Уголок бесплатного сыра

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Стрингер", июнь 2000

Уголок бесплатного сыра

В «Семье» не без Петрова. Объявив войну Гута-Банку, губернатор Подмосковья зацепил теневую финансовую империю ближнего окружения Ельцина

29-го марта 2000-го года входы и выходы в здание Гута-банка оказались блокированы. Персонал выстроен вдоль стен коридоров. Работа банка была парализована. В «Гуту» с проверкой «зашел» подмосковный ОМОН. Аналогичным образом были «проверены» и все областные филиалы банка.

По заявлению представителей ГУВД администрации Московской области, ОМОН «заходил» в «Гуту» за документами по Уникомбанку. А представители Гута-банка заявили, что причиной «проверки» стало списание со счетов обладминистрации 18 млн. долларов долгов инкассо. Как это ни странно, но обе стороны говорили правду.

С недавних пор Гута-банк занялся ликвидаторским бизнесом. Дело это, при отсутствии совести, весьма прибыльное. В каждом проблемном банке помимо собственных долгов есть активы, которые легко превращаются в «живые» деньги. Это, прежде всего, невозвращенные кредиты и недвижимость. Под громкие обещания расплатиться с вкладчиками проблемный банк берется на поруки. Потом под видом концентрации ресурсов из него выводятся все ликвидные активы. После чего банк объявляют банкротом, а вкладчиков посылают … в очередь к Сбербанку. Судя по всему, у руководства Гута-банка с совестью все нормально.

Взяв в 1998-ом году «Уником» на поруки, Гута-банк выкупил у него долг Подмосковной обладминистрации на сумму в 18 млн. долларов всего за 20 процентов от номинала. А в двухтысячном году - снял со счетов администрации все 18 млн. долларов, копеечка в копеечку. Естественно, новый губернатор Подмосковья Громов не сдержался и послал в Гута-банк ОМОН с «проверкой».

Согласитесь, действительно неплохой бизнес: оставить в дураках всех бюджетников области и вкладчиков Уникомбанка и заработать на этом 500 процентов прибыли. На месте Громова любой губернатор не сдержался бы. Такая прибыль даже махинаторам с ГКО не снилась. Кстати, «Гута» и в ГКО в свое время удачно поиграл. А главное, вовремя свои деньги из рухнувшей пирамиды вытащил.

Как заявил бывший генпрокурор Юрий Скуратов, «ряд высокопоставленных должностных лиц воспользовался в собственных интересах информацией о котировках на рынке ГКО». Некоторые банки продали свои бумаги буквально в последние недели и даже дни до краха. Среди прочих Скуратов назвал и «Гуту».

Каких именно «высокопоставленных должностных лиц» имел в виду Скуратов, неизвестно. А вот в отношении «Гуты» таким лицом был сам Борис Николаевич Ельцин. Так что, объявив войну Гута-банку, Громов столкнулся с ближним кругом бывшего президента. Но обо все по порядку.

БРИЛЛИАНТЫ ДЛЯ ИНВЕСТОРОВ

2 февраля 1993-го года Ельцин подписал Указ № 184 «О создании Государственной инвестиционной корпорации (Госинкор)». Цель создания Госинкора была самая благая – привлечение в страну иностранных инвестиций. Соответственно, и средства на благое дело были отпущены немалые.

Своим указом президент предписал правительству выделить корпорации имущество на сумму не менее 1 млрд. долларов (667 млрд. рублей), а также 50 млн. долларов и 200 млрд. рублей для обеспечения финансовых гарантий иностранным инвесторам. По тем временам деньги невероятные. Достаточно сказать, что с такими деньгами Госинкор мог легко выиграть залоговые аукционы по «Норильскому никелю», «Сибнефти», ЮКОСу и СИДАНКО вместе взятым. Поэтому вполне естественно, что возглавить корпорацию президент поручил своему ближайшему другу – Юрию Петрову.

До прихода в Госинкор Петров был главным дублером Ельцина, он шел за президентом буквально след в след. Ельцина направили в Свердловский обком, Петров занял его место в Нижнетагильском горкоме. Ельцин – на повышение в Москву, Петров - в Свердловск. Естественно, что когда Борис Николаевич стал президентом, Юрий Владимирович возглавил его администрацию.

Вскоре, однако, Петров чем-то прогневил Ельцина и был отправлен в отставку. По воспоминаниям бывшего шефа Службы безопасности президента Александра Коржакова, Петров принял предложение Ивана Рыбкина и согласился возглавить теневое правительство коммунистов, за что и попал в опалу. Но опала длилась недолго – до выхода указа о создании Госинкора.

Тогда многие посчитали, что Указом № 184 Б.Н. просто откупился от своего бывшего дублера и забыл. Но Ельцин не забыл. Он, по меньшей мере, еще четыре раза делал Петрову щедрые подарки, каждый раз оформляя их личными указами и распоряжениями.

Указом № 948 от 23 июня 1993-го года корпорации передали 5,5 т золота, 1,419 т платины, 1000 каратов бриллиантов, 333,5 кг родия и 1,5 т палладия. Вдобавок к этому Госинкор получил в собственность редакционное здание по ул. Правды, д. 24. А еще по предыдущему указу Госинкор стал хозяином дачного поселка «Жаворонки», здания по Орликову переулку, д. 5 и госдачи «Заречье-4».

Распоряжениями президента № 136-рп от 19 марта и № 189-рп от 15 апреля 1996 года Комдрагмет отгрузил Корпорации 300 т серебра, 30 т палладия и 10 т родия. А распоряжением правительства от 12 декабря 1995 года № 1709-р Госинкору было передано здание на Мясницкой, 35.

Получить деньги из госказны – этого мало. Надо ими с умом распорядиться. Юрия Петрова к глупым людям не отнесешь. Золото, бриллианты, родий, палладий и серебро были реализованы на внешнем и внутреннем рынке. А вырученные средства Петров решил не распылять на разные там инвестиции. Он их вложил в самого себя.

Попросту говоря, полученные от государства деньги Госинкор вложил в различные дочерние компании, в том числе и в оффшорные. Со зданиями поступили аналогичным образом. Перепродали их по цене в десятки раз ниже рыночной стоимости всевозможным ЗАО, контрольный пакет которых принадлежит все тем же оффшорам.

Как сказано в справке Счетной палаты, проверявшей Госинкор в 1997-1998 годах, «96,8 процента имеющегося инвестиционного потенциала Госинкор вложил в собственную инфраструктуру». Бывший заместитель Петрова Александр Кузнецов выразился более определенно: «Все существование Госинкора подчинено одному единственному принципу – прямиком переправить государственные деньги в личный карман».

Но это были всего лишь робкие первые шаги Петрова на ниве перекачивания государственных средств в личный карман. Истинный расцвет деятельности Госинкора начался со знакомства Петрова с Председателем Совета директоров Гута-банка Юрием Гущиным.

БАНКРОТСТВО С СЕКРЕТОМ

После того, как все выделенные Госинкору деньги были оприходованы, перед Петровым встал вопрос: что дальше? А дальше Петрову подвернулся Гущин.

- Они нашли друг в друге родственные души, - рассказывает Александр Кузнецов. – Гущин четыре раза сидел в тюрьме. И все четыре раза за мошенничество. А сотрудничество Петрова с «заслуженным мошенником Советского Союза» началось с совместной игры в ГКО. Только за три года (1995-1997 гг.) Госинкор вложил в Гута-банк сто миллиардов рублей, а дивидендов за это время корпорация получила всего шесть миллиардов. И это притом, что доходность на рынке ГКО в то время зашкаливала за сто процентов. Куда девались деньги? Видимо, все туда же – в личный карман.

Сегодня две трети капиталов «Госинкор-Холдинга» принадлежат лично Юрию Гущину. Гущин является распорядителем счетов всех оффшорных компаний, куда и утекают деньги Госинкора, но Петров по-прежнему в доле. Об этом говорит тот факт, что зять Гущина – Артем Кузнецов – возглавляет Совет директоров Гута-банка, а сын Петрова Александр занимает место председателя правления. Гута-банк входит в «Госинкор-Холдинг» в качестве основного финансового ядра…

Когда Петров и Гущин познакомились с Березовским, неизвестно. Но то, что эта парочка рано или поздно должна была попасть в сферу влияния «великого комбинатора», сомнений не вызывает. Так или иначе, но Борис Абрамович навел Петрова с Гущиным на «золотую жилу» – санация и банкротство банков, завалившихся на дефолте.

Первой жертвой Гута-банка стал Уникомбанк, контрольный пакет которого принадлежал Администрации Московской области. Чтобы получить право на санацию, Гута-банк пообещал выдать «Уникому» стабилизационный кредит в 100 млн. рублей и сохранить филиальную сеть в Подмосковье.

Подмосковная дума под давлением бывшего губернатора Тяжлова передала контрольный пакет Уникомбанка «Гуте» сроком на пять лет. После чего Петров попытался через заместителя главы Центробанка Виноградова выбить из ЦБ 500 млн. рублей стабилизационного кредита. Не вышло. И тогда Гута-банк решил действовать по-другому.

Для начала, чтобы умилостивить Тяжлова, они выдали области кредит в 100 млн. рублей. Правда, половина этих денег ушла в Уникомбанк, то есть самим себе. Убедив Тяжлова в своих дружеских чувствах, Гута-банк объявил о выкупе долгов области и получил на это согласие.

Общий долг областной администрации составлял один млрд. рублей по облигациям, размещенным в 1997-ом году среди уполномоченных банков: «КС Ферст Бостон» и Уникомбанк. А дальше все просто. Гута-банк выкупил у «Уникома» долг администрации за 20 процентов от номинала (напомним, Гута-банк владел контрольным пакетом «Уникома»). Перевел на себя 11 филиалов Уникомбанка и отказался от санации, потребовав банкротства.

В свое оправдание представители Гута-банка заявили, что у Уникомбанка оказалось слишком много забалансовых долгов. Но есть один факт, свидетельствующий о том, что операция по «обсасыванию» Уникомбанка подмосковной администрацией готовилась изначально.

Практически одновременно с выкупом долгов обладминистрации Госинкор перекупил у АФК «Система» контрольный пакет акций Гута-банка. АФК «Система» известна своей близостью к московским властям, и при попытке взыскать с обладминистрации деньги «Система» могла надавить на «Гуту». А на Госинкор надавить невозможно.

29-го марта, когда подмосковный ОМОН «зашел» в Гута-банк, мы стали наблюдателями развязки сюжета. Говорят, что после лобового «наезда» Громова предупредили из администрации президента, что если он будет упорствовать, то результаты подмосковных выборов могут быть пересмотрены. И Громов затих.

Следующей жертвой Петрова и Гущина стал Инкомбанк. Здесь они действовали более прямолинейно и нагло. Пообещав выплатить вкладчикам «Инкома» деньги, Гута-банк получил для аккумуляции средств корсчет Инкомбанка. После «отсасывания» всех ликвидных активов и перевода под свое крыло пяти филиалов «Гута» опять отказалась от своих обещаний. Вернее, Гута-банк заявил, что готов удовлетворить вкладчиков, но только после признания Инкомбанка банкротом и формирования конкурсной массы. Последнее, как известно, занимает годы.

Сегодня Гущин и Петров взяли в оборот Промстройбанк. В последнем уже сменилось два временных управляющих. Первым был Михаил Гарутин, который в свое время банкротил мало кому известный Межэкономсбербанк. Интересен этот банк прежде всего тем, что в его Совет директоров входил Борис Абрамович Березовский. Интересно также и то, что схема банкротства Межэкономсбербанка была буквально воспроизведена при санации Уникомбанка и «Инкома».

Промстройбанк отбивается изо всех сил. Но Гута-банк уже сумел выкупить за 10 процентов от номинала десятимиллионный (в долларах) долг Промстройбанка и перевести на себя три его филиала. Так что «жертва» уже запуталась в силках.

Каким образом Гута-банк умудрился получить на санацию подряд три в недалеком прошлом системообразующих банка, вопрос, конечно, интересный. Видимо, не зря Госинкор называют теневой финансовой площадкой ближнего окружения Ельцина.