Уголовное дело сына Матвиенко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Внешторгбанк, мальтийские кресты и гранатовые браслеты

1116422513-0.jpg В своем недавнем послании Федеральному собранию президент РФ Владимир Путин заявил о том, что в планы руководства «не входит передача страны в руки неэффективной и коррумпированной бюрократии». Благое пожелание. Проблема лишь в том, что, как видно из действий региональных чиновников, для них это – совсем не руководство к действию. А сама власть в стране «неэффективной и коррумпированной бюрократии» уже во многом передана. Стараниями многих чиновников различных уровней, поощряющих коррупцию.

Одним из столпов коррупции во всех странах мира всегда была непотия, а по-русски – семейственность. Это понятное родительское стремление тянуть своих чад наверх и обеспечить им карьеру и богатство, несмотря на наличие талантов и способностей. Подобные действия наносит стране огромный ущерб, как финансовый, так и репутационный. В прессе не раз появлялись статьи об отпрысках влиятельных родителей, получающих очередное высокое назначение. И неважно, что должность может быть не государственной – даже не очень далекие люди догадываются, что банки выдают хлебные должности не за просто так. Вот, например, карьера Сергея Матвиенко, любимого сына санкт-петербургского губернатора Валентины Ивановны Матвиенко, по совместительству — банкира и вообще — человека с богатым и бурным прошлым…

Столь бурным, что респектабельному и на 100% государственному Внешторгбанку России, вице-президентом которого с недавних пор является Сергей Матвиенко, следует задуматься – а стоят ли выгоды от приближенности к главе Санкт-Петербурга возможного мощного удара по собственной репутации? А удар может быть нанесен, если достоянием широкой общественности станут истории недавно минувших дней – истории, связанные как раз с не в меру бурной молодостью Сергея Матвиенко.

Если поднять сводки ГУВД Санкт-Петербурга за 13 июля 1994 года, то можно найти сообщение об обращении в Смольинское РУВД города гражданки Рожковой с заявлением о том, что в период с 20.00 до 20.30 часов двое неустановленных преступников ворвались в квартиру и, угрожая ей и ее сыну Рожкову А.В., похитили некоторое количество ценных вещей, в том числе гранатовое ожерелье и иные ценные вещи. По данному факту было возбуждено уголовное дело по статье 145 Уголовного кодекса РФ (грабеж).

А уже 16 июля 1994 года уголовным розыском были задержаны Мурин Евгений Игоревич и, внимание … Матвиенко Сергей Владимирович. Задержанным были предъявлены обвинения, похищенное ими было частично изъято. Правда, нынешний вице-президент влиятельного «Внешторгбанка» отсидел в камере менее трех суток. Стоит отметить, что вину свою он признал сразу, а в оставшиеся дни ожидал помощи от мамы. 18 июля дня Валентина Матвиенко прилетела с Мальты, где в те годы трудилась послом. В результате, мерой пресечения в отношении Сергея Матвиенко была выбрана подписка о невыезде, в то время как его подельник Мурин остался сидеть в камере предварительного заключения.

В ходе следствия выяснилось, что пострадавшего Рожкова А.В. Мурин и Матвиенко видели не первый раз в жизни. Так еще 10 мая того же года Рожков был избит ими и еще тремя молодыми людьми, после чего попал в больницу с телесными повреждениями. Отметим, что впоследствии у Сергея Матвиенко появилось алиби – внезапно оказалось, что в это время он гостил у мамы на Мальте. А поэтому, несмотря на установленные ранее факты, бить Рожкова попросту не мог.

Факт уже случившегося избиения облегчает понимание того, почему потерпевший легко соглашался на все последующие унизительные требования вымогателей, которые вдруг, встретив его 13 июля 1994 года случайно на улице, решили, что он им должен 40 000 рублей. Второй раз быть жестоко избитым и оказаться в больнице ему явно не хотелось. Потребовали бы они миллион рублей, согласился бы отдать и миллион, только бы не били.

Однако, не было даже сорока тысяч. И несчастный Рожков предложил выкупить свое право спокойно ходить по улице за имеющиеся у него дома книги. Сергей Матвиенко уже тогда отличался тягой к знаниям, поэтому предложение его заинтересовало. В крайнем случае, книги можно было продать. Мурин и Матвиенко направились к Рожкову домой, а по дороге прихватили и следующую потенциальную жертву вымогательства – одноклассника Мурина по фамилии Липгард. Его они собирались «подоить» позднее. По показаниям свидетелей и потерпевшего, по дороге Матвиенко избивал Рожкова, а заодно, вероятно, для устрашения, предпринял попытку его удушения.

Прибывшую в квартиру Рожкова компанию впустила его бабушка. По дороге сумма долга почему-то выросла до 80 000, и Мурин и Матвиенко, бесцеремонно пройдя в комнату потерпевшего, принялись изымать имущество в счет «долга». В сумки упаковали значительное количество книг, забрали ряд ценных вещей, в том числе гранатовые бусы стоимостью 60 000 рублей. Наверное, решили, что это изделие заинтересует книголюбов, предпочитающих Куприна. Не погнушались также калькулятором «Электроника», феном и даже … готовальней. Все-таки тяга к учебе – вещь неистребимая.

В коридоре, тяжело вздыхая, своей участи дожидался несчастный Липгард. Там же оставалась бабушка потерпевшего Рожкова. Она, несмотря на преклонный возраст, не стала спокойно взирать на происходивший грабеж. Выбежав на улицу, бабушка стала звать людей на помощь. Вскоре к ней присоединилась еще одна женщина.

Такого развития событий грабители не ожидали, и им пришлось спешно ретироваться, прихватив всего одну сумку с награбленным и не успев взять остальные. Рожкова отвезли в больницу, где ему вновь были диагностированы телесные повреждения, а его мама написала заявление в милицию. Итогом стало уголовное дело №187898, которое вела старший следователь 3-го отдела следственной части ГУВД по городу Санкт-Петербургу подполковник юстиции Жукова Р.В. Следствием вина Мурина и Матвиенко в грабеже и нанесении телесных повреждений была установлена.

У Мурина Евгения Игоревича, 1974 года рождения, влиятельных родителей не оказалось, и поэтому вскоре он отправился в места не столь отдаленные. Матвиенко Сергей Владимирович, 1973 года рождения, работавший на момент задержания в чековом инвестиционном фонде «Августа» менеджером и проживавший по адресу: Тверская улица, дом 15, квартира 65, вину свою частично признал, однако, обвинил в организации преступления Мурина. То есть, попросту говоря, свалил все на своего подельника, ожидая материнской поддержки. И поддержка пришла – следователь Жукова «пожалела» сына, лишившегося достойного воспитания из-за постоянного отсутствия матери, и про преступление Сергея Матвиенко временно «забыли».

Все-таки временно. Ибо документы уголовного дела сохранились, а эпоха диктатуры закона обязывает этот закон все-таки чтить. И непонятно, почему в «Крестах» оказался один Мурин, который, по несчастью своего происхождения, не принадлежал к «золотой молодежи» и никто не прилетел с далекой Мальты к нему для спасения. В России живут миллионы таких Муриных, и в отношении их некому использовать административный ресурс для превращения грабителя во влиятельного в городской политике банкира. Нам же остается надеется, что этот сюжет, удивительно похожий на сценарий «чернушного» кинофильма периода поздней перестройки, все же завершится своего рода «хэппи-эндом» — торжеством справедливости, одинаковой и для нищих, и для принцев. И тогда Сергею Матвиенко будут грозить каменные петербургские холодные «Кресты» и далеко не гранатовые браслеты на руках – а не мальтийские кресты на груди в ходе его блестящей и пока многообещающей карьеры.

А что грозит в таком случае Внешторгбанку РФ, который считается едва ли не самым уполномоченным банком российского правительства, символом и оплотом стабильности финансовой системы государства? Ох, страшно даже предположить. Не хочется как-то рисковать судьбой и реноме такого масштабного, могущественного и значительного финансового института.

Павел Сергеевский

Оригинал материала

compromat.ru