000 год, сколь странные отношения сложились у них с некоторыми офицерами ФСБ, — статью «Банду Лазовского создала ФСБ?» я напечатал в № 15 «Новой газеты» в начале марта.
       Теперь, как на работу, хожу в суд – в зале две скамьи на 10 мест, со мной рядом сидят две женщины – мама убитого авторитета и мама инкассатора, которого расстрелял другой авторитет. Иногда присаживаются послушать свидетели, которых уже допросили. Из прессы – никого. Как поснимали с разных точек скамью подсудимых да бегло послушали обвинительное заключение (250 страниц), так больше и не ходят – о Максиме Лазовском (Макс, Хромой) и его киллерах статей не счесть. Каких тут сенсаций дождешься?
       Председательствует Ольга Борисовна Кудяшкина – миловидная дама средних лет, движения неторопливы, голос всегда спокоен и мягок. Как прилежный посетитель я уже с ней раскланиваюсь, а пятерых обвиняемых, кажется, знаю давным-давно: Марлен Харисов сидит пижонски, строго поглядывает и на подельников, и на свидетелей: бывший шофер босса, он и здесь держит дистанцию. Владимир Абросимов и Марат Васильев – тихони, долгие часы умеют коротать, прикрыв глаза. Александр Подшибякин – главный персонаж для фотокоров, набежавших в первый день процесса, он красуется в роскошном сомбреро, которое снимает только при появлении судей. А рядом с клеткой – Акимов, который горделиво представился мне Владимиром Владимировичем. Он единственный, кто из обвиняемых не взят под стражу, – позже я расскажу, с чего это следователь к нему и другим подобрел. В лицах всех пятерых – ничего зверского, Чезаре Ломброзо здесь явно посрамлен.
       В этом процессе две странности. Первая: давно нет в живых бандитских командиров: Лазовского, Натаева, Полонского, Гришина, Щеленкова, Руденко, Липатова. А потому жутковато читать в обвинительном заключении, что эти семеро именуются обвиняемыми. Вторая: и оставшимся в живых обвиняемым, и свидетелям приходится вспоминать события аж с 1992 года. 
       Вот судья Ольга Борисовна и мается с каждым.
       И еще: обвинение напрочь забыло, сколько доказательств о преступной связи ряда офицеров ФСБ с Лазовским и Натаевым добыл до своей трагической смерти замначальника МУРа Владимир Цхай, – взрыв на мосту через Яузу именуется бандитским умыслом, а о взрыве автобуса у метро «ВДНХ» не упоминается вообще.
       Тут уж ничего не поделаешь – в суде будут исследованы только те эпизоды деятельности банды, которые предложены следствием.
       Я бегло их напомню, иначе будет трудно понять допросы свидетелей, которые идут ежедневно.
       Кровавые годы
       27-летний Лазовский, как бы это ни коробило слух, начинал как вполне добропорядочный бизнесмен – в начале 1992 года после условного срока за мошенничество создал ОАО «Ланако» вместе с совладельцем Грозненского нефтеперерабатывающего завода Натаевым и московским предпринимателем средней руки Козловским. Соедините первые слоги каждой фамилии – вот вам и название фирмы. О роде занятий тоже нетрудно догадаться: транспортировка, переработка и сбыт нефти и нефтепродуктов. И еще торговля редким тогда ширпотребом.
       Теперь о кадрах: никаких отморозков или уголовной шпаны. Принимались люди служивые, желательно в десантуре или спецназе. И еще небольшой каприз основателя: люди должны смотреться. Ростом, сложением, открытыми лицами и улыбками, вызывающими доверие.
       А уж без оружия в те окаянные годы ни о каком бизнесе думать было просто нельзя: автоматов, пистолетов и пулеметов было несчетно. 
       В конце 1992 года группировка Лазовского вышла на тропу войны с неугодными.
       Из обвинительного заключения
       19 октября 1992 года примерно в 11 часов на ул. Багрицкого Полонский Р.В. совместно с неустановленными членами банды не менее семи раз выстрелил в Толмачева В.И., в результате чего наступила смерть последнего.
       (Толмачев — Толмач — владелец кооператива «Тисе», мастер спорта по боксу, оказывал немалую помощь «Ланако» в транспортировке нефти из Грозного, но на свою беду потребовал за услуги неприлично большой процент. Лазовского это взбесило, и участь наглеца была решена. — Г. Р.)
       14 ноября 1992 года активный член банды Щедяев О.В. поссорился с ранее незнакомым ему Колесниковым А.А., который пообещал дальнейшие разборки. Узнав об этом, Атлан Натаев вместе с Харисовым, Васильевым и другими неустановленными членами банды проникли в квартиру Колесникова и выстрелами из пистолета ТТ убили его и находившегося у него в гостях Рекуца М.В.
       5 марта 1993 года Натаев, Щеленков, Полонский возле ресторана «Разгуляй» расстреляли из пистолета ТТ Брауна Ф.Х. и Хлестунова А.Н.
       (Как я узнал позже, после расстрела убийцы вернулись в офис «Ланако», и Полонский, с кем-то поговорив, вдруг стал хохотать до икоты – он узнал, что мараться пришлось из-за жалких семи тысяч долларов, которые убитые хотели получить от Лазовского за какую-то работу. — Г. Р.)
       В 1993 году у члена банды Евсеева М.Ю. возник конфликт со сторожами автостоянки. Полонский, Щеленков и Акимов с целью напугать сторожей сбросили на территорию автостоянки взрывное устройство.
       ФСБ внедряется в банду
       Пожалуй, здесь я прерву свои смертоописания – к громким делам их не причислишь, не объяснишь толком, чего это ради такая бандитская мощь обрушивается то на безвестного компаньона, то на случайных обидчиков, то на такую мелкоту, как сторожа автостоянки. 
       Подождите, сейчас грядут события круче и куда громче.
       Если вспомнить заголовок моей первой статьи, вопросительный знак в конце дает мне сейчас возможность чуток отступить без потери лица: ФСБ банду Лазовского не создавала. Но почти сразу взяла под оперативный присмотр: с учетом связей с Чечней и операций с нефтью это и логично, и законно. Понятно и то, что любая спецслужба не прочь внедрить в привлекшую ее интерес структуру своих людей, получать информацию из первых рук. Так в «Ланако» появляются шесть действующих офицеров ФСБ – прежде всего Карпычев С.Н., Мехков С.Н., Абовян Э.А., Дмитриев Л.А., Докукин А.А. и, наконец, Юмашкин А.А. (некоторых из них упоминал в своем запросе депутат Госдумы Юрий Щекочихин, но вразумительного ответа так и не получил). Другое дело, чем они под бандитским крылом занимались? Одним уж точно себя не утруждали – преступления пошли жуткие, никто из господ офицеров на их пути не встал.
       Это нашествие, как ясно из обвинительного заключения, датируется 1994 годом. Если вспомнить, что подполковник МУРа Владимир Цхай арестовал Лазовского 28 августа 1996 года и из его машины вывалился неразлучный спутник майор ФСБ Юмашкин, которому тут же пристегнули наручники, без вопроса не обойтись: а чем же, черт побери, хотя бы этот чекист занимался с бандитами два с лишним года? 
       Из обвинительного заключения
       «Свидетель Юмашкин А.А. (ст. о/у УФСБ по г. Москве и Московской обл.) показал, что с Лазовским М.Ю. его познакомил летом 1994 года Тростанецкий. Тростанецкий познакомил и его начальника – Нестеренко С.Б. с Лазовским для дальнейшей работы с ним по линии УФСК. Откуда Тростанецкий знал Лазовского — он не спрашивал. Тростанецкий представил Лазовского как партийного функционера, не уточняя, к какой партии тот относится. Подразумевалось, что Лазовский может им быть полезен. Чем Лазовский занимался и где работал, Тростанецкий не говорил. Заводилось ли на Лазовского дело конфиденциального сотрудника, проверяли ли Лазовского по спецпроверкам, Юмашкин отвечать отказался, ссылаясь на свое руководство. Он видел у Лазовского удостоверение ГРУ Генштаба и удостоверение ФАПСИ. Он видел, что эти удостоверения выписаны на фамилию Меченко, но почему они выписаны на другую фамилию, не спрашивал, думал, что раз Лазовский имеет отношение к ГРУ, то ему могли там выдать любое удостоверение. О том, что Лазовский был ранее судим, ему было известно. Оружия он ни у Лазовского, ни у Харисова не видел, также не видел у Харисова удостоверения ФАПСИ. С Харисовым его познакомил Лазовский».
       Что ж, давайте приступать к вопросам – они, пожалуй, есть у каждого читателя.
       Прежде всего Сергей Энрихович Тростанецкий, бизнесмен и друг детства Лазовского, с недавних пор гражданин Израиля. Тут, правда, не совсем понятно, откуда Тростанецкий знал Юмашкина и его начальника Нестеренко, но есть вопросы куда интереснее. Странно, что старший опер УФСБ не только по-детски доверчив к удостоверениям ГРУ (№ 03905) и ФАПСИ (ОС № 01321), которыми перед ним размахивал Лазовский, но и мгновенно убеждается, что его знакомец трудится в ГРУ в звании полковника и посему скрывается под чужой фамилией. Тогда вообще непонятно: какое право имеет майор Юмашкин вербовать старшего по званию офицера другой спецслужбы и полагать, что тот станет «работать по линии УФСК»? Крайне сомнительно также, что Юмашкин не видел оружия ни у Лазовского, ни у его водителя Харисова, – многие свидетели прекрасно помнят, что на переднем сиденье «Мерседеса» бандитского пахана всегда внаглую лежал автомат, а в бардачке – пара пистолетов. 
       Вывод из этих размышлений у меня грустный: либо Юмашкин бессовестно врет и тогда должен быть привлечен к уголовной ответственности за лжесвидетельство, либо все проще – в УФСБ по Москве и Московской области до сих пор служит олух царя небесного, об оперативной работе и понятия-то не имеющий.
       Бандитизм под надзором
       Так уж и быть, соглашусь с тогдашним директором ФСБ и поверю, что его сотрудники глаз не спускали с бандитов. Вот что они натворили под неусыпным чекистским оком.
       16 июня 1994 года (Юмашкин уже в банде. — Г. Р.) Полонский, Подшибякин, Липатов, Руденко, Харисов, Васильев, Абросимов, Семенов по указанию Натаева и Полонского требуют у банка «Кредит-Консенсус» немедленного возврата 2,5 миллиарда неденоминированных рублей, получают стеснительный отказ и расстреливают охранников банка Габера, Фроловского, Федина – своих же братков из таганской ОПГ. Стрельба идет в конце рабочего дня, грохочут автоматы и пистолеты, одна из пуль ранит молодого парня.
       5 сентября 1994 года Лазовский, Полонский и Щеленков расправляются с заподозренными в предательстве Атланом Натаевым, Липатовым и Руденко. Казнь совершается на редкость жестоко и зверски: Натаеву отрубают голову тесаком, а затем всех троих упихивают в торфяное болото.
       Свидетели, которых я слышал в суде, утверждают, что приговоренных вывозили к месту казни офицеры спецслужб, а некоторые присутствовали и на экзекуции.
Ни одно из этих преступлений раскрыто не было, арестованные МУРом Лазовский и Харисов после года следствия получили два года лишения свободы. «Словно невидимый ангел-хранитель опекал банду Лазовского», – писал в те годы один мой коллега. Он был романтиком – у этих ангелов есть фамилии, пароли, явки, адреса. Некоторые из них я постараюсь назвать – они уже прозвучали из уст свидетелей на процессе. Через неделю, в следующий понедельник, я расскажу о наиболее интересных показаниях. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации