Уголовные дела "Илим Палп"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::13.02.2002, Фото: "Коммерсант"

Уголовные дела "Илим Палп"

Юбилей развала лесной отрасли России. 10 лет "лесные олигархи" воровали и убивали по-тихому

Елена Тихонова

Converted 12664.jpg

Захар Смушкин

В отличие от нефтяной или газовой отрасли, где государство до сих пор владеет пакетами акций крупных игроков рынка, лесная промышленность давно уже отдана в частные руки. На зубах навязли имена Чубайса, Вяхирева, Ходорковского, но вряд ли кто-то сможет назвать хотя бы одного олигарха-лесопромышленника.

Не было громких скандалов, никто не слышал о войнах за передел собственности. Казалось, и собственности-то в лесном бизнесе немного. Как, впрочем, и самого бизнеса. Так, нищие делянки, кругляк, мелкота… Все давно уже вырубили. Вот нефть, газ – это другое дело. Там миллиарды. А лес…

А лес – это рынок, объемом в 9 миллиардов долларов. Потенциал роста – огромен. Оценки колеблются: наша страна, по оценкам российского союза лесопромышленников, сможет получать до 100 миллиардов в год, если сырье будет грамотно использоваться.

Запасы нефти и газа рано или поздно истощатся. Лес, если на месте вырубки вовремя высаживать новый, не закончится никогда.

Гигантские ЦБК и ЛПК, градообразующие предприятия, сотни тысяч людей с утра до вечера на них работающие. Огромная империя простирается по всей стране. Ее центры находятся в Архангельской и Иркутской области.

Хозяева империи до недавнего времени оставались в тени.

* * *

Закрытое акционерное общество "Илим Палп Энтерпрайз" сегодня – это самый большой в стране холдинг по производству целлюлозно-бумажной продукции. Доля рынка – более 40 процентов. Владеет контрольными пакетами многих предприятий отрасли. Крупнейшие из них – Котласский целлюлозно-бумажный комбинат (Архангельская область) и Братский лесопромышленный комплекс (Иркутская область).

Какое из этих предприятий не возьми – везде проблемы. Невыплаченные вовремя кредиты, задолженности перед бюджетом, фондами, энергетиками и поставщиками. Только на БЛПК сумма долга по состоянию на конец 2001 года превышала 2 миллиарда рублей.

Участились аварии, экологи буквально стонут от бедствий, свалившихся на голову жителям регионов из-за безответственного поведения руководителей подконтрольных «Илим Палпу» предприятий. Лес хищнически вырубается, его рекультивацией никто не занимается, обращение с природой иначе, как варварским, назвать сложно.

В цехах – как будто Мамай прошел. Устаревшее оборудование, едва работающее на 1/10 от проектной мощности. Сломанные станки, на ремонт которых хозяева из «Илим Палпа» не выделяют денег. Критическая ситуация сложилась на БЛПК. Хлорный завод находится на грани экологической катастрофы. На целлюлозном заводе № 1 варочный цех почти что висит в воздухе – фундамента под ним практически нет, 10 из 28 котлов простаивают. Уничтоженный в пожаре два года назад древесный цех до сих пор не восстановлен (хотя «Илим Палп» получил от правительства Иркутской области налоговые льготы в объеме, достаточном для полного ремонта всех сгоревших цехов).

Добавьте к этому мизерные зарплаты, ни в какое сравнение не идущие не то что с заработком рабочих иностранных делянок, но и с окладом сотрудников других предприятий российской лесной отрасли (на Усть-Илимском ЛПК зарплата в два раза выше, чем на принадлежащем «Илим Палпу» БЛПК), убогие социальные условия, вечные жалобы на низкие цены на экспортируемую продукцию, неблагоприятную рыночную конъюнктуру, просьбы подождать, не взыскивать, реструктуризировать, отложить, простить...

Казалось бы, хозяева «Илим Палпа», получая на принадлежащих им предприятиях огромные прибыли, имели все возможности для переоснащения производства. Ведь инвестировали бы они в модернизацию своей собственности. Они - не наемные менеджеры, они - владельцы.

Но действовали почему-то, как временщики.

* * *

У истоков компании «Илим Палп» стояли несколько человек. Одного из них вытеснили из бизнеса несколько лет назад. Другого уже нет в живых. Сегодня хозяев осталось трое. Это Захар Смушкин, братья Борис и Михаил Зингаревичи.

До начала 90-х будущие короли российской целлюлозы были обыкновенными советскими гражданами. Зингаревичи работали механиками на Ленинградской картонной фабрике. Борис Смушкин трудился научным сотрудником в НПО «Гипролизпром».

В апреле 1992 года они создают ЗАО «Илим Палп». Это была небольшая компания, занимавшаяся экспортом бумажной продукции. Однако вскоре ее владельцы поняли, что на мелкой торговле больших барышей не заработать. Их взоры обратились в лес.

Леспромхозы тогда раздавались практически бесплатно. В течение нескольких лет холдингу удалось заполучить в собственность около 30 лесозаготовительных предприятий. В состав группы вошли крупнейшие в Европе целлюлозно-бумажные комбинаты, несколько лесопромышленных комплексов, бумажная фабрика «Коммунар», картонно-полиграфический комбинат в Санкт-Петербурге

Психология большого хапка - "состричь" как можно больше и быстрее, а дальше хоть трава не расти - жила и побеждала. Шальные деньги, как мёд, притягивали всевозможных дельцов и проходимцев. Количество желающих поучаствовать в дележке увеличивалось с каждым днем. Всем вместе им было тесно.

Зазвучали выстрелы в лесу.

* * *

Историю криминальных разборок в российской лесной отрасли можно изучать на примере одной лишь Архангельской области, которую по праву называют вотчиной «Илим Палпа». Там находится головное предприятие холдинга – Котласский целлюлозно-бумажный комбинат.

Вряд ли во всей России найдется другой регион, где к «Илим Палпу» относились бы так же плохо. Простые люди, чье здоровье принесено в жертву «экономящим» на экологических программах предприятиям холдинга, работники этих предприятий и члены их семей, даже некоторые областные чиновники – все ненавидят «Илим Палп» и его хозяев. На выборах в губернский совет депутатов жители Котласа с треском провалили директора местного ЦБК г-на Зайца. Другой пример «нелояльности»: 30 января архангельский губернатор Анатолий Ефремов праздновал 50-летие. Узнав, что на праздничном приеме по случаю юбилея появятся Смушкин и Зингаревичи, более половины приглашенных гостей отказались придти.

Лес - основа экономики региона. 60% поступлений в местный бюджет. Граница рядом, а значит, есть отличные возможности для поставки продукции за рубеж. Неслучайно поэтому, что именно в Архангельске шла и идет самая беспощадная борьба за контроль над российским лесом.

Вторжение шло нелегко. Убийства, покушения, "предупредительные" взрывы, похищения людей случались постоянно. По данным местного УБОП, в 2000 году было выявлено более двухсот преступлений в лесной промышленности. Статистики за прошлый год еще нет, но, судя по происходившим в регионе событиям, "рекорд" будет побит снова. Директор департамента лесопромышленного комплекса Архангельской области Алексей Павлов подкупающе откровенен: "Лесодеревообработка - это достаточно привлекательное для крупного бизнеса дело. А где деньги - там и криминал".

Весной 1999 года у дома руководителя Архангельского ЦБК Владимира Крупчака была заложена бомба. Летом того же года неизвестные похитили главу ОАО «Соломбальский ЛДК» Евгения Драчева и его водителя. Спустя несколько месяцев в подъезде собственного дома был зверски избит генеральный директор департамента лесопромышленного комплекса областной администрации Александр Булатов. Жертва чудом выжила, хотя нападавший нанес как минимум 5 ударов монтировкой по голове. Прокурор Архангельска заявил позже на пресс-конференции: «Покушение было кем-то заказано. И этот кто-то совсем рядом».

Сейчас по материалам областного УБОПа расследуются уголовные дела в отношении глав предприятий лесопромышленного комплекса. Самые большие папки с «компроматом» оперативники собрали на руководителей «Илим Палпа». Преступления, в совершении которых они подозреваются, связаны с фактами незаконного предпринимательства, укрытия доходов от налогообложения и… заказными убийствами.

В УБОПе боятся одного – что следователям снова закроют рот. Снова, потому что так уже случилось в Санкт-Петербурге в 2000 году.

* * *

10 марта 2000 года в северной столице неподалеку от Князь-Владимирского собора был убит Дмитрий Варварин, генеральный директор ЗАО «Концерн «Орими». Случайный прохожий видел, как двое мужчин настигли бизнесмена, вышедшего из автомобиля «Ягуар» и направлявшегося к дому, один из нападающих выхватил пистолет и выстрелил жертве в затылок.

Концерн «Орими» существовал с 1990 года, когда Дмитрий Варварин организовал совместное советско-американское предприятие «Орими Вуд». Вскоре эта компания стала лидером по выпуску и экспорту пиломатериалов на Северо-западе России. К 2000 году в «Орими» вошли около полусотни фирм, многие из которых работали в лесопромышленной отрасли. Фактически концерн был единственным игроком на лесном рынке, кто мог бы поспорить за лидерство с холдингом Смушкина и Зингаревичей. Однако Варварин предпочел с «Илим Палпом» не воевать, больше того, «Орими» владел крупным пакетом акций компании.

Это, впрочем, не спасло его от гибели. Расправиться с партнером хозяев «Илим Палпа» подталкивали как минимум два обстоятельства. Первое, самое главное – потенциальный конкурент рос на глазах, и никто не мог гарантировать, что в любой прекрасный момент Дмитрий Варварин не решит отобрать у них весь бизнес. Сам Варварин, как известно, в методах борьбы особенно не стеснялся, дела вел жестко, на грани фола. Лучшая защита – это нападение, решили Смушкин и Зингаревичи. Вторая причина лежала в политической плоскости. Глава «Орими» не скрывал своих симпатий к Юрию Болдыреву, баллотировался с ним на выборах 1999 года в Госдуму, занимался финансированием его избирательной кампании. Причем делал это довольно оригинально: деньги брал не только из собственного кармана, но и «выстраивал» бизнесменов, уговаривал их «поделиться». Владельцы «Илим Палпа», понятно, отказать партнеру не могли. Но и оплачивать заведомо провальную попытку Болдырева избраться питерским градоначальником им тоже не хотелось. Власти и правоохранительные органы стали с особым вниманием относиться к спонсорам Болдырева, соперничавшего с губернатором Яковлевым. А Смушкину с Зингаревичами было что скрывать…

Спустя несколько дней после убийства Варварина неизвестные расправились с еще одним учредителем «Орими» - Сергеем Крижаном. Он был расстрелян в машине – вместе со всей семьей.

Интересно, что Юрий Болдырев не стал использовать гибель Варварина в политических целях. Наоборот, он рассказал, что незадолго до смерти у главы «Орими» появились серьезные проблемы в бизнесе. На него давили, в частности, требовали сменить управляющего на Архангельском лесоперерабатывающем комбинате.

Ни один из руководителей «Илим Палпа» не выразил соболезнований по поводу гибели партнера. Журналистам, обращавшимся к Захару Смушкину за комментариями, отвечали, что он срочно уехал в командировку.

Расследование убийств, разумеется, ни к чему не привело. В правоохранительных органах версия, связанная с «Илим Палпом», поначалу рассматривалась как наиболее вероятная. Однако после вмешательства сверху о ней моментально «забыли». Городские тузы с пониманием отнеслись к желанию Смушкина с Зингаревичами избавиться от их общего соперника. Бригаду оперативников во главе с Виктором Седых, начавшую распутывать дело, от следствия отстранили.

Убийство Варварина и его помощника поставило крест на будущем концерна «Орими». Потенциальный конкурент «Илим Палпа» буквально развалился. Больше никто не стоял на пути Смушкина и братьев Зингаревичей. Или – почти никто.

Весной-осенью 2000 года по Архангельску прокатилась новая волна громких преступлений. В марте было совершено нападение на Владимира Малькова, директора агентской компании, экспортирующей пиломатериалы. Его попытались застрелить из самодельного пистолета с глушителем. В октябре был совершен поджег гостиницы «Полина», владельца которой, главу Архангельского ЦБК Владимира Крупчака, пытались взорвать годом раньше. В сентябре 2001 года неизвестные четыре раза выстрелили в Дмитрия Беляева, внешнего управляющего ЛДК-4.

* * *

О высокой степени криминогенности лесного комплекса страны свидетельствует гигантский разрыв между объёмами заготовленной (69,8 млн. кубометров) и вывезенной из регионов (соответственно, 87,7 млн.) древесины. Получается, что вывозили больше, чем производили! Но чудес, как известно, не бывает. Значит, рубили и торговали из-под полы, прибыль укрывали, от налогов прятались.

До 2000 года акционеры «Илим Палпа» не получали ни копейки дивидендов. Каждый год руководство решало направить все заработанные деньги на инвестиции. Казалось бы, такую заботу можно лишь похвалить. Но сделать это мешает бедственное состояние производственных мощностей на предприятиях холдинга. Куда же девались деньги?

Котласский ЦБК перешел под контроль «Илим Палпа» в результате инвестиционного конкурса. Позднее выяснилось, что конкурс был незаконным, а его итоги – недействительны, но, как водится в нашей стране, «собственник» предприятия и не думал его покидать: судебная система у нас существует в одном мире, а смышленые бизнесмены – в другом. В ходе проверок было установлено, что деньги, которые «Илим Палп» обязался вложить в комбинат, поступали на его счета буквально на сутки. А потом отправлялись обратно – в карманы Смушкина и Зингаревичей. Формально условия конкурса соблюдались: справка об очередной порции «инвестиций» аккуратно доставлялась контролирующим органам.

Еще оригинальнее «Илим Палп» закупал для ЦБК оборудование. Менеджеры холдинга умудрялись найти за границей такие фирмы, где стоимость станков была вдвое больше рыночной. Самое примечательное в этой афере то, что даже по таким ценам на комбинат доставлялась лишь половина заказанного оборудования. Один станок обходился Котласскому ЦБК на 300% дороже, чем стоил на самом деле. Таким образом деньги, взятые из оборотных средств предприятия, перетекали на зарубежные счета аффилированных с «Илим Палпом» контор. Таможенные и налоговые органы подозревали руководителей холдинга в невозврате выручки, но расследование, как нетрудно догадаться, дальше внутренних справок и отчетов не пошло.

Дивиденды «Илим Палп» не платил лишь потому, что инвестиции в производство, согласно закону, освобождались от налогов. Таким образом, провернув несложную схему с «путешествием» денег по счетам предприятий обратно в карман хозяев холдинга, получалось экономить немаленькую сумму в валюте. Как только российский парламент льготу отменил, «Илим Палп» впервые объявил о выплате дивидендов. Одним источником обогащения у лесных олигархов стало меньше.

Смушкин с Зингаревичами от этого, конечно, не обеднели. Депутат архангельского областного совета депутатов Юрий Зарума не раз говорил, как еще обворовывают родной регион питерские коммерсанты: «Работники не знают сколько чего продано, сколько прибыли получено - мне, депутату, документы приходится подпольно добывать. Котласскую целлюлозу продают сегодня за 350 долларов, а стоит она минимум 500. Деньги из области продолжают утекать - только за счет разницы цен около полутора миллиардов рублей ежегодно. Петербуржцы год наш лес покупали по ценам в 1,5 раза ниже и пиловочник рубили на щепу. Я приводил все эти факты главе администрации лично, предупреждал, что воруют, но как в пустоту говорил. Администрация фактически отказалась от влияния на комбинат, не взяв полагающийся ей двадцатипроцентный пакет акций».

* * *

История другого предприятия «Илим Палпа» - Братского лесопромышленного комплекса (БЛПК) – достойна того, чтобы попасть в учебник «Как обмануть кредиторов». Предприятие перешло под управление холдинга в 1997 году. Пришлые менеджеры сразу же решили жить в долг.

Не платили местной ОАО «Иркутскэнерго»: долг за электроэнергию за три года достиг 750 миллионов рублей. Задолженность перед бюджетом Братска и внебюджетными фондами росла в геометрической прогрессии. Общая сумма обязательств БЛПК перед кредиторами составила почти 2 миллиарда рублей.

В 1998 году «Илим Палп» учреждает «дочку» БЛПК – ОАО «Целлюлозно-картонный комбинат» - и начинает выводить туда все ликвидные активы. В 2001 году на балансе БЛПК оставались лишь убыточные производства и гигантские долги. Государство имело пакет акций на БЛПК (в том числе так называемую «золотую акцию», дающую право вето). Однако представители государства не заблокировали решение о выводе активов. Счетная палата, проводившая проверку на предприятии, констатировала: в результате действий управляющей компании государство потеряло контроль над экспортно-ориентированным производством.

Тревогу, впрочем, поднимать не стали. ОАО «ЦКК» на 100% принадлежало БЛПК, а значит, обеспечение по кредитам никуда не пропало. Правда, уже тогда в руководстве «Илим Палпа» нашелся человек, не согласившийся с методами ведения бизнеса, принятыми в компании. Этим человеком был Дмитрий Медведев. Тот самый, что работает сегодня в Кремле первым заместителем руководителя Администрации Президента, представляет интересы государства в «Газпроме».

В 1993 году он стал директором по юридическим вопросам ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз», а в 1998 году Медведева избрали в совет директоров БЛПК. Уже тогда опытному юристу не составило труда понять, что увод активов не имеет ничего общего с «оптимизацией производства», как провозглашали Смушкин и Зингаревичи. Его отношения с хозяевами холдинга обострились до предела. Скандал набирал обороты, вину за откачку активов пытались свалить на самого Медведева. Стало ясно, что именно для этого его ввели в совет директоров комплекса. Правоохранительные органы Братска начали собирать на Медведева «компромат».

Публичного выяснения отношений удалось избежать. К осени 1999 года Дмитрий Медведев полностью разорвал связи со Смушкиным и Зингаревичами. При этом ему пришлось выйти из состава учредителей питерского ЗАО «Финцелл» (ОКПО 33160598), в собственности которого находился контрольный пакет акций «Илим Палпа» (сейчас он принадлежит швейцарской фирме “Intertsez S.F.” – Женева, Рю де Мулен, 1).

Ни мэр Братска Петрунько (лично вовлеченный в процессы вокруг БЛПК на стороне хозяев «Илим Палпа»), ни сами Смушкин и братья Зингаревичи в дальнейшем нагнетании страстей заинтересованы не были. Тем более что вскоре юрист-правдолюбец резко пошел вверх по карьерной лестнице.

Медведев, как выяснилось позже, был абсолютно прав. В середине октября 2001 года стало известно, что «Илим Палп» совершает сделки по продаже акций ЦКК оффшорным фирмам. Кредиторы БЛПК схватились за голову: БЛПК умышленно толкают к банкротству, а имущество, служившее гарантией по долгу, вот-вот перейдет в собственность кипрских контор.

Началась «братская война».

* * *

Акционеры главного кредитора БЛПК – ОАО «Иркутскэнерго» обратились в федеральные ведомства с просьбой разобраться в ситуации на предприятии. В декабре 2001 года при содействии депутатов Госдумы состоялось заседание межведомственной балансовой комиссии при Федеральной службе по финансовому оздоровлению. Комиссия, как оказалось, следила за ситуацией на БЛПК давно. На этот раз главный вопрос, который задали руководителям «Илим Палпа», звучал просто: действительно ли акции ЦКК распродаются?

Выяснить истину, однако, не удалось. Холдинг воспользовался юридической уловкой: документы о состоянии дел на предприятии комиссии предоставили, но… по состоянию на 1 октября 2001 года. Отчетность консолидированная, гигантские долги БЛПК компенсируются замечательными показателями «чистого» ЦКК. И – главное – нигде ни слова о продаже акций ЦКК. Ни слова лжи. Лишь умолчание. Потому что продажа акций началась двумя неделями позже – в середине октября. И документы, поступившие в комиссию, были честны. Но к реальности отношения не имели.

Миноритарные акционеры БЛПК обратились в суд. Тот принял решение восстановить незаконно уволенного «Илим Палпом» генерального директора БЛПК Георгия Трифонова. За месяц, проведенный его командой на предприятии, задолженность перед «Иркутскэнерго» была погашена, от «Илим Палпа» добились обязательств вернуть активы обратно. После чего – в январе 2002 года – БЛПК вновь перешел под контроль питерского холдинга.

Неслыханное для Смушкина и Зингаревичей дело: впервые их заставили заплатить. Впервые подкуп чиновников, прессы, запугивание противников и ложь им не помогли. Обида осталась, а неприятности питерских коммерсантов только закалили.

То, что творится сейчас на БЛПК, похоже на кошмарный сон. Вернувшиеся менеджеры «Илим Палпа», словно опричники, кинулись «наводить порядок». Работников, согласившихся сотрудничать с антикризисным руководством, увольняют. Лидерам профсоюзов, поддержавших Георгия Трифонова, предложили «уйти по-хорошему». Перед комиссией, созданной для «оценки ущерба», поставили цель: занизить остатки продукции на складах. На место профессионалов приходят люди, увидевшие лесное производство впервые в жизни.

Холдинг начал блокаду соседнего с БЛПК Усть-Илимского лесопромышленного комплекса. Оплаченное сырье на предприятие не отправлялось, а без хлората натрия, каустика и хлора производство работать не может! «Мстители из «Илим Палпа», как пишет «Комсомольская правда» в Иркутске, не останавливались ни перед чем. Представители холдинга всеми силами выгоняли с предприятия главу профсоюза Юрия Савинкова, на прежнего директора комплекса Андрея Прокопова поступили доносы в прокуратуру.

Новый глава УИЛПК Владимир Батищев сообщил «куда следует», что Прокопов увез в неизвестном направлении «производственную технику». Служители правопорядка начали разбираться. И выяснили: под техникой Батищев понимал 8 джипов, принадлежащих не УИЛПК, а управляющей компании «Континенталь-инвест». Передав комплекс «Илим Палпу», континеталевцы, естественно, джипы забрали с собой. В возбуждении уголовного дела Батищеву было официально отказано.

В начале февраля УИЛПК полностью перешел под контроль «Илим Палпа». Первым делом новое руководство сообщило коллективу предприятия, что оплата труда будет такой же, как и на Братском ЛПК. То есть – станет почти в два раза меньше (5 тысяч рублей вместо 8). Социальная обстановка в сибирском городке накалилась до предела. Профком предприятия провел несколько митингов, требуя повысить зарплату и гарантировать сохранность рабочих мест. Тем временем кредиторская задолженность ЛПК выросла до 84 миллионов рублей, из-за отсутствия горюче-смазочных материалов прекратили свою работу лесозаготовительные предприятия. Менеджмент «Илим Палпа» в очередной раз продемонстрировал свой «профессионализм».

* * *

Впрочем, нельзя не признать, что сфабрикованные уголовные дела, поддельные документы и разграбление собственности все-таки гуманнее, чем убийства.

В Архангельске на фоне криминальных разборок «Илим Палп» начал переговоры о поглощении местного целлюлозно-бумажного комбината, сравнимого по мощности в Котласским ЦБК.

Предприятие входит в группу «Титан». На его главу – Владимира Крупчака – в 1999 году уже совершалось покушение. Гостиница, принадлежащая группе, была подожжена неизвестными годом позже. Сейчас в «Титане» заявляют, что узнали о своем намерении отдать бизнес «Илим Палпу» из сообщений представителей питерского холдинга. Однако передумать еще не поздно: судьба нескольких лесопромышленников области, убитых посреди дня в Архангельске, к этому подталкивает.

В течение недели в центре Архангельска были расстреляны две важные персоны местного лесного бизнеса: директор лесоэкспортной фирмы «Тимбэкс» Владимир Мальков (на него неудачно покушались в 2000 году) и криминальный авторитет Демури Шония. Источники в областных правоохранительных органах единодушны: очевидно, кто-то «расчищает путь».