Угрозыск саммиту в Петербурге

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Угрозыск саммиту в Петербурге Исполняя секретный приказ, милиция таскает «неблагонадежных» политических деятелей в УВД. Там их пересчитывают, хватают за пальцы и рекомендуют не высовываться

"Месяц с небольшим остался до встречи лидеров мировых держав на берегах Невы. Накал подготовительных мероприятий растет в геометрической прогрессии. Молодыми и не очень активистами различных общественных объединений и партий, не замеченными в особой лояльности к властям, в разных районах города начал синхронно интересоваться… уголовный розыск. В первый день лета в квартиру к Евгению Козлову — доценту Лесотехнической академии, одному из лидеров Движения гражданских инициатив (ДГИ), координатору Российского социального форума антиглобалистов, который должен состояться в Cеверной столице в середине июля (в просторечии — контрсаммит), — позвонили по домофону двое мужчин. Они представились сотрудниками угрозыска из Смоленской области, прикомандированными к 38-му отделу милиции Адмиралтейского района Петербурга для усиления правопорядка на период подготовки к саммиту G-8. В руках у пришедших был некий список с фамилиями и адресами ряда жителей Адмиралтейского района. Как они объяснили, им дано было указание обходить означенных граждан и приглашать их на «профилактическую беседу» в уголовный розыск. — Всего в реестре числилось, на глаз, порядка 20 фигурантов, — рассказывает г-н Козлов. — Я успел прочесть фамилию своей жены Ольги Кучерявых (ее на тот момент не было дома), а также руководителя питерского молодежного «ЯБЛОКА» Александра Шуршева. Против каждой фамилии была указана партийная принадлежность. Список, как я запомнил, являлся приложением № 3 приказа № 335 РУВД Адмиралтейского района от 30.05.2006. Суть приказа и мотивировку приглашения стражи порядка растолковывать отказались и никаких телефонов для справок не дали. Вечером после работы г-н Козлов заехал в отдел милиции на набережной Обводного канала и побеседовал с майором, замначальника угрозыска. — Тот сказал, что действует на основе закрытого приказа ГУВД, — продолжает Евгений Козлов, — ознакомиться с которым не представляется возможным, поскольку документ-де предназначен только для служебного пользования. Собеседник г-на Козлова достал специальную папку, где хранился перечень вопросов «социологического характера», которые надлежало задать «респонденту». Вот некоторые из них: «Состоите ли вы в политической организации, в какой именно? Есть ли у вас транспортное средство? Компьютер? Какие сайты посещаете? Знакомы ли вы с участниками экстремистских организаций?». — Каковы юридические основания для этого разговора? Ни я, ни мои товарищи не совершали никаких правонарушений. И вообще, с какой стати угрозыск занимается подобными вопросами? — поинтересовался Козлов. Внятных ответов не последовало: мол, поймите — нас заставляют это делать в связи с саммитом… Г-н Козлов удовлетворить любопытство стражей порядка отказался, мотивировав это тем, что ему непонятна правовая база данного мероприятия, и покинул здание отдела. Накануне аналогичные звонки с приглашением сразу в отдел угрозыска РУВД поступили жителям Московского района, активистам общероссийского движения «Альтернативы» (социальная, правозащитная и антифашистская деятельность) 39-летнему Игорю Готлибу и 78-летнему (!) Иосифу Абрамсону. Иосифу Гершевичу, доктору технических наук, читающему лекции на экономическом факультете СПбГУ, очное рандеву с оперативниками было назначено на 5 июня. Звонили «откуда надо» — и не раз — и жителю Калининского района, руководителю питерского Авангарда красной молодежи (АКМ) 35-летнему Максиму Малышеву. В минувший понедельник он был вызван на беседу к замначальника отдела по борьбе с терроризмом ГУ МВД РФ по Северо-Западному федеральному округу на улице Чайковского. Вопросы задавали стандартные: о принципах деятельности АКМ, кто возглавляет, где штаб? Все прошло, по словам Максима, более или менее спокойно. Милиционеры шутили: это еще цветочки, вот к середине июля мы вообще установим у вас в квартире пост, будем сидеть, пить чай, и до конца саммита вы на улицу не выйдете… А 1 июня ближе к вечеру в квартире Малышева на Пискаревском проспекте раздался звонок с приглашением прийти в местный опорный пункт милиции. Максима дома не было. — Через некоторое время, — рассказывает его мать, участница ДГИ, работающая пенсионерка Вера Сизова, — явились двое в штатском, представились: угрозыск. Выясняли все мои данные, начиная с биографических, партийную принадлежность, политические взгляды и прочее. Приглашали пройти с ними, чтобы сфотографировать меня и снять отпечатки пальцев; на вопрос зачем, отвечали: дескать, так положено. Я отказалась: с моей позиции, все это противозаконно. И пообещала заявить в прокуратуру и подать в суд. Сам Малышев вернулся с работы позже и пошел в милицию разбираться. Там ему задавали все те же вопросы: об участии в политической и общественной деятельности, что такое АКМ, какую печатную продукцию эта организация распространяет, и прочее, при этом ссылались на некую операцию ГУВД «Антиэкстремизм». Потом запечатлели Максима на фото и дактилоскопировали. В четверг же вечером милиция в лице сотрудника угрозыска 61-го отдела милиции Калининского района нагрянула на квартиру еще к одному лидеру ДГИ — Владимиру Соловейчику, который тоже живет на Пискаревском проспекте. Самое любопытное, что в списке «бунтовщиков и смутьянов», который фигурировал на сей раз, значился не только сам Владимир, но и его мать, бывший врач больницы святого Георгия, 67-летняя Анна Шашокина, которая вообще политикой не интересуется и к тому же по состоянию здоровья несколько лет практически не выходит из дома. Тем не менее «заговорщицу» опросили по полной программе: проверили паспорт, долго выясняли, членом каких партий она состоит или состояла, и т. д. После упомянутого визита Анне Ивановне стало плохо: спазм сосудов головного мозга и сердечный приступ. А больше всех повезло главе Конфедерации рабочих профсоюзов Михаилу Дружининскому, проживающему в Василеостровском районе: за последние дни стражи порядка наведывались к нему аж трижды — но ни разу не застали… В информационном отделе ГУВД по Петербургу и Ленинградской области, куда «Новая» обратилась за комментарием, ответили следующее: «Если бы подобная кампания велась, если бы действительно вызывали представителей общественных организаций по всему городу — это обязательно проходило бы через нас. А мы такой информацией не располагаем». Разговор состоялся в минувшую пятницу, ближе к вечеру, и буквально в это же время стало известно еще об одном инциденте: рабочему из Невского района, 45-летнему Александру Смирнову — беспартийному (впрочем, активно посещающему санкционированные митинги протеста), в этот день тоже звонили. И настойчиво приглашали — в угрозыск районного УВД. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации