Угольная афера "Северстали"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Угольная Афера "Северстали"»)
Перейти к: навигация, поиск


Алексей Мордашов уводит из Коми главных налогоплательщиков на Вирджинские острова

1104315341-0.jpg Покупка в июне прошлого года череповецким холдингом «Северсталь» главных угольных активов Республики Коми – ОАО «Воркутауголь» и«Шахта Воргашорская» — расценивалась многими экспертами, как спасительная для отрасли и региона акция. И первые результаты вроде как оправдали их ожидания: всего за три месяца владелец показательно погасил многомесячную задолженность по зарплате. Но через полтора года восторженные отклики сменились тревогой. Вместо золотого налогового дождя, бюджет получил от угледобывающих предприятий чудовищные недоимки. А проведенная налоговая проверка вскрыла схемы, с помощью которых «Северсталь», как выяснилось, выводит из налогооблагаемой базы львиную долю средств. Теперь местные газеты больше говорят о преступной халатности губернатора Торлопова, продавшего госпакеты акций череповецким «захватчикам», о том, что политика холдинга ставит республику Коми на грань банкротства, и о том, что глава «Северстали» Алексей Мордашов может повторить судьбу главы ЮКОСа.

Грустная арифметика

То, что сейчас происходит в Печорском угольном бассейне, нагляднее всего показывают арифметические выкладки. В 2003 году ОАО «Воркутауголь» выдало на-гора 6,5 млн. тонн угля, увеличив объем добычи на 5,6 процента по сравнению с 2002 годом. В 2004 году, согласно объявленным «Северсталью» планам, рост должен составить уже 9 процентов. А на «Шахте Воргашорской» в первом квартале текущего года добыто на 15,4 процента больше угля, чем за аналогичный период 2003-го. То есть, очевидно, что предприятия достались действительно эффективному собственнику.

Успехи угледобывающих предприятий сопровождались все это время стабильным ростом мировых цен на уголь. Особенно на высококачественные коксующиеся марки, применяемые в металлургии, которыми славится Печорский угольный бассейн. Сегодня за тонну металлургического угля западные сталелитейные заводы платят до 120 долларов. Значит, и с этой точки зрения приобретенные «Северсталью» предприятия должны были стать за прошедшее с момента покупки время более прибыльными.

Казалось бы, все это должно положительно отразиться на экономике Коми – ведь «Воркутауголь» и «Шахта Воргашорская» являются крупнейшими налогоплательщиками. Но здесь, если и дальше следовать арифметическим терминам, на смену сложению пришло вычитание. Проще говоря, рост мировых цен на уголь и объемов его добычи предприятиями «Северстали» привели не к увеличению налоговых поступлений в республиканский бюджет, а к прямо противоположному результату. Судите сами: по ОАО «Воркутауголь» недоимка на первый квартал 2003 года (то есть, еще до прихода новых хозяев) составляла 1 млрд. 226,4 млн. рублей. А после того, как на предприятии начала хозяйничать «Северсталь», сумма долгов бюджету выросла сначала до 2 млрд. 950 млн. рублей (конец 2003 года), а по итогам первого полугодия года текущего составила 3 миллиарда 192,3 миллиона рублей! «Шахта Воргашорская» должна государству 1395 млн. руб., тогда как перешла в руки новых хозяев с задолженностью в 1226, 4 миллиона. Львиную долю этих недоимок составляют долги по НДС. Например, по предприятию «Воркутауголь» она равняется 71 проценту.

Эта грустная тенденция не могла остаться в республике незамеченной. Наконец, весной Управление по налоговым преступлениям МВД РК провело масштабную проверку, признав не только факты несоответствия налоговых поступлений реальным объемам производства ОАО «Воркутауголь» и «Шахты Воргашорская», но и выявив хитроумные схемы, по которым подавляющая часть средств от продажи угля уводится в необлагаемый налогами оборот и оффшорную зону.

Уголь вирджинский, отборный

До того как перейти в руки «Северстали», ОАО «Воркутауголь» продавало уголь нескольким фирмам-снабженцам, «привязанным» к определенным предприятиям, то есть, практически напрямую, и, кстати, одним из главных потребителей всегда был череповецкий металлургический комбинат. Деньги за уголь поступали непосредственно на счета угледобывающей компании, но, как правило, с большими задержками, частями, что и приводило к долгам по зарплате и налоговым недоимкам. Как только «Северсталь» завладела контрольным пакетом ОАО «Воркутауголь», главным покупателем стал «Торговый дом «Северный Кузбасс» (ТД СК), также входящий в состав холдинга. В 2003 году этот посредник, зарегистрированный в Кемеровской области, купил 57,63 процентов добытого в Воркуте угля, а в 2004 году на его долю пришлось уже без малого 87 процентов «черного золота». То есть, ТД СК получил фактически монопольное право на перепродажу продукции ОАО «Воркутауголь». Причем уголь отпускался этому посреднику по цене почти в три раза (!) ниже рыночной. Например, одна из самых дорогих марок ГЖО+Ж (75/25), котировки которой на мировых биржах не опускались ниже 100 долларов за тонну, покупалась ТД СК в среднем по 35 долларов. А уголь ГЖООМСШ, отгруженный, как свидетельствуют документы, на экспорт, и вовсе достался кемеровскому посреднику по 525 рублей за тонну.

Получается, казне Республики Коми, где был добыт этот уголь, достались лишь крошки с барского стола. Правда, и тех немного. Продав в первом полугодии 2004 года угля на 5 086 354 878 рублей, (на 4 с лишним миллионов – одному ТД СК) ОАО «Воркутауголь» получило на свои счета лишь 850 386 556 руб. То есть, как подсчитал в своем рапорте ревизор отдела документальных проверок Управления по налоговым преступлениям МВД РК, старший лейтенант милиции И.И. Шумилкин, «всего 16,7 % причитающейся выручки». С этой суммы «Северсталь» и должна была, по идее, щедрой рукой заплатить налоги Республике Коми. Однако, как установил все тот же дотошный Шумилкин, «сумма налога на добавленную стоимость в размере 295163 тыс. руб., подлежащая уплате в бюджет, ОАО «Воркутауголь» оставлена в собственном распоряжении и израсходована на иные цели».

Но это так, мелочи. Куда же делись остальные деньги? Неужели все, словно сговорившись, «кинули» воркутинских шахтеров? Нет, «кинули» в данном случае государство. ТД СК по поручениям ОАО «Воркутауголь» попросту переводил деньги за уголь на счета третьих юридических лиц, у которых общество якобы покупает оборудование, технику, материалы. Материалы могут быть расходными, с оформлением бумаг в рамках одного холдинга – проблем никаких… В общем, концов не найдешь.

Однако это лишь одно ответвление грандиозной схемы. Многие, вероятно, подумали: ну, подумаешь, не повезло Коми, зато повезло Кемеровской области, где платит налоги ТД СК… Как бы не так. То есть, уголь ТД СК, конечно перепродает, но зарабатывает на этом сущие копейки, из которых и выкраивает скудные налоги. Прибавка к закупочной цене составляет 9-11 процентов, не больше. Кто же, в таком случае, снимает сливки с воркутинского угля?

Для этого в схему внедрено отдельное звено – компания Lexard Holdings Limited, зарегистрированная в оффшорной зоне, на Вирджинских островах. Именно ей кемеровский торговый дом продает весь уголь, отправляемый на экспорт, причем по очень божеским ценам. Например, как следует из договора от 24 сентября 2003 года, уголь уже известной нам марки ГЖО+Ж (75/25) был куплен Lexard Holdings Limited у ТД СК по 51 доллару за тонну. Думается, г-н Панаета Пападиметриу, подписавший соглашение со стороны покупателя, был очень доволен этой сделкой. Потом, судя по накладным, этот уголь направился в Данию, где на тот момент его цена не могла быть ниже 90 евро. Российскому же бюджету достались 13 процентов от маржи в 6-7 долларов.

На таких же условиях и по такой же схеме уголь уходил на украинские металлургические заводы и в морские порты, чтобы отправиться к потребителям из дальнего зарубежья, имена которых российским налоговикам узнать уже не удастся, да и вряд ли это поможет делу…

Мощные тылы

Афера, которую проворачивает «Северсталь» в Печорском угольном бассейне, настолько открыта и очевидна, что возникает резонный вопрос: куда смотрит милиция? Рискнем предположить, что милиция смотрит на региональную власть. А эта власть, несмотря на то, что республика несет колоссальные убытки, откровенно прикрывает череповецких «партнеров».

Начнем с того, что сам переход ОАО «Воркутауголь» и «Шахта Воргашорская» к новым собственникам породил немало кривотолков и послужил основанием для открытия уголовного дела. Эту собственность «Северсталь» получила на аукционе 26 июня 2003 года, где выступала в роли единственного покупателя. Тогда холдинг, уже владевший 14 процентами акций ОАО «Воркутауголь», приобрел 38,8 процентов принадлежавших государству («Шахта Воргашорская» к тому времени вошла своими акциями в ОАО «Воркутауголь»). Государственный пакет был оценен некой «Управляющей компанией «СоветникЪ», причем эта оценка оказалась явно заниженной по отношению к рыночной стоимости акций. Так, по данным Российского Фонда федерального имущества (РФФИ) одна акция тогда стоила 654 рубля. А Минимущества Коми, получив отчет от «Советника», оценило каждую акцию в 394 рубля. В результате государство недосчиталось более 189 миллионов рублей. После ряда депутатских запросов, обращений в Генпрокуратуру и ФСБ, по этому факту против гендиректора компании-оценщика г-жи Моториной все-таки было возбуждено уголовное дело. Не исключено, что Моторина даже сядет в тюрьму. Но деприватизировать из-за этого предприятие, конечно, уже никто не будет.

Еще 2 процента акций – республиканский пакет – «Северсталь» выкупила у Сибирской угольно-энергетической компании «Байкал-уголь» (СУЭК). К СУЭКу эти акции перешли в результате еще одной сомнительной операции, проведенной при непосредственном участии главы Республики Коми Владимира Торлопова. В ноябре 2002 года губернатор решил продать СУЭКу республиканские пакеты акций ОАО «Воркутауголь» и ОАО «Интауголь», лично оценив все фонды аж в 10 миллионов долларов. Чтобы это не выглядело простым разбазариванием госсобственности, было решено создать еще одну структуру, ОАО «Печоруголь», куда переводились указанные пакеты, и где республиканское правительство становилось акционером с долей в 25 процентов. Но устав нового ОАО был составлен таким образом, что такое участие не могло влиять на управленческую политику.

Похоже, что СУЭК и «Северсталь» разыграли Торлопова, как болванчика в преферансе. Глава Коми в свое время отверг предложения о финансовой помощи из Череповца, зато на своих руках внес СУЭК в угольное хозяйство республики. СУЭК же, которая поначалу тоже намеревалась участвовать в упомянутом аукционе по продаже федерального пакета ОАО «Воркутауголь», в последний момент вдруг отказалась от этой затеи, виртуозно оставив «Северсталь» вне конкуренции. И тут же, в июне, перепродала ей бывший республиканский пакет акций. В итоге череповецкий холдинг стал обладателем 81 процента акций ОАО «Воркутауголь».

Но, видимо, эта «подстава» не особо ударила по личному благосостоянию губернатора, раз он грудью встал на защиту новых собственников, когда сведения о странной налоговой арифметике «Северстали» стали доходить до соответствующих органов. Депутатские запросы уже поступали и к директору ФСБ Патрушеву, и к заместителю генерального прокурора Колесникову, и представителю Генпрокуратуры в СЗФО Зубрину, но малейшие попытки инициировать следствие неизменно наталкивались на сопротивление со стороны прокурора РК и главы республики. Исключением стало разве что дело Моториной.

Когда же налоговики все-таки пришли с проверками на ОАО «Воркутауголь», в Москву полетели сразу два высоких письма. Одно Алексей Мордашов адресовал министру внутренних дел. В нем гендиректор «Северстали» жалуется на проверки, которые «нарушают нормальную работу ОАО «Воркутауголь», что «противоречит государственным интересам, создает непосредственную угрозу социальных волнений». При том, что денег, которые «Северсталь» должна государству и которые продолжает уводить из него на Вирджинские острова, с лихвой хватит на то, чтобы успокоить любое «социальное волнение» в любом регионе.

Второе письмо адресовано еще выше – президенту Путину, — и под ним стоят подписи двух губернаторов – Кемеровской области и Республики Коми. В нем главе государства предлагается реструктурировать долги угледобывающих предприятий (проще говоря, забыть о них). Здесь же содержится довольно прозрачный намек на трудности собственников с налоговыми проверками: «Постоянный долговой пресс значительно затрудняет ведение повседневной хозяйственной деятельности предприятия».

Заручившись столь высокой поддержкой, конечно, можно и дальше продолжать обманывать государство. Но строчки в отчетах налоговых ревизоров, где прямым текстом сказано, что на ОАО «Воркутауголь», отрабатываются легальные схемы увода средств в оффшорные зоны, куда красноречивее витиеватых губернаторских фраз. А практика показывает, что наш президент очень хорошо умеет читать между строк.

Юрий Васильев