Убойный "Коммерсант"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Подсудимый Леонид Невзлин давит на свидетелей и потерпевших, либеральная пресса бойко рапортует беглому подсудимому о том, кто и как себя ведет в уголовном процессе"

Оригинал этого материала
© Пресс-центр "Приговор", origindate::01.04.2008

Убойный "Коммерсант"

Алексей Кратов, спец. корр. пресс-центра "Приговор"

Освещая процесс по делу Невзлина, известная своей прежней объективностью газета, перешла на воровскую феню и занялась откровенной травлей потерпевших и свидетелей.

Подсудимый Леонид Невзлин давит на свидетелей и потерпевших Либеральная пресса бойко рапортует беглому подсудимому о том, кто и как себя ведет в уголовном процессе…
Процесс над беглым олигархом Леонидом Невзлиным, который обвиняется в заказе целой серии убийств и покушений, идет своим чередом. Правда, подсудимый отсиживается за пределами России, прокручивая для «международной общественности» весьма неубедительную пластинку о том, как он пал «жертвой политической расправы» за свою высокую «гражданскую позицию». Хотя позиция у главного пиарщика ЮКОСа всегда определялась двумя словами – бабло и власть. Широко известно другое, ничего общего ни с либерализмом, ни с гражданским обществом не имеющего. А именно, что в НК ЮКОС существовал «убойный отдел», по давлению и устранению тех, кто мешал интересам нефтяной империи Михаила Ходорковского.

И вот, следствие закончено, материалы, сформированные в восемь десятков томов переданы в суд. Исходя из данных и версии следствия, Невзлин Леонид Борисович, фигурирует как основной заказчик уголовных преступлений, совершенных организованной группой лиц под руководством Алексея Пичугина, ухавшего днями в спецколонию «Черный дельфин», где он будет отбывать пожизненное заключение.

Серийный либерал

Не сложно предположить, какие картины рисовало в этот момент нежное воображение Невзлина, резонно решившего, что в случае подтверждения версии обвинения в суде пристанище в каком-нибудь «Белом Лебеде», полосатый костюм и железные браслеты ему гарантированы. Но это в том случае, если и свидетели, и потерпевшие, дадут свои показания также спокойно, как это было в процессе по осуждению группировки киллеров под руководством Пичугина. А если потерпевшие и свидетели будут понимать, что Невзлин может отомстить? Тем более, что пока что Израиль его ни выдавать, ни лишать гражданства не спешит – процедура эта весьма сложная и очень длительная.

Похоже, на это и сделал ставку господин Невзлин. Ему крайне важно, с одной стороны создать, во-первых, крайне неубедительное впечатление от хода процесса, а во-вторых, показать кулак тем, кто обладает важными для установления истины показаниями.

Сколько денег влил беглый олигарх в эту операцию не так уж и важно, важно, что увещевания отдельных журналистов по теме «суда над Невзлиным», возымели свой эффект. Освещающие процесс СМИ либерального пула взялись открыто давить на основных участников процесса, а также формировать общественное мнение о процессе, как о фарсе, где фамилия подсудимого как бы не фигурирует, а свидетели и потерпевшие не видят роли и места Леонида Борисовича в совершенных преступлениях.

Вот, например, как участвует в этой операции радиостанция «Эхо Москвы».
Записной общественник Виктор Шендерович, очевидно, не найдя больше темы для насмешек, решил поглумиться над людьми у которых погибли близкие, а иных едва не убили. И если для участников процесса воспоминания о смерти это стресс, то для Шендеровича это просто повод плоско пошутить.

«Как сообщают СМИ, в минувший понедельник девятнадцать из двадцати свидетелей, вызванных в суд по делу Невзлина, обвиняемого в организации убийств и покушений на убийства, в суд не явились. Двадцатая свидетельница в суд пришла, но показания давать отказалась. Ведущий заседание судья Новиков, комментируя происходящее, в частности, сказал: «Такого вообще не бывает…» - радостно сообщила программа «Плавленый сырок». Ну а сам Виктор Анатольевич принялся топтаться на этом.

«Бывает-бывает! Вот она, паучья сеть сионизма! Причем когда свидетели не приходят – это еще полбеды. Когда они приходят и начинают говорить, получается еще глупее, потому что все эти потенциальные жертвы Невзлина утверждают, что убивать их Невзлину не было никакого смысла. Ни подосланными киллерами, ни парами ртути…» - заступился Виктор Анатольевич за спонсора либеральной общественности. При этом любитель невзлинского достоинства меньше всего думал вменяемости своего комментария.

Комментарии "на фене"

Однако дальше всех пошел ИД «КоммерсантЪ», судебные репортажи которого в большей степени напоминают рапорты о тех, кто вел себя в суде нелояльно по отношению к подсудимому Невзлину. Можно, конечно, было бы решить, что такова позиция Алишера Усманова, за которым числятся активы издательского дома. Однако все может оказаться проще и господин Усманов, начав выяснять этот вопрос, может сделать для себя ряд открытий относительно откровенного давления газеты «Коммерсант» на судью и участников процесса. А может быть, кто-то в газете тайно изменил святым «коммерсантовским» и общежурналистским принципам – не брать денег? То есть, в данном случае – именно брать их за нужное Невзлину освещение процесса.

Так или иначе, но в любом случае представления об объективности в «Ъ», весьма любопытны. Что, например, означает заголовок «Алексей Голубович не захотел топить подсудимого Невзлина»? А ровно то, что написано: «Голубович был настроен крайне миролюбиво и не стал рассказывать суду ни о своих финансовых разногласиях с подсудимым, ни о якобы организованной им попытке отравить ртутью его супругу» - пишет госпожа Екатерина -Ъ-Заподинская, будто бы речь в процессе идет о финансовых махинациях НК ЮКОС, а не о взрывах и стрельбе в людей. Но автор, сообщив о лояльности показаний Голубовича в отношении Невзлина маленько перестаралась. Зря Леонид Борисович радуется, потому что дальше, цитируем, «свидетель же неожиданно ответил, что [угрозы ему] поступали, но не от господина Невзлина, а от Михаила Ходорковского: "Он в присутствии Невзлина предложил мне эмигрировать, сказав, тебя первым должны были арестовать, так как ты занимался приватизацией "Апатита", и если ты не уедешь, тебя точно арестуют" – сообщил Голубович. И эти показания важны. Но в другом деле, не в России.

Невзлин, напомним, уверяет всех в Израиле, что не знал о том, что может стать фигурантом уголовного дела, потому и не сообщил в Израиле о своем «юкосовском» криминальном шлейфе, получая укрытие на Земле Обетованной. Теперь же, со слов Голубовича абсолютно точно известно - Невзлин просто «сочиняет» даже в тамошних судах. Как говорится, приобщите показания Голубовича к делу о лишении Невзлина израильского гражданства и задайте свидетелю уточняющие вопросы.

Похожим образом «Коммерсант», да и весь решивший обслужить Невзлина информационный пул, показал и Виктора Колесова, которого намеревались убить, но ограничились назидательным избиением. «Версия следствия о причастности к этому нападению господина Невзлина вызывает у меня некоторое недоумение»,— заявил суду потерпевший Виктор Колесов. Колесов, разумеется, в праве на «недоумение», которое выглядит с его точки зрения логично. Дескать, зачем Невзлину меня было убивать, если вопрос решался увольнением через Василия Шахновского.

Но, судя по материалам суда по «делу Пичугина» Невзлин так совершенно не думал. Ко всему прочему факт избиения Колесова странным образом совпадает с поражением «Роспрома» в Нефтеюганске, за которое, собственно, и мог пострадать Колесов. Ситуация, если кто забыл, разрешилась в пользу НК ЮКОС только после физического устранения мэра города – Владимира Петухова. Кто и как его устранял, кто оплачивал эту ликвидацию, в чьих интересах она совершалась – установлено судом и приговором.

Тоже самое касается покушений на Евгения Рыбина. Любопытно, что по делу Рыбина (Дело 23502000г.) приговор в отношении исполнителя был вынесен еще в 2000 году. Решетников прошел по нему как главный и единственный фигурант, открывший стрельбу по бизнесмену не имея на то никакого мотива. Заказчиков убийства Рыбина, через связи и влияние НК ЮКОС, в 2000 году оставили за кадром и рамками приговора. Однако конфликт по линии «ЮКОС - Рыбин» проходил по всем материалам красной нитью, которую либеральные заступники олигархов предпочли не замечать. Невзлина это, очевидно, очень беспокоило, иначе зачем было в 2003 году, то есть уже после приговора и посадки Решетникова, суетиться и пугать представителя Рыбина господина Добровинского. Именно он сообщил суду, что «голосом, максимально похожим на голос Невзлина", его шантажировали по телефону, грозясь возбудить против адвоката уголовное дело, лишить его адвокатского статуса и организовать "неприятности близким", если он не сообщит в израильское посольство, что "Рыбин занимается шантажом и инсинуациями».

О том, что Невзлину не совсем повезло со свидетелями все тот же «Коммерсант» сообщил Леониду Борисовичу прямо в заголовке: «Адвокат Добровинский сдал Леонида Невзлина». И хотя Добровинский до сих пор считает, что из-за этого существует угроза его жизни, а также угроза безопасности его семьи, от своих показаний профессиональный юрист вряд ли откажется.

Так что Леониду Борисовичу, звонящему через «женский платок» по российским редакциям, предстоят очередные, но пустые, в том числе и финансовые, хлопоты. И если даже, через запугивание участников процесса и дискредитацию суда, Невзлину удастся развалить данное уголовное дело, то от его репутации все равно ничего не останется. Хотя бы потому, что все его заявления «о заказном суде» и «фарсе», да еще и по «политическим мотивам» не будут стоить ломаного шекеля. Ведь в случае оправдательного вердикта – Невзлину, да и всем «общественникам» предстоит признать – обвиняемого в заказе убийств Невзлина оправдали… в ходе «фарса», который изображен в репортажах либерального пула.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif