Уголовные дела Хапсирокова, протокол допроса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Протокол допроса Хапсирокова, на который он был вызван как свидетель по уголовному делу Ильюшенко

"...С Ильюшенко Алексеем Николаевичем я познакомился приблизительно летом 1993 года, когда я в то время работал директором фирмы "Южный" АО "Mocпромстрой". Взаимоотношения у меня с ним нормальные. В тот период Ильюшенко работал в должности начальника Контрольного управления Президента РФ. В процессе дальнейшего знакомства мне поступило предложение от Ильюшенко перейти на работу в Генеральную прокуратуру на должность начальника управления планирования, финансирования и материально-технического обеспечения Генеральной прокуратуры РФ. Это было в феврале 1994года...
Это предложение было воспринято мною положительно, и я перешел на работу в Генеральную прокуратуру".

Стоит отметить, что Алексей Ильюшенко подобрал себе достойного управделами, поскольку он, как Генпрокурор, просто не мог не знать, что пригласил на финансовую работу человека, который в это время проходил по уголовному делу 28552 о хишещении 200 миллионов рублей, выделенных под закупку зерна. Этот финансовый эксцесс въедливо расследовал следственный отдел УВД Кавказских Минеральных Вод. Дело было так: летом 1993 года представитель фирмы "Югинвест" Хапсироков Н.Х. помог своему знакомому Ширинову Ш. залючить целевой кредитный договор на заупку зерна от имени фирмы "Бриз" на 200 миллионов рублей. Полученные деньги Ширинов перечислил на счета других двух фирм "Радость" и "Дни" как бы "для закупки сельхозпродукции". Но вместо этого кредитные средства были обналичены и достались руководителям этих фирмочек. А Хапсироков как бы удивился, что фирма "Бриз" не выполнила своих обязательств.
Наверное, это чистое совпадение, но как раз в этот период Назир Хапсироков приобрел две машины "БМВ" за 17 миллионов рублей каждая. Вот так бывает в жизни: зерна нет, а машины почему-то есть.
Ставропольская земля стала гореть под ногами Назира Хизировича, "зерновое" дело квалифицировалось по статье 93-1 УК РСФСР - хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах. Но тут он счастливо сдружился с Алексеем Ильюшенко, и следстие затихло. Последний, кстати, выйдя из тюрьмы, сказал по-мужски достойную фразу; "Может быть, я плохо выбирал в жизни друзей, что они теперь меня оговаривают, но никогда я не был сволочью". так или иначе, но в 1996 году 27 октября - прямо накануне дня рождения - Назиру Хапсирокову преподнесли подарок: "зерновое" ставропольское уголовное дело было прекращено за отсутстпием состава преступления. Негоже все-таки управделами Генпрокуратуры РФ иметь в своей биографии "белое" пятно в виде растворившихся не без его участия 200 миллионов рублей.
Но недавно у Xапсирокова вновь возникли проблемы. Упрямые ставропольские следователи все-таки сумели (на законных основаниях) переправить его уголовное дело в Москву для переквалификации, доказывая, что оно прекрашено незаконно. Теперь в Генпрокуратуре РФ пылятся его тома, давно пылятся. Что-то будет. Опять ничего?
Все неприятности Алексея Ильюшенко начались с того, что он за подозрительно низкую цену помог своим красноярским родственникам купить у своего приятеля Петра Янчева два джипа и два "жигуленка". А дальше ниточка следствия потянулась к нефти и тому подобному. Управделами Генпрокуратуры Назиру Хапсирокову тоже не везет с машинами. То эти злосчастные БМВ в Ставрополье, то вот таперь, как нам удалось выяснить, возникла неувязочка уже с двумя его московскими машинами - "мерседесом" и джипом "мицубиси-паджеро".
В протоколе допроса Хапсирокова. на который его осмелился вызвать 29 июля 1996 года (сразу после президентских выборов) помощник Генерального прокурора и руководитель следственной бригады по делу Янчева-Ильюшенко Николай Емельянов, есть несколько изумительных автомобильных признаний: "Ильюшенко обращался ко мне с просьбой дать покататься на моем автомобле "мерседес-бенц 300SEL" черного цвета. Этот автомобиль я приобрел через АО "Логоваз" за наличные деньги, которые получил в виде кредита от одного из московских банков. Затем я его продал Быховскому. своему знакомому по моей работе в фирме "Южной", до настоящего времени Быховский является моим должником. Ильюшенко я не отказывал в его просьбе дать ему покататься на этом "мерседесе". Я ему давал ключи от машины, когда она была в моем пользовании, а когда я продал ее Быховскому и она находлась на хранении в СП "Балкар треидинг" у Янчева, он брал ключи от этой машины у кого-то из подчиненных.
Доверенности на право управления автомашинои я Ильюшенко не давал. Он ездил по своему служебному удостоверению. Просьб о продаже eму данного "мерседеса" ко мне от Ильюшенко не поступало. Припоминаю, этот "мерседес" был на служебной даче Ильюшенко в Архангельском Московской области. Со мной Ильюшенко никогда не разговаривал по поводу того, что у него имеется "мерседес" и он лучше такого же автомобиля, только белого цвета.

В моем личном пользовании находится легковой автомобиль джип "мицусиси -паджеро", приобретенный мною в фирме "Южной", когда я там работал. Этот автомобиль 1991 года выпуска и был списан фирмой ввиду наличия многочисленных дефектов. Моему сыну мои отец подарил автомобиль ВАЗ-21093. Эти автомашины не имеют никакого отношения к моей работе в Генеральной Прокуратуре РФ.
Разумеется, нет ничего зазорного, что предприниматель Хапснроков купил джип "Мицубиси-паджеро", как он утверждал на допросе. Если бы не одна неувязка. Мы съездили в ГАИ пo месту жительства управделами Генпрокуратуры РФ, проверили документы о регистрации джипа (1991 года выпуска, кузов ZMBONV444VJ304577, двигатель 4Д56ДY1776, цвет серебристый) и выяснили из "Карточки учета аптотрансиорта", что машина была поставлена на учет владельцем транспортного средства Хапсироконым II января 1995 года. И самое главное - из таможенных документов, которые мы достали на Минералводской таможне, следовало, что в Россию этот джип попал в ноябре 1994 года. Напомним, предпринимателем Хапсироков псрестал быть в начале 1994 года, задолго до этой ценнои покупки. Другими словами, словами Уголовного кодекса, начальник управления делами генпрокypaтуры РФ Н.Хапсироков дал заведомо ложные показания?
Разумеется, у юридически подкованного управделами Хапсирокова найдется объяснение такой нестыковки между его предпринимательским прошлым и чиновничьим настоящим. Но, как и в случае с Ильюшенко, дело здесь совсем не в этих злосчастных машинах. Прошло уже полтора года после выборной президентской горячки на волне которой помощник Генпрокурора Николай Емельянов расследовал дело своего бывшего шефа и, в частности, уличил в забывчивости, мягко говоря, нынешнего финансового босса Генпрокуратуры. Уже полтора года Емельянов вынужден молчать, а протокол допроса прятать от самого себя глубоко в сейфе. "