Уголовное дело Фрадкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Уголовное дело Фрадкова-Давыдова

Путин назначил казнокрада главным налоговым полицейским

Фрадков Михаил Ефимович. С origindate::28.03.01- глава Федеральной службы налоговой полиции.

© "Известия", origindate::24.05.1996, Фото: "МН", "В причастности к казнокрадству подозреваются высшие руководители Министерства внешнеэкономических связей"

Вадим Белых

Converted 29600.jpg

России, министру внешнеэкономических связей Олегу Давыдову и его первому заместителю Михаилу Фрадкову Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по фактам незаконного расходования государственных средств в МВЭС России.

Происходило это не без участия вице-премьера правительства России, министра внешнеэкономических связей Олега Давыдова, его первого заместителя Михаила Фрадкова, бывшего заместителя Андрея Догаева, а так же ряда других руководителей этого ведомства. В главном управлении по экономическим преступлениям МВД РФ, выявившем эти проитвоправные действия, нам подтвердили сам факт расследования этого уголовного дела, но от комментариев воздержались. Пока хранит молчание и генеральная прокуратура. Однако некоторые подробности скандальной истории все же удалось узнать.

Превратности судьбы

Началось все в январе 1995-го года, когда контрольные управления администрации президента и министерства финансов преступили к совместной проверке деятельности МВЭС. Уже к концу марта на свет появился крайне любопытный акт ревизии. Специалисты-контролеры насчитали, что с февраля 1994-го года во внешнеторговом ведомстве незаконно израсходовано более 4,9 миллиардов рублей. Причем сделано это при непосредственном участии ряда ответственных чиновников МВЭС и за частую в их собственных корыстных интересах. Дальше стали происходить чудеса юрократической и уголовной магии.

По информации, полученной "Известиями", свой злополучный акт, под сильнейшим давлением, ревизоры вынуждены были переписывать еще два раза. В финальном варианте из него исчезли фамилии всех высокопоставленных лиц, а выводы в значительной степени оказались приглажены. Но и урезанный вариант выглядел достаточно взрывоопасно. Поэтому со скандальным документом поступили просто - правительству докладывать не стали и постарались забыть. Увы, к великому сожалению внешне кономических связистов, окончательно спрятать концы в воду не удалось. Здесь уже на сцене появились сотрудники Главного управления по экономическим преступлениям МВД России, с некоторого времени с неподдельным интересом изучающие деятельность ряда высших чиновников МВЭС и прекрасно осведомленные о результатах ревизии. С огромным трудом им удалось вытащить многострадальный акт из "архивной пыли", провести дополнительную проверку и направить в Генеральную прокуратуру для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Однако превратности судьбы по-прежнему не оставляли эту историю.

В пять часов утра 30 сентября 1995 года в здании генеральной прокуратуры дежурный милиционер обнаружил пожар в одном из кабинетов. К тому времени, когда удалось сбить пламя, помещение выгорело практически дотла со всем содержимым. Волей рока среди немногих чудом уцелевших бумаг, в закопченном и оплавленном сейфе оказалась и папка с материалами проверки по финансовым нарушениям в МВЭС. По официальной версии причиной пожара стало короткое замыкание. А через несколько месяцев, дав первые показания, скончался 12-го января в Центральной клинической больнице один из главных свидетелей по делу Александр Кольцов - начальник главного контрольно-финансового управления МВЭС. о врачебному заключению смерть наступила в результате длительного заболевания (лимфосаркома).

Однако, не смотря ни на что сотрудникам Главного управления по экономическим преступлениям МВД РФ удалось закончить предварительную работу и Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело.

Беспризорные миллионы

Так что же к сегодняшнему дню имеют правоохранительные органы по "делу МВЭС"?

Как удалось выяснить "Известиям", основные события сейчас разворачиваются вокруг использования так называемых вне юджетных средств. Складываются они из платежей, которые получают представительства министерства за выдачу лицензий и сертификатов, регистрацию иностранных фирм, банков, организаций, за продление сроков их деятельности и прочие услуги... По идее эти деньги должны были расходоваться по строго оговоренным бюджетным статьям не полностью финансируемым государством.

Однако, по мнению проверяющих в министерстве распорядились иначе. Так из материалов ревизии получается, что значительная часть этих многомиллионных поступлений пошла непосредственно на премии министерских работников (за год многие из них получили дополнительно по десять должностных окладов плюс щедрая "материальная помощь"). На эти деньги содержался огромное количество разъездных машин, 36 особо отличных сотрудников МВЭС перешли на медицинское обслуживание в наиболее престижных и дорогих московских клиниках на Сивцевом Вражке и в Центральной клинической больнице. 300 тысяч долларов ухнули на непредусмотренные бюджетом заграничные командировки сомнительной ценности для сотрудников центрального аппарата МВЭС. И все бы это ничего, но по материалам ревизии и сведениям полученным оперативников ГУЭП МВД РФ, огромные деньги переводились на личные счета в основном высокопоставленных сотрудников МВЭС, шли на покупку им квартир, строительство дач и прочие улучшающие жизнь мероприятия.

Первичные документы на выплату и перевод денег визировались непосредственно министром Олегом Давыдовым и его первым заместителем Михаилом Фрадковым.

ФОН спасения внешних связей

Чтобы работа над собственным бытом хотя бы внешне была законной, шестого мая 1994-го года приказом N207 в министерстве был учрежден Централизированный фонд социальной поддержки. Как в нем записано "в целях обеспечения социальной защиты работников системы МВЭС России, а так же сохранения кадрового состава". На счета фонда, открытые без ведома министерства финансов, перевели по-началу из многострадальных внебюджетных средств 955 миллионов рублей. Еще 861 миллион постепенно и по частям собрали с внешнеторговых объединений. Деньги на "сохранение кадрового состава" дали с большим трудом, да и то после очередной министерской коллегии: ВО "Техмашимпорт", ГНК "Нафта", ГП "Новоэкспорт", ГП "Машиноимпорт", ГП "Союзпромэкспорт", ВО "Технопромэкспорт", ВО "Атомэнергоэкспорт", ВО "Технопромимпорт", ВО "Тяжпромэкспорт", ВО "Союзтранзит", ВО "Продинторг". Распоряжаться этими деньгами должна была специальная комиссия под руководством бывшего заместителя министра внешнеэкономических связей Андрея Догаева. Сегодня на допросы Андрея Догаева возят из следственного изолятора в Лефортово. Попал он туда еще месяца четыре назад по подозрению в злоупотреблении служебным положении.

По полученной "Известиями" информации, фонд социально защищал в основном узкий круг министерских чиновников и приближенных к ним лиц. Заместителю министра Владимиру Карастину на приобретение жилья перечислено 30 миллионов рублей. Тимур Фрунзе - 40 миллионов на те же цели, пять миллионов Кулик - на строительство гаража, 35 миллионов Шурова по какой-то странной формулировке - на приобретение жилья согласно постановлению правительства по заявлению на беспроцентный кредит для уплаты земельного налога за дачный участок. Еще на приобретение жилья Мартынову (ХОЗУ МВЭС) 40 миллионов - на счет фирмы "Троя". Есть и достаточно оригинальные адресаты проплат: телефонный узел, керамический завод, авто-транспортное предприятие. Всего на поддержание внешнеэкономических кадров ушло по первоначальным подсчетам порядка миллиарда рублей. Особой строкой в исследовании финансовых манипуляций стоит благотворительная деятельность по отношению к первому заместителю министра Михаилу Фрадкову.

Пока следствие насчитало счетов на 120 миллионов рублей в 1994-м году: оплата бруса, кирпича, транспорта... Все необходимое для небольшого особнячка любовно возводимого по престижному Рублево-Успенскому шоссе. Причем, все деньги выделялись чиновникам МВЭС без какого-либо пристойного оформления документов, составления смет, решения комиссий. Дальнейшее развитие событий предсказать трудно. Как нам стало известно, большинство из чиновников МВЭС, припадавших к щедрому источнику внебюджетных средств после разразившегося скандала и вмешательства Генеральной прокуратуры поспешили вернуть полученные деньги. Но похвальное это решение, на развитие, расследуемого в настоящее время, уголовного дела ровным счетом никакого влияния оказать не может. Следствие, как ему и положено, станет доказывать факт уже совершенного преступления независимо от попыток пригладить его последствия. Удастся ли это? Будет ли предъявлено обвинение вице-премьеру правительства или наоборот их признают непричастными к финансовым махинациям? Думаем ясность наступит со временем. По крайней мере мы собираемся, по возможности, информировать читателей о всех перепитиях "дела МВЭС".