Угроза От "Рособорнэкспорта"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Генпрокуратура занялась изучением акционерной структуры компании ВСМПО-АВИСМА

1140510138-0.jpg Если бы Вячеслав Брешт мог выбирать, на этой неделе он бы уже был в Лондоне, убеждая потенциальных инвесторов приобрести акции его компании, организовавшей первичное размещение акций (IPO). Он бы рассказал им, что корпорация ВСМПО-АВИСМА, совладельцем которой он является, — крупнейший в мире производитель титана, что ее доля на мировом рынке составляет почти 30%, что она поставляет 30-60% титана, потребляемого Boeing и Airbus, и приносит больше прибыли, чем его иностранные аналоги. Брешт также объяснил бы, что ВМСПО, в прошлом секретный завод, обслуживавший советскую армию, сегодня стала прозрачным производством с хорошими перспективами роста.

Но вместо этого он и его партнер по бизнесу заняты отражением атак российского государства, стремящегося захватить компанию. Запланированное IPO отложили, и два крупнейших потребителя, Boeing и Airbus, уже занервничали.

«Они все спрашивают, что происходит. . . и это как раз сейчас, когда мы должны были подписывать долгосрочные контракты», — говорит Владислав Тетюхин, глава и совладелец компании.

Судя по всему, происходит то, что еще одна государственная компания пытается прибрать к рукам частную под знаменем «защиты национальных стратегических интересов». Кремль уже установил контроль над некоторыми из крупнейших компаний страны, включая «ЮКОС» и «Сибнефть». В прошлом году он потратил на приобретение новых активов 23 млрд. долларов (13,2 млрд. фунтов). Теперь пришла очередь и других отраслей.

Угроза идет от «Рособоронэкспорта», государственного агентства по экспорту вооружения, которое уже установило контроль над «АвтоВАЗом», акциями которого не владеет. Вполне возможно, что такой же контроль будет установлен над «КАМАЗом». А ВСМПО, очевидно, станет следующей мишенью.

Компания, объем продаж которой в прошлом году составил 750 млн. долларов, а прибыль — 230 млн., являет собой редкий пример советского предприятия, сумевшего стать конкурентоспособным на мировом рынке. Однако ее история также иллюстрирует незащищенность прав собственности в России и хищнические инстинкты государства.

Спрятавшись за Уралом под охраной КГБ и армии, ВСМПО была частью советского военно-промышленного комплекса. Она производила сплавы, использовавшиеся в советских подлодках и ракетах, и к 1989 г. выпускала в 2,5 раза больше титана, чем все остальные компании мира вместе взятые.

Но после распада Советского Союза в 1991 г. военные контракты исчезли вместе с охранниками из КГБ. Как и остальные советские предприятия, ВСМПО оказалась на грани вымирания.

«Когда я впервые пришел на ВСМПО, там никто не работал — люди кипятили чай на плитках, которые принесли с собой», — рассказывает Брешт.

Чтобы спасти завод, работники обратились к Владиславу Тетюхину, известному российскому ученому, который в 1957 г. выплавил на ВСМПО первый титановый слиток. Позже за свою работу он был награжден орденом Ленина.

Чтобы свести концы с концами, завод производил алюминиевые кастрюли и ведра, а также — совершенно невероятно — титановые лопаты, которые продавались всего по 3 рубля. Поняв, что российский рынок практически мертв, Брешт и Тетюхин, которым удалось консолидировать контроль над заводом, отправились в США, чтобы выяснить тамошний интерес к российскому титану.

В Америке они провели несколько месяцев, постаравшись посетить как можно большее число строительных компаний и потребителей титана, включая Rockwell, General Electric и Boeing.

Американские компании отнеслись к бывшим врагам по Холодной войне с понятным подозрением. «Мы сказали им, что можем продавать титан за половину той цены, по которой они покупают его в США. Все, что мы хотели, — это чтобы они приехали и посмотрели на наш завод», — вспоминает Брешт. Они приехали, и после скрупулезной проверки в 1998 г. ВСМПО подписала свой первый контракт с Boeing.

Приблизительно в то же время корпорация пережила неприятное столкновение с Михаилом Ходорковским, бывшим владельцем «ЮКОСа». «МЕНАТЕП», принадлежавшая ему холдинговая компания, контролировала компанию АВИСМА, поставлявшую ВСМПО сырье. Холдинг сократил поставки с прицелом на возможное поглощение. Однако позже Ходорковский переключил внимание на нефтяную отрасль и продал АВИСМА ВСМПО.

К 2003 г. оборот объединенной корпорации достиг 400 млн. долларов, а прибыль — 40 млн. долларов. Владельцы задумались о первичном размещении акций на иностранной бирже.

Именно тогда один из самых богатых людей России, Виктор Вексельберг, с интересами в самых разных сферах, от нефти до алюминия, решил организовать поглощение ВСМПО. Его холдинг «Ренова» приобрел 13,4% акций ВСМПО-АВИСМА у менеджмента и заключил с Брештом и Тетюхиным договор, так называемую «русскую рулетку». По его условиям, любой из трех основных акционеров мог предложить свою долю двум другим по любой цене. Если другие акционеры не могли купить его пакет, они должны были продать ему свои доли по той же цене.

Год спустя Вексельберг предложил продать свой пакет по 96 долларов за акцию, что было значительно ниже рыночной стоимости. «Он решил, что у Тетюхина и Брешта не хватит денег, чтобы выкупить его долю, и им придется продать свои акции по этой цене. Именно поэтому он предложил такую низкую цену», — рассказал источник, близкий к Вексельбергу.

Однако его хитрость обернулась против него, когда на помощь основным акционерам пришел консорциум инвесторов во главе с московским инвестиционным банком «Ренессанс Капитал» и одолжил им необходимую сумму. Вексельберг был вынужден продать свои акции по низкой цене, хотя это решение было оспорено в нескольких арбитражных судах. На настоящий момент акции Брешта и Тетюхина заморожены.

Тем временем борьба за ВСМПО привлекла внимание силовиков. Оставшись в стороне от приватизации 1990-х годов, многие из них пытались наверстать упущенное. Однако их самовольное вмешательство в дела частного сектора стало одним из крупнейших рисков для российской экономики.

По словам близкого к «Ренове» человека, Вексельбергу сказали, что правительство никогда не разрешит владельцам компании разместить ее акции на бирже из-за стратегической важности предприятия для страны. Однако если «Ренова» консолидирует контрольный пакет акций в ВСМПО-АВИСМА, она сможет стать частью большого правительственного консорциума.

Вскоре после этого интерес к ВСМПО начал проявлять «Рособоронэкспорт». Глава агентства, Сергей Чемезов, пригласил Брешта на встречу.

«Разговор был очень общий. Он [Чемезов] не делал никаких предложений о покупке моего пакета. Просто говорил об усилении роли государства в корпорациях», — рассказал Брешт.

Однако в прошлом месяце «Рособоронэкспорт» объявил о создании совместного предприятия с малоизвестной частной компанией «для координации деятельности металлургических предприятий в сфере производства стали и сплавов, предназначенных для аэрокосмической и оборонной промышленности», и «для предотвращения узурпирования предприятий металлургического сектора различными организациями, в том числе действующими в интересах иностранного капитала и пользующимися незаконными методами».

В российской прессе появились сообщения о том, что «Рособоронэкспорт» готовится приобрести контрольный пакет ВСМПО. Само агентство эти слухи не опровергло.

Две недели спустя Борис Алешин, глава Федерального агентства промышленности, заявил, что правительство заинтересовано в приобретении доли ВСМПО-АВИСМА и интегрировании ее в холдинговую компанию, которая будет действовать на рынке специальных сталей. (Позже он попытался опровергнуть это заявление.)

В «Рособоронэкспорте» от комментариев отказались, но источник близкий к компании, сообщил: «Титан — это стратегический актив. Если он окажется в руках иностранцев, они не будут продавать нам его бесплатно. Титан необходим для развития нашей аэрокосмической отрасли. Зачем нам иностранцы?»

Тетюхин не согласен с этим утверждением: «Мы удовлетворяем спрос российской авиации на 100%, и то, что мы будто бы можем выжить без заказов с Запада, — полная бессмыслица».

Интерес государства к корпорации сопровождался началом незапланированной налоговой проверки, которая продолжается до сих пор. Тем временем Генпрокуратура занялась изучением акционерной структуры компании, очевидно в связи с тем, что когда-то часть акций принадлежала «МЕНАТЕП».

Тетюхин и Брешт говорят, что не собираются продавать компанию. «Как я могу ее продать? Это все равно, что продать жену», — говорит Тетюхин.

Однако после того, как Ходорковского посадили в тюрьму, а его компанию приобрела государственная «Роснефть», да еще учитывая опыт «Рособоронэкспорта» в захвате компаний, акциями которых он не владеет, вполне понятно, что и владельцы, и клиенты ВСМПО чувствуют себя неуютно.

Тетюхин, который сохранил ясность ума и подтянутость несмотря на свои 73 года, все никак не может примириться с тем, что произошло. «Мы пережили время, когда нам действительно приходилось бороться за то, чтобы выжить, когда мы могли умереть. Так почему они не пришли на помощь тогда? Почему их патриотические чувства проявились только сейчас, когда компания получает прибыль, когда ее привели в порядок и реорганизовали?»

По его словам, ВСМПО делает все, чего Путин требует от российских компаний: корпорация удвоила объемы производства, переходит на выпуск продукции с более высокой добавленной стоимостью и конкурентоспособна на международном рынке.

«Мы выпускаем важные компоненты самолетов. Одна ошибка может стоить тысяч жизней, — говорит Тетюхин. — Наш бизнес основан на доверии, которое мы заслужили с таким трудом. Страшно не то, что кто-то хочет этот бизнес забрать. Страшно то, что они его разрушат».

Аркадий Островский

Перевод: ИноСМИ от origindate::20.02.06

Оригинал материала

«The Financial Times» от origindate::20.02.06