Уголовное дело Фрадкова-Давыдова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Утро.Ру", [[testdate2::origindate::01.03.2004]], Фото: AP

Михаил Фрадков: неоднозначные эпизоды биографии

Тимофей Головашкин

Converted 11522.jpgПредложение президента России назначить премьер-министром нового правительства Михаила Фрадкова заставило СМИ покопаться в недавних архивах и снова достать на свет божий все, что известно об этом человеке. Газета "Yтро" решила пролистать подшивки СМИ и архивы за прошлые годы, и вот что удалось найти.

Становление

Михаил Ефимович Фрадков родился в 1950 г. в тогда еще Куйбышевской области. Окончил в Москве с красным дипломом Станкоинструментальный институт и по распределению поехал в Дели. Для тех, кто помнит, в середине 70-х за границу сразу после окончания института отправлялись лишь родственники высокопоставленных работников или чекисты.

Правда, сведений о принадлежности М.Фрадкова к тогдашнему КГБ нет, и в Федеральной службе налоговой полиции, которую он возглавлял, также всегда отрицали его причастность к спецслужбам. И тем не менее, для того, чтобы пройти отбор, Фрадкову пришлось совершенствовать свой английский на спецкурсах при Лубянке.

Михаил Фрадков осенью 1991 г. стал в первом реформаторском правительстве заместителем Петра Авена, министра по внешнеэкономическим связям, ныне известного в качестве одного из богатейших людей страны и главы "Альфа-банка".

Бурная деятельность

В эпоху Авена руководство МВЭС активно начало приватизацию доставшихся ему в наследство крупных советских внешнеэкономических предприятий: "Союзнефтеэкспорта" (проводил до 70% сделок СССР по экспорту нефти), "Техмашимпорта", "Новоэкспорта", "Продинторга", "Тяжпромэкспорта", "Технопромимпорта", "Технопромэкспорта". Получали или нет первые лица министерства какие-то дивиденды от этих сделок, доподлинно неизвестно, но масштабы самих операций можно оценить хотя бы по одной из них - приватизации государственной нефтяной компании "Нафта-Москва", летом 1994 г. преобразованной из вышеупомянутого "Союзнефтеэкспорта".

В политической биографии М.Фрадкова уже было расставание с министерской службой - в мае 1998 г. он не вписался в правительство Сергея Кириенко. Тогда он возглавил "Ингосстрах". С этого непыльного места он с потерей в доходах согласился снова идти в министры в правительство Евгения Примакова. После кончины своего министерства при Михаиле Касьянове он мог или снова вернуться в коммерцию, или остаться главным по торговле в ранге заместителя Германа Грефа. Однако его ждала другая судьба.

В мае 2000 г. Михаила Ефимовича назначили первым заместителем секретаря Совбеза и поручили курировать вопросы экономической безопасности страны. В СБ Фрадкова запомнили как "осторожного, выверяющего каждое слово и действие человека. Очень милого и корректного".

Указы о назначении трех гражданских - Грызлова, Иванова и Фрадкова - на руководящие должности силовых ведомств Путин подписал в один день. Назначение Фрадкова на должность руководителя ФСНП стало для сотрудников налоговой полиции явлением неожиданным. Никто не предполагал, что на его место может прийти гражданский человек: настолько все привыкли, что с момента создания полиции ею руководили выходцы из силовых министерств.

Находясь на должности директора Федеральной службы налоговой полиции, писали "Известия", Михаил Фрадков утвердил инструкцию "Об основах организации и формах осуществления в федеральных органах налоговой полиции работы по предупреждению преступлений и правонарушений". Согласно этому документу, полицейские могли в любое время вмешиваться в жизнь компаний и граждан, даже не возбуждая против них уголовных дел.

В инструкции было указано, что для предотвращения готовящихся преступлений полицейские должны выявлять "лиц, склонных к совершению преступлений" и оказывать на них "профилактическое воздействие для недопущения с их стороны преступных посягательств". Нарушителя будут всячески позорить, рассылая его деловым партнерам и клиентам порочащую его информацию и публикуя ее в СМИ. В инструкции также были подробно описаны формы воздействия на "объекты профилактики". Как писала газета "КоммерсантЪ", таковыми могли быть индивидуальные беседы: "ознакомительно-разъяснительные", "воспитательные с привлечением общественности", а также "предупредительные с вынесением официального предостережения". К профилактике советовали привлекать и членов семьи вызвавшего интерес полицейских налогоплательщика.

Пункт 23.7 инструкции рекомендовал "создание вокруг объекта профилактики обстановки нетерпимости антиобщественного поведения". То есть, не дожидаясь приговора суда, полицейские должны были смело объявлять, в том числе и в средствах массовой информации, что у такой-то компании выявлена недоплата налогов.

Самым любопытным высказыванием директора ФСНП было описание типичного налогового преступника: "В большинстве своем налоговые правонарушители и преступники - это люди с высшим или средним специальным образованием, встречаются даже с ученой степенью. По преимуществу налоговыми преступниками являются мужчины, поскольку в основном они возглавляют предприятия и фирмы. Средний возраст злостных неплательщиков налогов достаточно высок - примерно 40 лет".

Может и правда, они такие, эти злостные неплательщики. Впрочем, под это описание подходит практически любой российский чиновник, включая и самого г-на Фрадкова.

Компромат

Кстати, о компании "Нафта", которая чуть было не прикупила итальянский суперклуб "Рома". В марте 1999 г. "Новые Известия" опубликовали занимательную информацию: по данным независимых экспертов, только зарубежное имущество "Нафты", в частности, самые ценные ее жемчужины, компании "Тебойл" и "Суомен петрооли", оценивались в $1 миллиард. Аудиторы же, приглашенные МВЭС, оценили компанию в сумму, в долларовом выражении недотягивавшую до $2 тысяч. Подобную операцию в "Новых Известиях" назвали "вершиной в искусстве присваивания госимущества".

В 1995 г.разразился громкий скандал. В ходе проверки, начатой контрольным управлением Администрации президента и Минфином, в МВЭС были обнаружены гигантские растраты. По сообщениям "Известий", в мае 1996 г., из доходов министерства за 1994 г. чиновники истратили на себя более 4,9 млрд рублей. Эти деньги ушли на премии, материальную помощь и покупку элитной недвижимости министерским руководителям.

Помимо министра внешнеэкономических связей Олега Давыдова финансовые документы о выдаче этих денег подписывал и его первый заместитель Михаил Фрадков. Как сказано в "Известиях", в то время он "любовно возводил небольшой особнячок по престижному Рублево-Успенскому шоссе" и выписывал себе счета на покупку цемента, кирпича и бруса. Ревизоры насчитали на его счетах-фактурах около 150 млн рублей.

Cотрудники Главного управления по экономическим преступлениям МВД России, с неподдельным интересом изучавшие деятельность ряда высших чиновников МВЭС, были прекрасно осведомлены о результатах ревизии. С огромным трудом им удалось вытащить многострадальный акт из "архивной пыли", провести дополнительную проверку и направить в Генеральную прокуратуру для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

В пять часов Yтра 30 сентября 1995 г. в здании Генеральной прокуратуры дежурный милиционер обнаружил пожар в одном из кабинетов. К тому времени, когда удалось сбить пламя, помещение выгорело практически дотла со всем содержимым. Волей рока среди немногих чудом уцелевших бумаг, в закопченом и оплавленном сейфе оказалась и папка с материалами проверки по финансовым нарушениям в МВЭС. По официальной версии, причиной пожара стало короткое замыкание. А через несколько месяцев, дав первые показания, скончался 12 января в Центральной клинической больнице один из главных свидетелей по делу Александр Кольцов - начальник Главного контрольно-финансового управления МВЭС. По врачебному заключению, смерть наступила в результате длительного заболевания (лимфосаркома).

Фрадкову повезло. Следствие установило, что использованные Михаилом Ефимовичем средства были получены им у своего руководства в качестве кредита. Газеты ничего не сообщали о том, вернулись ли в министерство эти деньги. Так или иначе, М.Фрадков продолжал счастливо продвигаться по служебной лестнице. С тех пор он всегда старается держаться в тени и не попадать в эпицентр щекотливых ситуаций. У коллег по министерству он заслужил репутацию "очень осмотрительного" человека. То же самое о нем сказали в Совбезе и ФСНП.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", [[testdate2::origindate::02.03.2004]]

Не место красит человека. Чем украсил Михаил Фрадков предыдущие места работы

Николай Вардуль, Илья Булавинов, Константин Смирнов, Дмитрий Бутрин и Геннадий Сысоев

[...]

Внешний торговец

В декабре 1992 года Михаила Фрадкова назначили замминистра внешних экономических связей. Тогда министром был Петр Авен. После этого в течение 1993 года министром сначала был Сергей Глазьев, а потом Олег Давыдов. Михаила Фрадкова повысили в октябре 1993 года до первого замминистра.

Он оказался на бойком месте. В МВЭС до 1 января 1995 года проводились тендеры на право экспорта стратегических товаров, включая нефть, нефтепродукты и цветные металлы, а также тендеры на право закупок импортных товаров, поставляемых в счет погашения долгов Индии и Турции бывшему СССР. Кроме того, министерство курировало бартерные операции "нефть-сахар" между Россией и Кубой.

Некоторые заинтересованные экспортеры при лоббировании своих интересов в министерстве иногда переходили черту закона. Во всяком случае, в середине 1990-х годов был заведен ряд уголовных дел, где фигурировали бывшие руководители МВЭС, например замминистра Андрей Догаев. [...] Был и скандал, затронувший лично Михаила Фрадкова. Он получил крупную ссуду на строительство дачи из внебюджетного фонда МВЭС.

Советский менеджер

Репутация Михаила Фрадкова в среде российского бизнеса весьма своеобразна: практически все предприниматели, которым приходилось с ним сталкиваться, признают, что кандидат на пост премьера - чиновник, прекрасно понимающий, что такое бизнес и как он делается. Характерно, что господин Фрадков - человек, знающий обстоятельства появления крупных капиталов не только в "приватизационный" период 1992-1997 годов, но и в период 1988-1992 годов, время позднесоветской "внешнеэкономической торговли" и формирования первых связей еще советского чиновничества, криминальных структур и первых предпринимателей. Эти связи до сих пор играют не последнюю роль в современном бизнесе, но, в отличие от более поздних, категорически не афишируются. Бывшие сотрудники МВЭС и ФСНП характеризуют господина Фрадкова как "человека внешне открытого": о его корректности и дружелюбии говорят все, кто с ним общался, однако никаких личных подробностей о нем как о человеке практически нет.[...]

Считается, что "маски-шоу", которые ФСНП устраивала в бытность господина Фрадкова главой налоговой полиции, не его личная инициатива: стилем министра была организация тихих и незаметных проверок конкретной структуры под прикрытием шумных и бессмысленных "масштабных операций". А стране министр-полицейский Фрадков запомнился сериалом "Маросейка, 12" из жизни налоговой полиции: сериал был интересен тем, что на его изготовление у ФСНП не ушло ни копейки - якобы съемки добровольно оплачивали подопечные ведомства.[...]

[...] Пребыванию в 1998-1999 годах на посту главы "Ингосстраха" [...] Михаил Фрадков вроде бы обязан Евгению Примакову, и основным его занятием на этом посту был не столько бизнес, сколько неудачные проекты создания на базе "Ингосстраха" государственного экспортно-страхового агентства.

Слабый силовик

По формальным признакам Михаила Фрадкова вполне можно отнести к силовикам. Полковник запаса Фрадков в 2000-2001 годах работал первым заместителем секретаря Совета безопасности, а в 2001-2003 годах возглавлял Федеральную службу налоговой полиции.

[...] В аппарате СБ, который в 2000 году возглавлял Сергей Иванов, нового замсекретаря вообще-то не ждали и к его приходу не готовились. Назначив экс-министра первым замсекретаря СБ, президент Путин одновременно увеличил и штатную численность аппарата, но лишь на одного человека. Поэтому, когда господин Фрадков пришел на новое рабочее место, выяснилось, что нет ставки даже для его секретарши. Не было предусмотрено для него и управления, которое он мог бы курировать,- все подразделения аппарата СБ были уже расписаны между другими заместителям секретаря СБ. [...]

28 марта 2001 года Михаил Фрадков возглавил Федеральную службу налоговой полиции, не самую последнюю в системе российских силовых структур. Она была создана в марте 1992 года и названа Главным управлением налоговых расследований при Госналогслужбе. В августе 1993 года главк был преобразован в самостоятельное ведомство - департамент налоговой полиции. Его начальником был назначен генерал-лейтенант тогдашнего Министерства безопасности Сергей Алмазов. В декабре 1995 года он добился повышения статуса своего департамента до налоговой полиции. В этом ведомстве служили, как правило, выходцы из КГБ и ГРУ.[...]

Регулярно устраиваемые маски-шоу производили на проверяемых налогоплательщиков оглушительное впечатление. Чего, правда, нельзя было сказать об итогах следственных действий налоговой полиции - до суда доходили единицы уголовных дел.

В марте 1999 года Сергея Алмазова сменил генерал-лейтенант МВД Вячеслав Солтаганов, который стал вытеснять из налоговой полиции чекистов и разведчиков, заменяя их милиционерами.[...]

Михаил Фрадков был переведен в ФСНП из Совета безопасности прежде всего для того, чтобы наконец добиться роста эффективности этой спецслужбы. Надо признать, что он пытался это сделать. Он фактически объявил войну другим силовикам и отобрал у них ряд полномочий. До его прихода ФСНП вела дела по 27 статьям Уголовного кодекса, а с лета 2002 года - по 53, вплоть до незаконного ношения оружия.

Затем он стал наступать на права налогоплательщиков. Накануне роспуска ФСНП в марте 2003 года его подчиненные додумались до использования детектора лжи. Не помогло. В 2002 году, несмотря на "раскрытие" ФСНП 24 тыс. налоговых преступлений, осудить удалось лишь 40 человек. Итог закономерен: МВД поглотил ФСНП. А Михаила Фрадкова отправили послом России в ЕС.

Некарьерный дипломат

Послом России в Евросоюзе в ранге министра Михаил Фрадков стал в марте 2003 года.[...] Каковы были результаты? При господине Фрадкове отношения России и Евросоюза заметно ухудшились.[...]

Политический легковес

[...] Михаил Фрадков никогда не имел никакого отношения к представленным сейчас в Думе партиям, включая выигравшую выборы и контролирующую в палате конституционное большинство "Единую Россию". Более того, далеко не все руководители партии, ходившие на минувшей неделе "консультировать" президента по кандидатуре нового премьера, до вчерашнего дня знали фамилию человека, который теперь будет на них опираться. Таким образом, роль партии власти в выборе премьера фактически свелась к поездке секретаря генсовета "Единой России" Валерия Богомолова в Брюссель, где он вполне мог в начале февраля "прозондировать" представителя России в ЕС на предмет возможного назначения.[...]

***

Несмотря на свое совсем не «питерское» прошлое

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::02.04.2004, "Сильный администратор"

Максим Гликин, Наталья Меликова

[...] Без пяти минут премьер, несмотря на свое совсем не «питерское» прошлое, довольно тесно связан с силовиками и помимо основной работы. Так, сын Фрадкова учился вместе с сыном руководителя ФСБ Николая Патрушева в Академии ФСБ, что на Мичуринском проспекте. Как говорят наши весьма информированные источники, будущих чекистов до сих пор связывает очень тесная дружба. Известны также хорошие отношения Михаила Фрадкова с Сергеем Ивановым: будучи штатским человеком, Фрадков возглавил ФСНП по прямой протекции своего бывшего шефа. [...]

Известно и то, что взгляды Фрадкова довольно близки к воззрением «силовой команды» в окружении президента. Так, еще в январе 2002 года на посту главы ФСНП он требовал резко ужесточить наказание для неплательщиков налогов. Его служба внесла предложение в правительство о применении конфискации имущества в отношении юридических лиц, совершивших налоговое преступление в особо крупных размерах. Фрадков настаивал на том, чтобы лица, причинившие значительный ущерб государству, также лишались так называемого права на деятельное раскаяние. Именно эта схема два года спустя была применена в деле ЮКОСа, в частности, в отношении Василия Шахновского.[...]

***

© "Коммерсант", [[testdate2::origindate::02.03.2004]]

[...]

Выявленные связи Михаила Фрадкова

В одном селе с Михаилом Фрадковым родился зампред Федеральной энергетической комиссии, экс-вице-президент РСПП Юрий Сахарнов. Он на два года старше кандидата в премьеры.

В 70-е годы одновременно с Михаилом Фрадковым в посольстве СССР в Индии трудился Вячеслав Трубников – впоследствии директор Службы внешней разведки РФ, ныне первый замминистра иностранных дел РФ.

Во всесоюзном объединении "Тяжпромэкспорт" вместе с господином Фрадковым служили будущие руководители Токобанка Павел Нефидов и Геннадий Егунов. Оба сейчас в тени – господин Нефидов до последнего времени возглавлял Петровский народный банк в Санкт-Петербурге, а господин Егунов работает вице-президентом АКБ "Москва".

В начале 90-х годов Михаил Фрадков два месяца (октябрь–декабрь 1992 года) работал в МВЭС РФ под руководством Петра Авена, ныне президента Альфа-банка.

Затем господин Фрадков девять месяцев (с декабря 1992 года по сентябрь 1993 года) был заместителем министра ВЭС Сергея Глазьева, который в настоящее время руководит фракцией "Родина" Госдумы и баллотируется в президенты РФ.

С приходом на пост министра ВЭС Олега Давыдова (сейчас – советник гендиректора финской компании Fortum) Михаил Фрадков поднялся до уровня первого замминистра и проработал на этом посту три с половиной года.

В "Ингосстрахе" господин Фрадков тесно пересекался с представителями Автобанка (одного из крупнейших акционеров "Ингосстраха"), в частности, с руководителем этого банка Натальей Раевской, которая заняла пост председателя правления страховой компании после того, как Михаил Фрадков стал ее гендиректором.

В должности министра Михаил Фрадков успел поработать в правительствах Виктора Черномырдина, Сергея Степашина и Владимира Путина.

Вместе с кандидатом в первые вице-премьеры Александром Жуковым Михаил Фрадков в ноябре 1999 года входил в межведомственную комиссию Российской Федерации по сотрудничеству с международными финансово-экономическими организациями. Тогда комиссию возглавлял первый вице-премьер Виктор Христенко, его заместителем был министр финансов Михаил Касьянов.

Десять месяцев (с июня 2000 года по март 2001 года) Михаил Фрадков был заместителем Сергея Иванова, тогдашнего секретаря Совета безопасности РФ, ныне и. о. министра обороны.

Младший сын кандидата в премьер-министры, по сообщениям СМИ, учился в Академии ФСБ на одном курсе с сыном директора ФСБ Николая Патрушева.

В различные годы в СМИ Михаила Фрадкова называли человеком Петра Авена и человеком Романа Абрамовича [...] .