Убийство магаданского губернатора осталось немотивированным

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Следствию не удалось установить его заказчиков

1253781360-0.jpg В Мосгорсуде начался процесс с участием присяжных по делу об убийстве в 2002 году в Москве губернатора Магаданской области Валентина Цветкова и покушении на его помощника Петра Шапку. Перед судом предстали трое предполагаемых организаторов убийства и один исполнитель, а также бывший директор приморского колхоза Александр Чернышов, который проходит вместе с остальными подсудимыми по эпизоду, не связанному с убийством. Как выяснилось вчера, мотивов убийства губернатора и заказчиков следствию установить не удалось. Все подсудимые вины за собой не признали.

Вчерашнее заседание судья Петр Штундер открыл с часовым опозданием — один из присяжных застрял в пробке и не смог приехать вовремя. Затем было зачитано обвинительное заключение. Из него следовало, что присяжным предстоит рассмотреть два отдельных преступления. Первое, по версии следствия, было совершено в 2001 году директором рыболовецкого колхоза «Первое мая» (Приморский край) Александром Чернышовым (он находится под подпиской о невыезде) и его сообщниками Александром Захаровым, Мартином Бабакехяном, Артуром Анисимовым и Масисом Ахунцом (все находятся под арестом). Все они, говорится в деле, участвовали в похищении у колхоза более 30 млн. руб. Эти деньги подсудимые, согласно обвинению, поделили и использовали на личные нужды.

Другое преступление, по версии следствия, было совершено подсудимыми Захаровым, Бабакехяном, Анисимовым и Ахунцом годом позже. Первые трое, говорится в деле, получив от «неустановленных лиц» заказ на убийство 54-летнего магаданского губернатора Валентина Цветкова, сколотили группу исполнителей, в которую помимо господина Ахунца вошли Сергей Филиппенко, Сергей Гордиенко, Евгений Ковалев, Константин Коршунов и Юрий Рашкин (господа Ковалев и Гордиенко считаются убитыми, остальные числятся в розыске).

Как говорится в обвинительном заключении, установив слежку за Валентином Цветковым, подсудимые выяснили, где он проживает, приезжая в столицу, а также распорядок дня губернатора. В частности, они выяснили, что чиновник по утрам обычно заезжает в представительство своего региона (улица Новый Арбат, 19). К этому месту утром 18 октября, говорится в деле, прибыли все подсудимые. Сидя в кафе гостиницы «Международная», Мартин Бабакехян, по версии следствия, руководил по телефону приготовлениями к убийству, а когда получил от Александра Захарова и Сергея Филиппенко сообщение, что губернатор вместе со своим помощником Петром Шапкой едет к представительству, приказал исполнителям убивать обоих, чтобы не оставлять свидетелей. В 8.50, говорится в деле, когда губернатор и его помощник вышли из машины и направились к входу в здание представительства, Константин Коршунов выскочил из-за рекламной тумбы и в упор выстрелил чиновнику в голову из пистолета «Байкал-442″, а затем произвел выстрел и в господина Шапку, но промахнулся. Затем, выбросив пистолет, убийца сел в Volkswagen, за рулем которого, считает следствие, находился Масис Ахунц, и скрылся с места преступления. Губернатор погиб на месте. Как установило следствие, после совершения преступления подсудимые Бабакехян и Захаров по поддельным документам выехали в Испанию. Откуда их экстрадировали в 2007-2008 годах.

Чем было мотивировано убийство господина Цветкова, следствие так и не установило. Именно на это упирали адвокаты, выступая вчера в суде. По утверждению защиты, отсутствие мотива преступления фактически означает невиновность их подзащитных. Сами защитники настаивают на том, что подсудимые лишь были знакомы с некоторыми из тех, кто числится в розыске по этому делу, что, по мнению адвокатов, и позволило следствию предъявить им обвинение. Также адвокаты утверждали, что в почти 90-томном деле не содержится, по их мнению, доказательств вины подсудимых. Попеняли защитники представителям прокуратуры на передергивание последними фактов, их излишнюю театральность при выступлении и оказание давления на присяжных со стороны обвинения. В свою очередь, гособвинитель Мария Семененко спросила у одного из адвокатов: «А что ж вы не расскажете присяжным, какие у ваших клиентов особняки и квартиры в «Алых парусах» и как они бегали от правосудия в Испанию?» Обмен взаимными упреками несколько раз прерывал Петр Штундер, а после того, как присяжные вышли из зала, он призвал представителей сторон впредь быть спокойнее.

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::24.09.09