Узбекская вендетта Усманова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

© "Б-Ф.Рy", 15.03.2005, Фото: "Коммерсант" Узбекская "вендетта" Усманова
Валерий Калугин
Converted 18412.jpg

Алишер Усманов
Покупка Михайловского ГОКа Алишером Усмановым и его приятелем Василием Анисимовым обернулась арестом банкира, который выдал гарантию оффшору Colchecter Group Trading Corp., пытавшемуся оспорить сделку. Складывается впечатление, что даже получив в собственность монополию на поставки концентрата железной руды, Анисимов и Усманов не успокоятся, пока не отомстят мнимым обидчикам и не напугают возможных противников.

27 декабря 2004 года председатель правления банка «Универсальный банк сбережений» Игорь Жлобицкий вряд ли предполагал, встретившись с неким Сорокиным, что встреча эта может привести его в тюрьму.

В этот день господин Сорокин и «Универсальный банк сбережений» в лице господина Жлобицкого договорились о заключении сделки. Банк дал гарантию того, что компания Colchecter Group Trading Corp., которую представлял Сорокин, в случае необходимости оплатит компании «Терра-софт» 3 миллиона рублей убытков, если они возникнут в ходе судебного разбирательства между ними.

Откуда было знать господину Жлобицкому, что Сорокин вовсе никакой не Сорокин, а как укажет потом следствие – «неустановленное лицо», и что он является ключевым персонажем аферы придуманной для срыва сделки по покупке 97% акций Михайловского ГОКа.

А дело было так – получив гарантии от «Универсального банка» (все документы были подписаны 28 декабря), неизвестный Сорокин подал на то самое ООО «Терра-софт» в суд и потребовал ни много, ни мало – отдать ему 96% акций ОАО «Михайловский ГОК», которые он якобы у этой компании купил. А пока суд да дело, Сорокин получил в суде постановление об аресте этих самых акций, находящихся в депозитарии банка «ИНГ Евразия» и в начале января 2005 года его исполнил.

Итогом этих манипуляций господина Сорокина стала задержка в завершении сделки по покупке этих самых акций господами Усмановым и Анисимовым у их настоящего владельца – Бориса Иванишвили. Сумма их сделки, в отличие от манипуляций Colchecter Group и «Терра-софт» составляла около 2 миллиардов долларов. Защитились господа Усманов и Анисимов довольно быстро – «ИНГ Евразия» в считанные дни оспорил в Ростовском суде и отменил постановление об аресте акций и вскоре завершил сделку к обоюдному согласию всех сторон.

Казалось бы – тут и сказке конец. Но нет, господа Усманов и Анисимов не стали почивать на лаврах. Они подали заявление в Московскую прокуратуру – потребовали возбудить уголовное дело по факту якобы имевшего место «покушения на хищение» пакета акций Михайловского ГОКа. Прокуратура пошла дальше – она возбудила дело по факту «мошенничества в особо крупном размере» -- тяжкого преступления. Тот факт, что получение судебных решений мошенничеством не является, прокуратуру не смутил. 

Судя по всему, не стесняться в средствах прокуроров попросил близкий друг Усманова – главный федеральный инспектор по Москве Игорь Ашеналиевич Абылгазиев. Он же, говорят, лично устроил приставам, исполнявшим решение Ростовского суда публичную выволочку в лучших традициях среднеазиатских республик.

Следствие, естественно, пошло по наиболее простому пути и, не найдя никакого Сорокина или еще кого-нибудь из Colchecter или «Терра-софт» (руководитель первого Роджер Карпентер ничего не подписывал, а подписи руководства «Терра-софт» были грубо подделаны), принялось за «Универсальный банк сбережений» и его руководство, то есть за господина Жлобицкого. 

Сам банк тоже не дремал и, узнав о том, что представлявшийся Сорокиным господин – мошенник, подало в московский арбитраж иск, с требованием отменить гарантию. Более того, банкиры не раз встречались со следователями и предоставляли им необходимые документы, а следователи в свою очередь обещали свою помощь в рассмотрении дела в арбитраже. 

Но 2 марта все почему-то изменилось – бригаду возглавили следователи Карпов и Голышев, а в соседнем с их кабинетом помещении появились сотрудники ФСБ, которые почему-то записывали допрос, на который Жлобицкий явился по повестке и давали следователям указания, как и что спрашивать. Все разъяснилось быстро – 3 марта Жлобицкий был привлечен к ответственности, как подозреваемый, арестован судьей Сташиной и препровожден в СИЗО.

Привлечение в качестве обвиняемого и арест были произведены на том основании, что он якобы общался с организаторами мнимого «мошенничества» и собирался сбежать за рубеж. Господин Жлобицкий в тюрьме уже почти две недели, его загранпаспорт девственно чист, а мнимые организаторы, с которыми он якобы общался по мобильному телефону – на свободе.

Так в чем же причина мытарств банкира Жлобицкого? Видимо, Алишеру Усманову, кстати, некогда судимому в Узбекистане за изнасилование и вымогательство (Впрочем, его дело было пересмотрено уже в наше время Верховным судом Узбекистана, и Усманов был реабилитирован. Как явствует из решения суда, "уголовное дело в отношении него было сфабриковано"), очень хочется, чтобы кто-нибудь сел за то, что случилось в январе этого года. За те нервные припадки, которые ему пришлось пережить, пока акции находились под арестом, а главный кредитор сделки – Внешторгбанк требовал его снять и грозился отозвать миллиардный кредит. 

Складывается впечатление, что Усманову и его партнеру Анисимову хочется напугать всех, кому не нравится сделка по покупке Михайловского ГОКа. А не нравится она всем, кто занимается в России производством стали, потому что делает этих двух господ монополистами в поставках сырья. И чтобы достичь этих целей господа Усманов и Анисимов «работают» подобно тому, как они могли бы делать это в Узбекистане – с помощью друзей вроде Абылгазиева сажать в тюрьму тех, кого могут поймать и надеяться «выбить» из них признательные показания, чтобы потом публично «линчевать» всем на обозрение: вот, смотрите, что бывает с теми, кто смеет нам мешать.

Такие методы, возможно, и подходят для "банды басмачей в узбекской пустыне", но вряд ли имеют отношение к законности и правопорядку, о которых Усманов с Анисимовым так любят заявлять.