Удаленное руководство. Развал империи Могилевича. Могилевич

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Мечта Владимира Некрасова — выйти на свободу и спасти «АрбатПрестиж» от развала. Фото: Василий Шапошников/Коммерсант

«Владимир Некрасов, четвертый месяц томящийся в «Матросской Тишине», больше не гендиректор «АрбатПрестижа»: в прошлую пятницу, как выяснили «Ведомости», на эту должность назначен выходец из ЮКОСа Роман Хоменко. Задача перед ним, мягко говоря, непростая. Из почти сотни магазинов сети за несколько месяцев осталось меньше половины. Развал виден невооруженным глазом. В «АрбатПрестиже» возле метро «Алексеевская» щиты отгораживают половину торгового зала: известные бренды один за другим уходят, гигантские площади просто нечем занять.

В магазине в Тверском пассаже ассортимент сократился до неприличия. Безлюдье, полное отсутствие рекламной активности, полки, заставленные одинаковыми коробками, унылые безынициативные продавцы. А облигации «АрбатПрестижа» в последние дни ведут себя как ГКО перед дефолтом. В начале месяца они перешагнули рубеж 500% годовых, а в прошлую пятницу доходность составила фантастические 5213%. Скорее всего, появилась инсайдерская информация, что расчетов по облигациям ждать не стоит, считает замначальника отдела торговых операций ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Игорь Пикаев.

«Он потерял десятки областей или ненадежных, или разоренных. И сверх того потерял свой престиж.» Морис Дрюон, «Когда король губит Францию»

Хоменко не антикризисный менеджер. В ЮКОСе он занимался сбытом в регионах и реорганизацией сети автозаправок. На свои новые задачи он, однако, смотрит с оптимизмом: «Если все будет по правилам бизнеса, без неожиданных входящих со стороны обстоятельств непреодолимой силы, компания выводится из кризиса. У нее достаточно крупные активы и существенные продажи».

Но вот в чем вопрос. Арест руководителя и собственника не ведет автоматически к краху всей компании. Гендиректор крупнейшего лекарственного дистрибутора «Протек» Виталий Смердов провел за решеткой почти год, но на самом «Протеке» это почти не сказалось. Даже котировки ЮКОСа в первые месяцы слабо реагировали на арест его владельца. Какой же секрет унес с собой в «Матросскую Тишину» Владимир Некрасов, что без него компания как будто разучилась работать?

ГАРАНТ ПОД АРЕСТОМ

23 января этого года Некрасова вместе с давно находившимся в международном розыске Семеном Могилевичем (он же Семен Шнайдер) арестовали по подозрению в неуплате налогов на 50 млн руб. При чем здесь Могилевич? Официально «АрбатПрестиж» принадлежит Некрасову, но следствие предполагает, что именно Могилевич является истинным владельцем сети.

50 млн — сумма для «АрбатПрестижа» не запредельная: пытаясь добиться освобождения Некрасова под залог, адвокаты предлагали в 2,5 раза больше. Дело не в размере претензий, а в самом факте ареста. Как-то незаметно из сети исчезли известные бренды, посыпались судебные иски поставщиков, начали закрываться магазины. В I квартале 2008 г. продажи сократились на 22% — за несколько месяцев от преуспевающей компании остались одни руины. Некрасов, собравший в своих руках все рычаги управления, не смог повлиять на ход событий.

Розничная торговля работает на товарных кредитах, а Некрасов сам занимался вопросами кредитования и перекредитования, преимущественно у одних и тех же банков — «Уралсиба» и Сбербанка. По предоплате сеть работать не может: нет денег, а отсрочку по платежам предоставляют единицы.

Исполнявший до прошлой пятницы обязанности гендиректора «АрбатПрестижа» Алексей Швецов вроде бы пытался вывести компанию из кризиса. Проще говоря, искал, где бы занять денег.

«Мы выполним свои обязательства, сейчас как раз ведется поиск источника финансирования», — обещал Швецов. Но, судя по реакции рынка, мало кто верит, что «АрбатПрестиж» переживет трудные времена. В середине января облигации торговались с доходностью чуть больше 14%, но уже 25-го, после ареста, цена облигаций упала, а доходность соответственно подскочила — до 28%. К концу февраля она достигла 244%. Сейчас уже любая информация о сети воспринимается как сигнал для дальнейшего падения облигаций. Рекорд прошлой недели мог быть связан с тем, что компания закрыла последние магазины на Урале. Подумаешь, парой магазинов меньше — но для сети, которая и так в центре внимания, этого достаточно.

«Если у “АрбатПрестижа” не будет возможности исполнить обязательства по погашению, мы можем стать свидетелями применения на практике закона о банкротстве. Поскольку большая часть недвижимости компании находится в залоге, можно предположить, что коэффициент возврата при таком сценарии будет невысоким, — предлагает задуматься Максим Тишин из UFG Asset Management. — Достоверное положение дел в компании нам неизвестно. Долговая нагрузка “АрбатПрестижа” долгое время сохранялась на высоком уровне. Видимо, она была высокой и в момент задержания господина Некрасова».

По отчету «Арбат энд Ко» (оператор торговой сети) за IV квартал 2007 г., годовая выручка компании всего в 1,6 раза превышала ее обязательства ($300 млн). Плохое соотношение. Например, у крупнейшей российской сети «Л'Этуаль» выручка превышает долг в 3,6 раза. По большей части кредитов «АрбатПрестижа» время погашения наступает уже в этом году.

А тут еще поставщики, пытающиеся взыскать с сети долги. Иски на 41 млн и 13,1 млн руб. подала екатеринбургская «Калина», на 55,2 млн руб. — «Селектив XXI», на 5,7 млн руб. — «Артель Боско». «Это зависит от вменяемости контрагентов, — комментирует новый гендиректор. — При сумме долга от 500 000 руб. они имеют право обращаться в суд с банкротством — и в перспективе не получить ничего».

Общая сумма исков меж тем превышает 100 млн руб. Так, может, причины нынешнего развала «АрбатПрестижа» зародились еще до ареста его владельца?

ПОЛНЫЙ НАЗАД

Владимир Некрасов привык работать с высокой долговой нагрузкой. Еще в 2005 г. выручка компании в 1,4 раза превышала ее долги, а отношение долга к EBITDA составляло 7,6 (у «Л'Этуаль» — 1,03). Но Некрасов заявлял и осуществлял планы экспансии, и рынок прощал ему рискованную политику. В июне 2006 г. владелец «АрбатПрестижа» сумел разместить облигационный заем на довольно привлекательных условиях — 10,5% годовых. Деньги Владимиру Некрасову требовались для быстрого развития сети, и он действительно взял резкий старт: всего за год сеть выросла с 28 магазинов до 64.

Товарооборот «АрбатПрестижа» за 2006 г. достиг $346,2 млн — на 20% выше, чем еще в середине того года планировал сам Некрасов. Окрыленный, он пообещал открыть в 2007 г. еще 40 магазинов, выйти на рынки Украины и Казахстана. Это почти удалось: в прошлом году Некрасов начал развитие на Украине (сейчас у него там 30 магазинов), а количество российских точек к октябрю выросло до 98.

Дальше — больше: не так давно Некрасов пообещал в ближайшие годы довести число торговых точек до 300. Не беда, что по отчету за три квартала 2007 г. чистый убыток «АрбатПрестижа» составил 134,45 млн руб., — если бы сеть продолжала развиваться теми же темпами, рынок простил бы Некрасову и это. Но арест свел на нет планы, а вместе с ними и все предыдущие достижения.

По данным сайта «АрбатПрестижа», с января его российская сеть сократилась до 41 магазина, 31 из которых — наиболее старые точки в Москве и Московской области. В Петербурге выжило только два магазина из 29, в Казани — один из четырех.

Швецов объясняет закрытия низкой рентабельностью магазинов. Может, отчасти это и так. Взять ставки в районе Невского проспекта, где недавно закрылось три «АрбатПрестижа». По данным агентства Knight Frank St. Petersburg, уже в начале этого года стоимость квадратного метра доходила там до $4000, тогда как «АрбатПрестиж» как якорный арендатор привык платить не больше $500-600 с 1 м2 в год.

Выручка «АрбатПрестижа» тает все быстрее: в январе этого года она упала на 2,3%, в феврале — на 19,7%, в марте — на 35,7%. «Падение продолжается и сейчас», — говорит Хоменко. Число основных марок (тех, на которые приходится 2/3 продаж), по данным сайта «АрбатПрестижа», в первые три месяца этого года сократилось со 100 до 37.

В апреле-мае поставок в «АрбатПрестиж» не проводилось, сообщила Procter & Gamble. В московском офисе L'Oreal намекнули, что поставки все-таки ведутся, ведь «АрбатПрестиж» даже сейчас остается крупным продавцом. Вот только эта марка, в декабре прошлого года занимавшая в выручке сети второе место, к марту скатилась до 19-го, сократив продажи на 83,4%.

Ничего принципиально нового тут не придумаешь. «Управленческий инструментарий в нынешней ситуации довольно скудный, это реструктуризация задолженности, перекредитование, дисконтирование облигационных долгов, пересмотр договоров с поставщиками», — объясняет Хоменко.

УТЕШИТЕЛЬНЫЙ ПРИЗ

Пока старожилы прекращают отгрузки и пытаются взыскать старые долги, менее крупные бренды срочно занимают освободившееся место. Продажи Calvin Klein в «АрбатПрестиже» выросли по сравнению с прошлым мартом больше чем в 4 раза, до $779 000. Сильно прибавили до того почти незаметные на общем фоне Davidoff (+66,06%), Burberry (+54,6%), Versace (+34%), Paco Rabanne (+137,2%).

Есть оптимисты и среди инвесторов. Верит в «АрбатПрестиж» портфельный менеджер ПИФа «Максвелл Фонд облигаций» Георгий Ельцов. «У компании не такая плачевная ситуация, как кажется. Да и не было еще в нашей новейшей истории крупных дефолтов по облигациям, — рассуждает он. — Эмитенты стараются погасить публичный долг, поскольку он напрямую влияет на репутацию компании.

Другое дело — долги банкам, о невыполнении которых редко известно общественности». 1% своих активов (на 13 мая они составили 216 млн руб.) ПИФ вложил в бумаги «АрбатПрестижа» и избавляться от них не спешит, дожидаясь 20 июня. Находятся и другие любители рискнуть: если 5 мая по бумагам компании на ММВБ было всего 12 сделок, то 14-го — уже 150, а их общая сумма выросла на порядок.

И все-таки главная проблема «АрбатПрестижа» — в том, что 20 июня, день выплат по облигациям, Некрасов проведет все еще за решеткой: по странному совпадению арест ему продлен до 23 июня. «Никакого кошмара я не вижу», — говорит Хоменко. Однако никто не может объяснить, почему искать деньги без главного гаранта по кредитам ему будет легче, чем Швецову."